Секрет потёмкинского чая
История

Секрет потёмкинского чая

2 ноября 2019 года в 15:18
281

Смоленские краеведы побывали в памятных местах Духовщинского района.

Очередной выездной практикум Школы профессионального гостеприимства, образованной областным Краеведческим обществом в рамках проекта «Гостеприимная Смоленщина», снова позвал в дорогу. На этот раз в Духовщинский район – на родину светлейшего князя Григория Потёмкина и на фестиваль «Потёмкинские забавы»…

Самый маленький город

От Смоленска до Духовщины путь недолгий. Однако краевед Игорь ШКУРЛОВ успевает подробно рассказать о районе и его основных достопримечательностях. Позже его информацию дополняют уже сотрудники местного краеведческого музея. И мы, вдохновлённые «преданьями старины глубокой», оказываемся эмоционально вовлечёнными в некий исторический экскурс.

– Духовщину нельзя назвать труднодоступной – всего 57 километров от Смоленска, – говорит Игорь Шкурлов. – Но, как оказалось, она довольно мало известна за пределами района. Это один из самых маленьких городов не только на Смоленщине, но и в России. Его население составляет всего лишь порядка четырёх тысяч человек.

Духовщинский район сегодня вообще трудно назвать густонаселённым. Здесь проживают всего около 15 тысяч жителей. Причём треть из них (больше 6,5 тысячи) – в самом крупном населённом пункте района, посёлке Озёрном, который даже по площади в два раза больше райцентра.

Интересно, что, по данным переписи 1897 года, в Духовщинском уезде в то время проживали 124 тысячи человек. Хотя сам город был невелик и тогда – всего 3 тысячи жителей.

– Когда-то здесь было много дворянских усадеб – край для этого был благодатным, – продолжает Игорь Шкурлов. – Однако строительство в большинстве было деревянным, так что ничего не сохранилось даже в виде останков. В своде культурного наследия усадьбы числятся, но в основном – как остатки ландшафтных парков.

Командиры ратников

Наша первая остановка на территории района – в деревне Третьяково, у памятного знака, посвящённого братьям Лебедевым. Они оба руководили народным ополчением во время войны 1812 года: отставной генерал-лейтенант Николай Лебедев – Смоленским, а подполковник Алексей Лебедев – Духовщинским.

В семье Лебедевых, чья усадьба была когда-то в этих местах, было десять детей, из которых семеро – мальчики. Правда, до взрослого возраста дожили только четверо, и все стали военными.

Самый известный из братьев – Николай. Он родился ориентировочно в 1750 году – разночтения в источниках пока не позволяют установить точную дату. На военную службу был записан в 1756 году – капралом в Рославльский драгунский эскадрон. Через два года получил чин сержанта и перевод в Санкт-Петербургский мушкетёрский полк. Правда, в строй смог прибыть только в 1765 году – уже в чине прапорщика, присвоенном ему двумя годами ранее.

Первым боевым опытом Николая Лебедева стала кампания против польских конфедератов в 1766–68 годах. Тяжёлое ранение в голову не стало поводом для отставки. После лечения Николай Петрович – снова в строю. На его счету две русско-турецких, кавказская и русско-персидская войны, туркестанские походы и Отечественная война 1812 года, в которой он принимал участие уже будучи в отставке.

– Одно время Николай Лебедев был начальником гарнизона и полка в Оренбурге, – рассказывает советник-эксперт областного департамента по культуре Надежда ДЕВЕРИЛИНА. – За защиту города от нападения киргиз-кайсарских орд получил от императора 5 тысяч рублей и золотую табакерку. И будучи не очень богатым человеком, он тем не менее все эти деньги направил на благотворительность: создание школы для солдатских детей, мастерской по ремонту оружия, поправку госпиталя и так далее.

Последнее место службы Лебедева – Иркутск, куда в 1802 году его переводят на должность военного и гражданского губернатора. Отсюда пятью годами позже он выходит в отставку и выезжает в своё имение на Смоленщине.

Интересный факт: когда Николай Петрович приезжал на побывку к родителям, то останавливался не в доме, а в вишнёвом саду, где разбивал палатку. Видимо, сказывалась многолетняя привычка к походной жизни.

Когда после вторжения наполеоновских войск в Россию император Александр I издаёт манифест о созыве внутреннего ополчения, Лебедев из своих крепостных формирует егерскую роту. Затем в качестве предводителя ратников Смоленской губернии участвует в Смоленском сражении, Бородинском бою и битве под Малоярославцем. Во время последней дают о себе знать многочисленные старые раны, и Николай Петрович оказывается в госпитале в Калуге, где и умирает в декабре 1812 года.

