Фермер, рук не опускающий
Общество

Фермер, рук не опускающий

21 декабря 2019 года в 12:00
788

О жизни на селе рассказывает глава фермерского хозяйства из Маньково Юрий Шевченко.

Когда в 1995 году Юрий ШЕВЧЕНКО перебрался вместе с семьёй с Украины в деревню Маньково Краснинского района к родителям жены, он изначально собирался именно фермерствовать, заниматься сельским хозяйством. Тем более, что труд этот ему был знаком с детства.

– Кем я был на Украине? – переспрашивает Юрий Шевченко и смеётся: – Так же – колхозником.

Родители жены в конце восьмидесятых, ещё во время существования Советского Союза, создали один из первых в Смоленской области сельскохозяйственных кооперативов (тогда так назывались фермерские хозяйства). Вот к ним-то на подмогу и прибыл Юрий Шевченко со своим семейством.

Действительность прошлая и современная

Но российская действительность середины девяностых годов отнюдь не улыбалась смоленским фермерам и не одаривала справедливым вознаграждением за нелёгкий сельскохозяйственный труд.

– Приходилось отдавать продукцию за бесценок, – вспоминает те времена Юрий Шевченко. – Представьте, мы сдаем на молокозавод 100 литров молока, а на полученные деньги не можем купить даже ведро солярки, чтобы технику заправить. Году в 97-м вырастили гектаров восемь капусты, гектаров 15 картофеля. Но наша продукция оказалась никому не нужна. Толком реализовать её не смогли. У нас тогда оставалось пять коров и десять или двенадцать свиней. Вот и решили заканчивать с сельским хозяйством…

Чтобы на что-то жить, Юрий Шевченко начал заниматься заготовкой леса. Со временем, как немного «подраскрутился» в этом бизнесе, стал брать муниципальные контракты от района.

– Но смотрю кругом, – рассказывает Юрий Шевченко, – леса становится всё меньше и меньше…

Вот так снова пришла мысль потихонечку развивать своё фермерское хозяйство, диверсифицировать, так сказать, бизнес.

– Начал с того, что брал маленьких телят, так называемых «молочников». Три штуки куплю, через три месяца ещё три куплю… Примерно за четыре года у меня уже стадо составляет порядка 70 голов и даже появились собственные телята. Есть сотня поросят, – не без гордости сообщает о своих успехах глава фермерского хозяйства.

Сейчас за фермерским хозяйством Юрия Шевченко числится порядка 520 гектаров земли, половина из которых обрабатывается.

– Если по весне удастся, я ещё обработаю 100 гектаров, и это уже будет 350, – делится планами фермер.

Хозяйство у Юрия Шевченко преимущественно мясомолочное. Но, по словам Юрия Анатольевича, как и в середине 90-х, молоко по-прежнему некуда сдавать по нормальной, соответствующей затратам на производство, цене.

– Правда, у меня его ещё не так уж и много: дойное стадо всего пока 20 голов. Вот и торгую в основном среди частников. Как у нас говорят, «на банку». Покупают у меня по 25 рублей за литр, а на переработку я могу сдать максимум по 19 рублей, – уточняет Юрий Шевченко.

Сами местные жители не просто из-за любви к молочной кухне покупают продукцию маньковского фермера.

– Они моё молоко в деревне сепарируют, а потом на рынках Смоленска продают творог, сметану и тому подобное, – усмехается Юрий Шевченко. – Мне-то заниматься пока этим некогда, а они покупают у меня молоко и делают…

Так что своё молоко фермер Шевченко реализует пока, что называется, на месте. Но такое «натуральное» хозяйство можно вести при небольших объёмах, а когда молока станет значительно больше…

– Недавно проходила информация, что в регионе намерены возродить молочный комбинат «Роса». Дай-то Бог. Я бы был только «за». Такое мощное предприятие смогло бы серьёзно повлиять на проблему сбыта молока, – делится своим видением ситуации в молочном производстве Юрий Шевченко.

Действительно, глава региона Алексей Островский в конце октября в ходе встречи с руководителями молочного комбината «Роса» обсудил ход реализации инвестиционного проекта по восстановлению работы предприятия.

На той встрече губернатор отметил, что с запуском комбината «Роса» должен быть создан полный производственный цикл. Молоко, по словам Алексея Островского, должно оставаться в регионе, поставляться на переработку на наши предприятия, затем – продаваться на прилавках смоленских магазинов…

Если этот план будет реализован, то, по мнению Юрия Шевченко, смоленским фермерам, да и другим сельхозпроизводителям, которые занимаются молочным животноводством, станет жить значительно легче.

Проблема кадров и маньковские метростроевцы

Но если проблемы экономического плана как-то в последние годы решаются, и уже далеко не так бесперспективно быть фермером на Смоленщине, как это казалось ещё лет 20-25 назад, то кадровый вопрос со временем становится всё более острым.

– Постоянно у меня работает одиннадцать человек, не считая меня и сына, – говорит Юрий Шевченко, – а если учитывать тех, кто временно трудоустроен, то человек двадцать пять.

В этом году по причине выхода на пенсию фермерское хозяйство покинули два человека. На очереди в следующем году – ещё трое.

– Тоже будут уходить. Придётся искать кого-то на их места, – уточняет Юрий Шевченко.

