Ещё раз о проблемах малого бизнеса в Смоленске
Экономика

Ещё раз о проблемах малого бизнеса в Смоленске

26 июня 2012 года в 10:49
2736

Мелкий бизнес «не тянет» налоги и аренду. Где отремонтировать зонт, вшить поломавшийся в сумке замок и сделать многие другие мелкие штучки? Раньше почти в каждом микрорайоне, как говорится, в шаговой доступности от места жительства можно было найти подобную мастерскую. Теперь найти можно с трудом. Почему?

Дядя Миша пост сдал

Знаю точно, что в одном из зданий на перекрёстке проспекта Гагарина и улицы Николаева в подвальчике сидел мужчина, ремонтировал зонты, точил ножи, ножницы. Обошла весь двор, расспрашивала всех, кто мог хоть что-нибудь знать об этой маленькой мастерской, и наконец получила ответ, что мастерская давно закрыта, а дядя Миша живёт вот в этом доме на третьем этаже, он берётся за мелкий ремонт. Звоню в указанную квартиру. Открывает сам мастер, ему под 70, но крепкий, улыбчивый, разговорчивый мужчина.

– Действительно, – подтверждает он, – мастерская была, но не смог я платить за аренду, на мелочёвке ведь много не заработаешь. Потом стал работать на дому как бы нелегально – нашлись соседи, которых не устраивало, что ко мне домой ходят люди с заказами, стали жаловаться на меня, и я бросил этим заниматься. Зарабатывал сотни, а хлопот – на тысячи. Говорят, что малому и среднему бизнесу оказывают поддержку, но я-то занимался совсем маленьким бизнесом, поддержки не было. Выживают мастера, которые, как говорится, на все руки – обувь ремонтируют, кожгалантерею, зонты и прочее, но их становится всё меньше.

После разговора с дядей Мишей я продолжила поиски маленьких мастерских. В Доме быта «Гамаюн» нашла две мастерские по ремонту одежды, где вшивали испортившиеся молнии в джинсы, брюки. В той, которая на первом этаже, за эту услугу берут 180 рублей, а на третьем – 120. Разница большая, поинтересовалась: почему? В той, где берут больше, мой вопрос проигнорировали, а в той, где меньше, ответили: «Чтобы покупателей не отпугнуть ценой, берём меньше, расходы покрываем, ремонтируя другую одежду. Потребитель считает, что дорого берём за вшитые замки, но он же не считает наши затраты по аренде, электричеству, налогам». Но вдаваться в конкретные детали – во сколько обходится аренда и т.д. – отказались.

Никто не поддерживает

На Краснинском рынке в крошечном павильоне я нашла мастера Николая Николаевича, который пошёл на контакт и высказал свою точку зрения на то, почему от выполнения мелких бытовых услуг отказываются мастера. Николаю Николаевичу чуть за тридцать, раньше он работал на хозяина, но захотелось самостоятельности, и год назад стал индивидуальным предпринимателем, открыл на рынке мастерскую под громким названием «Лидер». Он может всё: ремонтирует обувь, кожгалантерею, ставит бегунки на замки, изготавливает ключи. Мастер­ская настолько мала, что вдвоём не развернуться.

– Я всё время слышу о поддержке малого и среднего бизнеса, – говорит Николай Николаевич, – но на самом деле меня никто не поддерживал, может, оттого, что у меня он совсем маленький.

Наш разговор прервался, потому что пришёл клиент: женщина спрашивает, можно ли вшить замок в сумку. Николай Николаевич отказывает и посылает в «Гамаюн», предварительно сказав, что там это стоит 400 рублей. Женщина начинает возмущаться ценой, уходит. А мастер объясняет: «Видите, какая реакция. Сумку сейчас можно купить и за 500 рублей, а замок вшить – 400». Даже бедные лучше сумку купят новую за 500 рублей, чем платить за замок 400. И я устал выслушивать возмущения клиентов, что дорого беру, и отказался от вшивания замков. Бегунки ставлю за 50 рублей. Зонты тоже перестал ремонтировать, наладить одну спицу стоит 90 рублей, а зонт китайского производства можно купить за 250 рублей. Народ вообще всем ценам возмущается: набойки 200 рублей – дорого! Но заказы делают: если обувь хорошая, то смысл есть. Кому я объясню, что покупаю качественный материал, чтобы клиент не пришёл с претензией, что набойка сносилась за неделю?»