– Долгое время считалось, что Николай Лебедев похоронен в Лаврентьевском монастыре в Калужской области, – продолжает Надежда Деверилина. – Однако я нашла документы, подтверждающие, что Алексей Петрович, руководивший в то время духовщинскими ратниками, привёз тело брата на родину. И 31 декабря 1812 года его отпевали в храме в Третьяково. Здесь же он был и похоронен.

К сожалению, во время Великой Отечественной войны храм был полностью разрушен. И от захоронений Лебедевых ничего не осталось. Так что камень, установленный здесь в 2016 году, – пожалуй, единственное напоминание о семье, где два брата отличились, защищая родную землю от французов.

Месть за поражение

– Вообще, история Смоленщины изобилует военными действиями, – замечает Игорь Шкурлов. – Но духовщинские земли всегда оказывались как бы в стороне от основных событий. И война 1812 года в основном коснулась только территорий, прилегающих к Старой Смоленской дороге.

Пожалуй, самым большим сражением на территории уезда стало столкновение между казачьими отрядами атамана Платова и четвёртым итальянским корпусом под командованием вице-короля Италии Евгения Богарне. 28 октября 1812 года солдаты вице-короля пытались переправиться через реку Вопь, но были атакованы казаками. Чтобы не попасть в плен, итальянцы побросали награбленные обозы и практически всю собственную артиллерию. Впрочем, это помогло далеко не всем. Корпус потерял 2 тысячи убитыми, ещё 3,5 тысячи были взяты в плен. И это притом, что к началу сражения у итальянцев было около 10 тысяч человек, а у Платова – чуть больше 3 тысяч.

Переправившись через реку, казаки продолжили преследовать врага, убив ещё несколько сотен и захватив в плен около тысячи. Остатки корпуса вынуждены были отойти к Смоленску, но при этом отомстили за собственное поражение тем, что подожгли Духовщину. Деревянный город выгорел практически полностью.

– Хочу отметить, что каменное строительство в Духовщинском уезде было большой редкостью, – поясняет Игорь Шкурлов. – И в самом городе почти не было каменных зданий. В основном всё строилось из дерева – благо лесов вокруг было достаточно… Только в начале XX века в Духовщине было уже около тридцати каменных зданий, в числе которых больничный комплекс, библиотека, церковь, типография, семинария, реальное училище и купеческие усадьбы.

Геральдический дух

Следующая наша остановка – Духовщина, где, конечно, уже ничего не напоминает о пожаре 1812 года.

Первое упоминание о Духовщине относится к 1675 году. Хотя, по преданию, здесь ещё в конце XIII – начале XIV веков был основан женский монастырь, освящённый во имя Святого Духа. В XV–XVI веках вокруг монастыря селятся ремесленники и торговцы – так возникла Духовская слобода, а затем и село Духовщина. Кстати, по одной из версий, своим названием город обязан именно монастырю Святого Духа.

– Духовщина в течение длительного времени числилась дворцовым селом, – говорит Игорь Шкурлов. – И центром Руцкой волости, на землях которой после их освобождения от польского владычества в 1654 году осуществлялась интенсивная разработка болотных руд для получения из них железа.

В 1777 году по ходатайству смоленского наместника Дмитрия Волкова Екатерина II подписала указ о переносе уездного центра из города Каспли в Духовщину, которой с тех пор был присвоен статус города.

Кстати, с именем Екатерины связывают ещё одну легенду о происхождении названия Духовщина. Когда в июне 1780 года императрица по приглашению светлейшего князя Григория Потёмкина пожаловала в эти места, её встретило огромное количество цветущих розовых кустов. И самой Екатерине II горожане преподнесли корзину цветов. «Как тут духовито!» – якобы с умилением заметила тогда императрица и за этот розовый дух назвала город Духовщиной. Но это всего лишь красивая легенда, не более, и указ, подписанный тремя годами ранее, по сути, опровергает её.

Впрочем, история с розами имела продолжение. В октябре того же 1780 года Екатерина II утверждает гербы Смоленского наместничества, в том числе и Духовщины. «В белом поле куст розов, производящий приятный дух», – говорится в описании. С тех пор розы – обязательная часть городского герба, хотя сам он не раз менялся с течением времени.

– Указ Екатерины о присвоении Духовщине статуса города датирован 18 февраля, – поясняют в местном краеведческом музее. – По новому стилю это 4 марта. Но мы отмечаем праздник города 19 сентября – как и в большинстве других райцентров Смоленщины, он приурочен к дню освобождения от фашистских захватчиков.

