Общество

Светлана Бирюкова: Права осуждённых хорошо защищены

1 февраля 2019 года в 12:04
362

Особое, пристальное внимание к местам лишения свободы, ко всему, что происходит с теми, кто там «сидит», и с теми, кто этих сидельцев охраняет, связано, по-видимому, с глубоко травмированной памятью народа, вековечный «оптимизм» которого выразился в поговорке: «от сумы да от тюрьмы не зарекайся». Именно это «не зарекайся», а не праздное любопытство, желание потешить пресыщенный избытком разнообразной информации мозг заставляет людей задаваться вопросом, а что же происходит на самом деле там, за колючей проволокой исправительных колоний или за толстенными стенами следственных изоляторов. В том числе, насколько всепоглощающая российская беда – коррупция – проникла в ряды тех, кто призван контролировать изоляцию людей, признанных судом преступниками, от общества.

– Как правило, если анализировать случаи, которые можно квалифицировать как коррупционные проявления, происходившие непосредственно в учреждениях областного управления ФСИН, то речь идет о неслужебных отношениях сотрудников и осуждённых, – рассказывает начальник инспекции по личному составу и противодействию коррупции полковник внутренней службы Светлана БИРЮКОВА.

Так, например, сотрудник, используя своё служебное положение, превышая предоставленные ему полномочия и выходя за рамки своих должностных функций, соглашается предоставить материалы, положительно характеризующие осужденного, на основании которых тому могут быть изменены условия содержания или может быть вообще условно-досрочное освобождение. И всё это делается за определенное вознаграждение.

Другой вариант неслужебных отношений – случи проноса осуждённым мобильных телефонов или наркотических веществ.

– Те уголовные дела, которые были мной изучены, все они связаны с неслужебными отношениями с осуждёнными или их родственниками, – уточняет Светлана Бирюкова.

Инспекция по противодействию коррупции

Светлана Борисовна Бирюкова в силу своей должности, как начальник инспекции по личному составу и противодействию коррупции, обязана заниматься вопросами контроля за сотрудниками регионального управления Федеральной службы исполнения наказаний.

– В работе инспекции два направления, – рассказывает Светлана Борисовна. – Первое – профилактика недостойного поведения со стороны сотрудников. И в случае, если такое поведение имело место, то на наше подразделение возлагается обязанность проведения служебных проверок. В том числе, мы проводим проверки по травмам, которые сотрудники получают, причем не только на работе. А второе направление – коррупционная составляющая. Это уже не просто профилактика травматизма, а работа конкретно с проявлениями коррупции.

Инспекция по личному составу и противодействию коррупции ведёт сотрудника с момента, когда он поступает на службу. Прежде, чем он будет принят на работу, ему предстоит ответить на вопросы, разработанные инспекцией. Инспекция занимается составлением методических материалов и памяток о запретах и ограничениях, связанных с исполнением должностных обязанностей сотрудниками службы исполнения наказаний. И уже когда сотрудник увольняется или выходит на пенсию, именно инспекция по личному составу и противодействию коррупции предупреждает его, что и после увольнения он тоже должен соблюдать некие ограничения.

– Ну и, разумеется, мы собираем сведения о доходах. У нас многие сотрудники, занимающие определённые должности, должны пройти через декларационную кампанию. Потом мы анализируем поданные сведения и проверяем, если выявляем какие-то неточности или недостоверную информацию, – рассказывает Светлана Бирюкова.

– И как часто приходится сталкиваться с недостоверными сведениями, внесёнными в декларации о доходах?

– Действительно, основные проверки у нас и связаны с подачей каких-то, может быть, недостоверных или неполных сведений в справках о доходах. Но не мы проводим такие проверки. Справки о доходах наших сотрудников проверяет ещё и прокуратура. При этом следует иметь в виду, что хотя неточности в декларациях о доходах и можно рассматривать как коррупционные нарушения, но большинство такого рода нарушений связано с тем, что до последнего времени сотрудники не уделяли серьёзного внимания этой обязанности. Например, указал когда-то в декларации неправильную дату открытия счёта, так это и тянется из года в год, из декларации в декларацию. Сотрудник уже понимает, что если сейчас исправит, это будет… Короче, ничего хорошего… А прокуратура сверила справку с фактическим состоянием и всё – может указать на это как на нарушение. Но серьёзных нарушений, когда вскрываются какие-то счета с суммами, превышающими реальные доходы, или имущество, которое явно сотруднику не по зарплате, – такого не было.