Затраты на маленький бизнес Николая Николаевича большие. Вот что он рассказал:

– 20 тысяч рублей в год – это всё-всё в Пенсионный фонд, а также в фонды социального и медицинского страхования. Кроме того, я на «вменёнке» и плачу 800 рублей в квартал. Десять тысяч рублей в месяц мне обходится аренда этого маленького помещения. На зарплату больше 10-12 тысяч не приходится. И ещё я должен изловчиться, чтобы приобрести расходные материалы.

Узнав о таких затратах, начинаешь догадываться, почему маленькие услуги просто вымываются с рынка услуг. Невыгодно их оказывать. Хозяин мастерской с зарплатой в 10-12 тысяч рублей – это нонсенс.

Хорошие расценки

Это я рассказала об одних маленьких услугах, но есть другие, тоже небольшие, но нужные людям, востребованные особенно пожилыми людьми, которые живут одни. Какие? Помыть окна, убрать в квартире, прочистить засорившуюся трубу, убрать могилки на кладбище. И такие услуги фирмы в Смоленске оказывают. Звоню в одну и узнаю о расценках. Вызвать сантехника, чтобы прочистить засорившуюся трубу, если на кухне в раковине вода не стекает, стоит от 1000 до 1200 рублей, в зависимости от степени засорённости. Мытьё одного окна – 500 рублей, уборка квартиры (помыть полы, пропылесосить, вытереть пыль) – полторы тысячи рублей, но если квартира очень запущена, то цена может подняться вдвое. Убрать могилки на кладбище – от одной до шести тысяч рублей, тут такса тоже зависит от запущенности кладбищенского уголка. Высокие цены! Неподъёмные для многих пенсионеров и одиноких людей, но услуги востребованы. Человек вынужден платить, потому что сам сделать этого не может. А если посмотреть с другой стороны? Привести в порядок окна (да ещё на верхних этажах) – работа не из лёгких, и за 200 рублей её никто не возьмётся делать. И разговор нужно вести о том, что пенсии в нашей стране мизерные, поэтому пожилым людям достойная жизнь не по карману...

– А сантехника для прочистки трубы за тысячу рублей вызывают?

– Эта услуга пользуется спросом, – ответили мне в фирме.

– А что делать? Я заплатила тысячу, потому что из ЖЭУ не могла дождаться сантехника, – рассказывает Тамара Дмитриевна Покровская. – В ЖЭУ эта услуга стоит 170 рублей, но дважды сантехник не приходил в назначенное время, а мне надо было каждый раз отпрашиваться с работы. Вот я и вызвала сантехника за тысячу рублей, он пришёл в удобное для меня время и за пять минут прочистил трубу.
Если бы наши ЖЭУ работали лучше, то людям не пришлось бы переплачивать за услугу в пять с лишним раз. Могла бы дирекция кладбищ организовать уборку могил, уверена: расценки были бы ниже. Но, увы, людям приходится переплачивать от безысходности.

Комментарий юриста

– Мелкие нужные людям услуги вымываются, всё меньше маленьких мастерских по ремонту мелочёвки, – говорит председатель Смоленской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Моя квартира», юрист Лев Остапов. – Высокие налоги, большая арендная плата приводят к нерентабельности. Маленькие сервисные услуги должны поддерживаться государством не на словах – надо бесплатно выделять помещения для работы мастеров. Но этого никогда не будет. Тогда такую работу должен взять на себя большой торговый бизнес, большим супермаркетам вполне по силам бесплатно выделять небольшие помещения под мастерские, где ремонтируют разные мелочи. Это и будет проявлением заботы о своих покупателях. Человек пришёл за продуктами и может здесь же починить зонт, наточить нож, отремонтировать обувь. Это только авторитета придаст торговым предприятиям. А что касается фирм, у которых высокие расценки на востребованные услуги, как, например, уборка могилок на кладбищах, то фирм таких пока мало, нет конкуренции на этом рынке, вот и взвинчивают цены, понимая, что бабушка не сможет сама убрать, она заплатит любые деньги, но святой долг исполнит. Надо контролировать расценки в таких фирмах, а муниципалитетам поддерживать малый бизнес бытовых услуг.

Как изменилась экономика Смоленска за год
В Смоленске появится центр содействия международной интеграции

Rambler's Top100