Культура

Мир, освещённый талантом

29 июля 2011 года в 16:48
1729

Эта книга не могла не появиться. Дитя, рождённое во взаимной любви к миру, людям, природе, должно быть отпущено на свободу из светлой горницы Раисы Ипатовой. Томик прозы займёт заслуженное место рядом с её поэтическим «Избранным». Как два близнеца - настолько единых, настолько и разных, непохожих, самодостаточных. Страницы книги объяснят читателю, почему сравнение с близнецами так и просится в строку.
Проза Раисы Ипатовой автобиографична скорее не как самопознание, а как познание мира. Неотделима от контекста эпохи, судьбы Отечества и столь любимого ею Смоленска. Это взаимопроникновение ближних и дальних кругов человеческого общения, где есть место и прочным непрерываемым связям, и мимолётному взгляду, и недолгому разговору со случайным собеседником.
Всегда при встречах с Раисой Ипатовой – то частых, то с долгими перерывами (а знакомы мы лет сорок) – меня не покидает ощущение некоей предопределённости её судьбы. И не только творческой. Сама Раиса Александровна вряд ли с этим согласится, как всякая крупная личность, создавшая в себе храм, открытый для каждой созвучной души. И это внутреннее зодчество продолжается по сей день.
Но чем, как не предопределённостью, можно объяснить крутые повороты трудовой биографии Раисы Ипатовой, очевидно, влияющей на биографию духовную, когда речь идёт о поэте (истинный стихотворец не перестаёт оставаться им, даже окунувшись в прозу)? При врождённой верности Раисы Александровны («невозможность предать» - прочитаем мы в жемчужных «Бусинках»), ей приходилось не по своей воле изменять любимым профессиям. Программист с двадцатипятилетним стажем становится главным редактором областного телевидения, да при этом ещё действующим журналистом, открывающим зрителям потаённые уголки Смоленщины. Переломное время в стране метаморфозировало многих, но чаще по стандартному сценарию: интеллектуалы уходили в бизнес или торговать на рынок. Ипатовой стандартный сценарий не способна навязать даже эпоха. После шестидесяти двух стать помощником депутата – и снова окунуться с головой в незнакомую работу. Почему? Ответы будем искать в её прозе.
Год выхода этой книги для Раисы Александровны юбилейный. В данном случае круглые (и прекрасные!) даты – не только счёт прожитых лет. Это тридцатилетие окончания Литинститута, двадцатилетие приёма в члены Союза российских писателей, дни рождения стихов и их публикаций. Это и события, связанные с профессией. Внимательный читатель сам обнаружит в книге эти даты. Своего возраста (15 июля исполнилось шестьдесят пять!) она не только не скрывает, а даже слегка бравирует им. Оттого и не закрашивает никогда роскошную седину. Зато как идёт ей эта седина, когда она лихо закручивает теннисный мяч! Когда мчится на велосипеде! Когда делает виражи на лыжах в зимней Реадовке! И когда читает стихи...
А теперь и прозу. Мне посчастливилось много раз на творческих вечерах слышать произведения Раисы Александровны в её исполнении. Неповторимая, точная, честная интонация, берущая публику в поэтический плен с первых строф. Это - если стихи. А когда Р. Ипатова стала читать прозу – создавалась реальность разговора. Ощущение авторского монолога исчезало. Чуткий читатель уловит эту интонацию и на книжных страницах.
Впервые полистав машинописный вариант, я в шутку сказала Раисе Александровне, что книга напоминает мне коллективный сборник, в котором сошлись не меньше десятка авторов. Ну разве мог один человек написать пронзительный до слёз цикл «Пятнашки» и жёстко-ироничные «Зазубрины»! Предельно сконцентрированная философия «Бусинок» и «Разве» – и почти публицистический «Наш округ», простые, как краюха хлеба, живые голоса «Попутчиков» – и смешные, даже эстетствующие «Лимрики»... Мог! Если это Раиса Ипатова!
Сложная архитектура «Пятнашек» напоминает дружную, счастливую коммунальную квартиру из мифологии советских времён. Где все соседи вместе отмечают праздник, вместе плачут, когда беда, и приходят на помощь в любое время суток. И почти забываешь, что вся эта многоликость и многоголосие носит одно имя – Раиса Ипатова.
Откроем эту книгу и войдём в такой знакомый и понятный мир, освещённый таинственным и ярким светом таланта.

Алые погоны
В Починке снимают «Прощание славянки»

Rambler's Top100