Проблемная зона

Апокалипсис на улице Куйбышева. Уроки трагедии

11 января 2010 года в 15:54
В последние месяцы на нашу страну обрушилось множество бедствий – катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, подрыв quot;Невского экспрессаquot; и др. При всех их тяжёлых последствиях и невосполнимых потерях особо болезненное воздействие на наше общественное сознание оказал пожар в пермском ночном клубе quot;Хромая лошадьquot; на улице Куйбышева в ночь на 5 декабря в силу того, что его жертвами в основном стали молодые люди, едва успевшие вступить на самостоятельный жизненный путь и морально совершенно не подготовленные к неожиданно выпавшему на их долю страшному испытанию.

Самое удручающее в пермской катастрофе – порождаемое ею ощущение бессмысленности происшедшего. Почему из тысяч ночных клубов это случилось именно там? Почему в роковой вечер 4 декабря 2009 г. в этом злополучном месте оказались именно те, кто по тем или иным – возможно, случайным – обстоятельствам переступил порог обречённого увеселительного заведения?
И вообще, что можно понимать под quot;осмыслениемquot; подобных трагических событий? Выявление и наказание виновных – хозяев клуба, в погоне за прибылью пренебрегших элементарными мерами предосторожности; чиновников, выдавших за взятки подложные права на эксплуатацию технически непригодного помещения; пиротехника, нарушившего правила пожарной безопасности, и множества других ответственных лиц, чьё невнимание, халатность, равнодушие внесли свой прямой или косвенный вклад в совокупность факторов, сделавших возможной разразившуюся трагедию? Принятие экстренных мер, долженствующих предотвратить повторение подобных чрезвычайных происшествий в будущем?
Настоятельная необходимость скорейшего применения соответствующих практических quot;оргвыводовquot;, конечно, не вызывает ни малейшего сомнения. Но если ограничиться этим, не рискуем ли мы, как обычно, снять с самих себя, т.е. с гражданского общества, львиную долю ответственности за всё происходящее в стране, перевалив эту ответственность на плечи администрации, которая должна всё предусмотреть и всё ула¬дить, – quot;на то она и администрация, на то мы её и избиралиquot;?
Вряд ли представляется возможным при таком одностороннем подходе говорить об quot;осмысленииquot; случившегося в подлинном значении этого слова. Подобное quot;осмыслениеquot; слишком часто сводится к той или иной форме самоуспокоения по законам вероятности, ежегодно гибнет в различного рода несчастных случаях такой-то процент населения, так что кому-то, вытянувшему quot;несчастливый билетquot;, просто не повезло. С данной точки зрения каждому отдельному человеку остаётся лишь уповать на то, что персонально он и его близкие не попадут в очередной quot;чёрныйquot; статистический список. В конечном счёте данный способ рассуждения может привести человека к косвенному оправданию лично его не коснувшегося трагического события, что равносильно глубокому оскорблению памяти погибших и скорби их близких.

Действительная же сущность пермской (как и любой другой) катастрофы состоит в том, что в разразившемся кромешном ад¬ском пламени могли оказаться сыновья, внуки, ученики или просто знакомые соседские дети любого из нас. Это ставит всех без исключения современников перед следующей дилеммой. Если не просто выражать quot;сочувствиеquot;, а действительно quot;сострадатьquot; другому человеку в его несчастье, т.е. воспринимать это несчастье как случившееся с самим тобой, то прежнее quot;нормальноеquot; существование при живой памяти о сгоревших заживо в страшных мучениях юношах и девушках не представляется возможным. Отсюда одно из двух: либо защитная реакция забывания по прошествии времени нарушающего стабильность нашего внутреннего мира факта, либо преобразование самого внутреннего мира, его качественное переосмысление под воздействием неизгладимой памяти об этом quot;неприемлемомquot; (по прежним мировоззренческим нормативам) воспоминании.
Такое переосмысление возможно лишь при расширении прежних границ психического мира человека, т.е. при постановке его в новый, более широкий и многозначный контекст. Участившиеся катаклизмы имеют, как правило, видимые, широко обсуждаемые причины: природные (извержения вулканов, цунами, столкновения Земли с метеоритами), техногенные – непредумышленные (гибель quot;Титаникаquot;, Чернобыль, quot;парниковый эффектquot;) или вызванные сознательной злой волей человека (атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки). Однако с нарастающей остротой начинает осознаваться наличие менее очевидных, но не менее существенных глубинных факторов духовного порядка, о которых всё чаще слышатся предупреждения наиболее прозорливых наших современников (в первую очередь, святейшего Патриарха Кирилла). Эти прогнозы, перекликающиеся с библейскими образами Всемирного потопа, Вавилонской башни, Содома и Гоморры, пира Валтасара и мн. др., находят наглядное подтверждение в исторически засвидетельствованных фактах гибели ряда цивилизаций прошлого (вавилонской, критской, древнеримской), преступивших некоторый допустимый предел нравственного нигилизма, безудержного гедонизма и вседозволенности.