Заработки в фермерском хозяйстве по деревенским меркам, как говорят местные мужики, вполне приличные – «дети выросли, а нам хватает».

– Зарабатывают тысяч по 15 в месяц, а больше я платить не могу, – поясняет Юрий Шевченко. – Но для молодёжи этого мало, вот они все и подались в Москву…

Едут они работать в Москву вахтовым методом. Дней 15-20 там, потом столько же дома.

Тридцатилетний Сергей сам из Смоленска, но живет с семьёй в Маньково у матери жены, на заработки в столицу ездит уже лет девять или десять. Можно сказать, что за эти годы стал профессиональным метростроевцем.

Сергей временно работает в фермерском хозяйстве, а так действительно строит московское метро. Но это занятие даже с большой натяжкой не напоминает романтику художественного фильма «Добровольцы».

– Работать приходится с восьми часов утра до восьми часов вечера. Зарплата – порядка сорока тысяч за вахту. Да и то, если заплатят, – сетует маньковский метростроевец.

– И таких временных работников много у меня ходит, – рассказывает Юрий Шевченко. – Их на вахтах «кидают», они приезжают сюда – плачут: вместо сорока тысяч заплатили только десять. Приходят ко мне и подрабатывают – говорят, я хоть на обратную дорогу в Москву и на еду заработаю. Затем отправляются на следующую вахту. Там вроде всё прошло нормально, заработали. Вот так, те, кто в силе и в небольшом возрасте, и живут: от вахты до вахты…

А все остальные жители Маньково, люди, которым ещё на пенсию рано, а на вахту ехать возраст уже не позволяет, занимаются тем, к чему привыкли с ранней молодости: работают в сельском хозяйстве – либо у фермера Юрия Шевченко, либо у двух соседних фермеров, один из которых специализируется на выращивании зерна и картофеля, другой – на овощеводстве.

По словам Юрия Шевченко, он бы охотно трудоустроил у себя на постоянную работу ещё человек десять. Только таких нет.

Именно кадровая проблема в ближайшие годы может стать серьёзным сдерживающим фактором для развития сельского хозяйства региона. Так называемые «вахтовики» едут в столицу не за тем, чтобы поднять свой культурный уровень, посещая выставки, музеи, театры. Им там совсем не до этого, даже если бы очень хотелось… И занимаются они там отнюдь не высококвалифицированным трудом, которого нельзя найти на малой родине. По большому счёту все сводится к лопате – бери больше, кидай дальше. Едут они в Москву исключительно за «длинным» рублём. Но если бы на малой родине, в том же Маньково, можно было заработать рубль пусть «покороче», но с гарантией, не отрываться от семьи и иметь при этом человеческие условия труда, то, может, многие теперешние «вахтовики» и остались бы в Смоленской области работать…

…а продолжение будет

Может, это бесснежный декабрь, низкое пасмурное небо, серый унылый пейзаж с чахлой травкой и голыми черными деревьями на заднем плане, но от всего увиденного и услышанного охватывает какое-то странное чувство бесперспективности и бессмысленности…

– И каково быть фермером на Смоленщине?

– Пока не понял, – смеётся Юрий Шевченко. – Поживем – увидим. Тяжело, конечно, но мы руки не опускаем, не останавливаемся…

Работает и выживает фермерское хозяйство за счёт собственных сил. Зарежут поросёнка, продадут, на вырученные деньги купят солярку, которой всегда очень много нужно в процессе сельскохозяйственного производства. И каждый день Юрию Шевченко необходимо найти на ГСМ 20-30 тысяч рублей.

Чтобы как-то отвлечься от ежедневных, рутинных забот, Юрий Шевченко, что называется, «для души» завёл в своём фермерском хозяйстве коней.

– У меня жеребочек и лошадка. У них уже родилась девочка, – с отеческой заботой рассказывает Юрий Анатольевич. – Летом катались, а сейчас даже на камерах видеонаблюдения наблюдать за ними уже отдохновение.

Фермерское хозяйство Юрия Шевченко в перспективе имеет все шансы развиться в серьёзное предприятие, поскольку в процесс создания и развития уже вовлечено следующее поколение рода Шевченко.

– Мой сын живет здесь со своей семьёй, и тоже здесь трудится. Мы сейчас его семье дом деревянный потихоньку строим, уже вывели полтора этажа, – рассказывает Юрий Анатольевич.

Речь идет о Шевченко-среднем, поскольку уже есть и Шевченко-младший – это четырёхлетний внук Юрия Анатольевича. Так вот, Шевченко-средний закончил автотранспортный колледж в Смоленске, и сейчас в его обязанности входит контроль за всей техникой – сельскохозяйственной и автомобильной.

– Я наблюдаю за ним, – рассказывает Юрий Шевченко, – и по моим наблюдениям, он не собирается никуда уезжать. Нравится ему и работать, и жить здесь. Вот телёнок родился, они с женой первым делом берут внука, чтобы показать ему… Наснимают… А внук потом мне – «дедя, дедя, смотри!»… А я уже видел, но всё равно говорю – молодец…

Фото: Алексей ГУСИНСКИЙ

Алексей ГУСИНСКИЙ

В Смоленске открылась новогодняя выставка #СчастьЕсть
В Смоленске на 2 дня ограничат движение по улице Энгельса