Жизнь под прицелом видеокамер

Наряду с коррупцией, есть ещё и такая форма получения неправедного дохода, как вымогательство. Когда только появились материалы о пытках в исправительных учреждениях системы исполнения наказаний, их изначально пытались объяснить нездоровой психикой и склонностью к садизму тех, кто выступал в роли пытающих. Однако потом появилась версия, что вовсе не садистские наклонности стали причиной проявления жестокости по отношению к осужденным, а банальное вымогательство: хочешь хорошо сидеть, чтобы тебя не трогали – плати. Если человек платить не хочет, из него деньги выбивают… Пытками…

Как отмечает начальник инспекции по личному составу и противодействию коррупции полковник внутренней службы Светлана Бирюкова, пытки не только в местах лишения свободы, но и вообще в правоохранительной системе недопустимы.

Что же касается мест лишения свободы, расположенных непосредственно на территории Смоленской области, то, по мнению Светланы Борисовны, пытки здесь в настоящее время вообще не имеют места и просто не смогли бы остаться незамеченными.

– Потому что за жизнью осуждённых ведется постоянное наблюдение, – поясняет Светлана Бирюкова. – Всё, что происходит в местах лишения свободы, в режиме реального времени выводится на многочисленные видеомониторы. У нас есть специальный видеоцентр, где эти мониторы установлены, и там круглосуточно несут службу, в том числе и сотрудники аппарата регионального управления. Там мы видим, как протекает жизнь осуждённых. Не то что какие-то пытки, а факты некорректного отношения по отношению к осуждённым – они не допускаются со стороны сотрудников и, во всяком случае, никак не могли бы остаться незамеченными.

При этом Светлана Бирюкова отметила, что анализ уголовных дел, когда имелись случаи неформальных отношений осуждённых и сотрудников, говорит о том, что не то что о пытках, а даже о словесных угрозах со стороны персонала мест лишения колоний не шла речь.

– Всё делалось по-другому, и в ряде случаев речь идет об уловках и инициативе самого осуждённого, – уточняет Светлана Борисовна.

Кстати, осуждённому или, во всяком случае, его родственникам никто не может воспрепятствовать сообщить о фактах насилия, пыток или вымогательства денег со стороны персонала колоний или следственных изоляторов. Непосредственно в областном управлении ФСИН есть телефон доверия, в открытом доступе размещены все телефоны и адреса уполномоченных, которые контролируют систему исполнения наказаний как от лица общества, так и от лица государства.

– Я бы сказала, что права осуждённых сейчас хорошо защищены – они постоянно встречаются и с представителями Уполномоченного по правам человека, и с членами Общественной наблюдательной комиссии, которые регулярно выезжают в места лишения свободы, их посещают и сотрудники прокуратуры. Проводятся личные приёмы, и никогда о фактах насилия я не слышала. Если применяется физическая сила, то по каждому такому факту проводится служебная проверка. И я не помню служебной проверки, которая признала бы необоснованность применения физической силы, – рассказывает Светлана Бирюкова.

Коррупция как норма жизни?

Что же касается самих причин, которые могут породить коррупцию, то Светлана Бирюкова весьма скептически относится к такого рода объяснениям, как, скажем, попадание в кредитную зависимость или какие-то другие обстоятельства, связанные с личным материальным неблагополучием, которое возникло у человека.

– Я достаточно давно работаю в системе «в погонах» и так понимаю, что всё зависит от человека. В одних и тех же условиях один берёт взятку, а другой остается честным и порядочным и не идёт на преступление, какое бы у него ни было материальное положение. Наверное, в отдельных случаях зацикленность на материальных ценностях, жадность, с которой он не может бороться, действительно затягивает постепенно человека… Причины могут быть, конечно, разные, но с моей точки зрения, именно личностные качества отдельного человека, отсутствие, может быть, каких-то моральных установок влияют на его действия и поступки.

Светлана Бирюкова вспоминает случай из своей преподавательской практики. До того, как прийти на службу в систему исполнения наказаний, она преподавала в юридическом институте в Гнёздове. Так вот ей запомнился такой случай, очень её удививший. Проходил семинар по теме обеспечения прав человека в правоохранительных органах и одна молоденькая девочка (видно, поступила сразу после школы) заявляет: а что тут такого – все берут взятки.

– И я думаю – ты ещё только начинаешь жить, ты пришла в правоохранительную систему и уже уверена в том, что это нормально. У неё уже такая установка. С одной стороны она ещё молодая совсем, а с другой стороны, до восемнадцати лет формируется человек, и потом не так просто исправлять то, что он считал нормальным в юности. И весьма вероятно, что такая установка когда-нибудь может и проявиться во вполне конкретном действии, – говорит начальник инспекции по личному составу и противодействию коррупции полковник внутренней службы регионального УФСИН Светлана Бирюкова.

При этом Светлана Борисовна выразила уверенность, что большинство сотрудников областного управления службы исполнения наказаний – вполне честные и порядочные люди.

Фото: пресс-служба регионального Управления ФСИН

Губернатор Алексей Островский распорядился создать офис врачей общей практики в Миловидово
В Смоленской области именем девочки, отдавшей свою жизнь ради спасения других, назвали школу

Другие новости по теме


Новости партнеров