Следует отметить при этом одно обстоятельство, усугубляющее тревожную симптоматику духовного состояния современного общества сравнительно с прошлыми эпохами. Если тогда нравственный декаданс в основном охватывал лишь элитарные верхи общества, то нынешние его метастазы проникли в саму народную quot;толщуquot; в виде quot;массовой культурыquot;. Вседоступное телевидение распространяет в небывалом когда-либо прежде масштабе во всех социальных слоях и возрастных группах населения культ виртуальной лёгкой жизни путём возбуждения и потакания наиболее потаённым страстям человека, атавистически унаследованным от животного состояния. Изощрёнными техническими средствами создаётся иллюзорное представление о пребывании человека в quot;сом¬намбулическомquot; псевдомире, имеющем вид нескончаемой увеселительной quot;тусовкиquot;, полностью оторванной от реальной жизни с её заботами, обязанностями и ответственностью.
Нет такого порока, соблазна, нравственного искажения, подвергавшегося осуждению и хотя бы формальному запрету в предыдущие эпохи, который сегодня не имел бы открытого и массового тиражирования. Нескончаемая вереница образов полового разврата, изуверской жестокости, тёмных потусторонних сил (типа сатанинского праздника-маскарада quot;Хэллоуинquot;), подаваемых в предельно реалистическом виде посредством новейших достижений современной технологии, оказывает наиболее разлагающее воздействие на молодое сознание, не закалённое жизненным опытом и не успевшее выработать духовный иммунитет против соблазнов века сего.
Процесс размывания традиционных духовных ценностей, набиравший силу в западном мире на протяжении многих десятилетий, в послеперестроечной России обрёл взрывообразный вид с поистине катастрофическими последствиями для нравственного облика нашего подрастающего поколения. Медленно quot;тлеющаяquot; в очаге заболевания духовная инфекция приняла в нашей стране лавинообразный характер быстротекущей эпидемии. Поэтому Россия рискует оказаться тем наименее защищённым в этом отношении звеном в системе современной цивилизации, в котором может произойти духовный коллапс, который потянет за собой по принципу домино остальные её звенья.
Но, с другой стороны, та же Россия в силу именно того, что перерождение генетического кода её традиционного менталитета ещё не успело зайти достаточно далеко, может послужить тем полигоном, на котором будет выработано и пройдёт испытание духовное противоядие надвигающемуся постмодернистскому затмению. Таким образом, современная Россия находится на развилке своего исторического пути.

В наибольшей степени отвечающим подлинному смыслу пермской трагедии представляется понимание её в качестве такого част¬ного события, значимость которого выходит далеко за рамки quot;происшествия местного масштабаquot;, будучи конкретным симптомом духовного состояния всей современной цивилизации и грозящей ей участи.
Само название – quot;Хромая лошадьquot; – символически отображает духовную ущербность переживаемого нами времени. Однако сегодня это пророчество звучит ещё не окончательным приговором, а грозным предупреждением и одновременно призывом опомниться, пока не поздно.
Чтобы это предупреждение не осталось втуне, но послужило quot;сингулярнымquot; толчком к духовному обновлению, необходимо такое осмысление пермской и других аналогичных трагедий, которое претворилось бы в реальное переосмысление глубинных установок нашего духовного бытия и коренную перестройку существующего образа жизни. С данной точки зрения наиболее достойным ответом на пермский quot;холокостquot; было бы принятие конкретных, давно назревших мер по обузданию царящей в телевизионном эфире, как и во всей современной постмодернистской культуре, вакханалии.
Тогда появилось бы основание для надежды, что такое духовное quot;отрезвлениеquot; послужит удерживающим началом, которое сохранит Россию – а вместе с ней и всю современную цивилизацию – на краю большого апокалипсиса.
Труп в сугробе
ЖКХ в каникулы: разбор полётов

Другие новости по теме


Новости партнеров