Операция «Дети»

Духовщинский музей когда-то тоже создавался как музей Великой Отечественной войны. Даже его открытие в мае 1985 года было приурочено к 40-летию Великой Победы.

Основателем музея стал Виктор Иванович Герасимов. Майор медицинской службы, в годы войны он освобождал Духовщину. Вернувшись сюда уже в мирное время, сначала работал врачом центральной районной больницы, а потом директором музея.

В 1991 году музею, работавшему до этого на общественных началах, был присвоен статус государственного. А в 2000-м была создана единая система, в которую вошли Духовщинский музей, Пречистенская картинная галерея и восемь школьных музеев района.

В современной экспозиции представлены практически все направления исторического и культурного наследия – от древних археологических находок до личных вещей знаменитых земляков. Но по-прежнему центральное место занимают экспонаты, связанные с Великой Отечественной: партизанское движение, трагедия сожжённых деревень, освободительная операция, подвиг героев – уроженцев района.

– Духовщинский район был оккупирован 16 июля 1941 года и находился во власти врага 2 года 2 месяца и 2 дня, – рассказывают в музее. – О зверствах фашистов по отношению к мирным жителям очень подробно рассказано в книге «Духовщинские сёстры Хатыни», которую написал местный краевед Виктор Шуньков. Вот одна из таких историй. Хутор Титово. 28 мая жители вышли в поле, чтобы сажать картошку. Но пришёл карательный отряд, всех согнали к оврагу, расстреляли, закидали гранатами, а хутор подожгли. Когда на месте трагедии появились партизаны, под трупами нашли живую девочку. Раненная в нескольких местах, она выжила только благодаря тому, что мама закрыла её своим телом…

Одиннадцать уроженцев района были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них одна женщина – Матрёна Вольская. На её счету – 3 240 спасённых детей. Операция, в которой она принимала непосредственное участие, так и называлась – «Дети».

23-летняя Матрёна получила приказ собрать ребят из оккупированных деревень и вывести их через линию фронта к станции Торопец Калининской области. Переход был жутким. Дорога заняла десять дней. Шли в основном ночью. 200 километров по лесам и болотам. По пути колонна детей увеличилась почти втрое, и в тыл отправились 3 240 детей, спасённых от расстрелов и угона в Германию…

Из рода Глинок

На духовщинской земле родились немало известных людей. Среди них – светлейший князь Григорий Потёмкин, соратник Николая Пржевальского путешественник Пётр Козлов, учёный-почвовед Константин Глинка, писатели Сергей и Фёдор Глинки, Василий Ардаматский, педагог Станислав Шацкий, соратник Сергея Королёва академик Борис Петров…

Несколько интересных историй связано с именем Григория Глинки – писателя и учёного. В 1811 году императрица Мария Фёдоровна пригласила его на должность учителя великих князей Николая и Михаила Павловичей. Глинка преподавал будущему монарху отечественную словесность и сопровождал его в путешествиях по России и за границей. А когда в феврале 1818 года наставник скоропостижно скончался, великие князья первыми подняли гроб с телом, чтобы вынести его по узкой крутой лестнице с третьего этажа и поставить на дроги.

После смерти Григория Глинки его имением на Смоленщине управляла вдова Юстина, урождённая Кюхельбекер. И к ней в деревню Закуп приезжал и подолгу жил её младший брат – декабрист и друг Пушкина Вильгельм Кюхельбекер. Здесь он много и плодотворно работал. А в последний раз приезжал уже тайно – после восстания декабристов, чтобы проститься с родными.

– Бывшая деревня Коптево – родина первого академика-почвоведа Константина Глинки, – говорит Игорь Шкурлов. – Продолжатель дела Докучаева, он составил почвенную карту земного шара. А ещё написал учебник почвоведения, явился инициатором создания почвенного института имени Докучаева и стал его первым директором.

В Духовщине в семье земских врачей родился и Владимир Лозина-Лозинский, который в 2000 году Русской православной церковью был причислен к лику святых.

– Семья Лозина-Лозинских проживала в Духовщине в конце XIX века, – рассказывают в музее. – Мать будущего священника была одной из первых женщин, окончивших высшие медицинские курсы. Она здесь врачевала, заболела тифом и умерла. После этого отец с маленьким Володей уезжает в Санкт-Петербург…

Перстень императрицы

Но, пожалуй, самым ярким в сонме этих великих имён можно считать всё же имя светлейшего князя Григория Александровича Потёмкина. «Усерднейший сын Отечества, присоединивший к Российской империи Крым, Тамань и Кубань, основатель и соорудитель многих городов, покровитель наук, художеств, торговли» – так характеризовала когда-то своего фаворита Екатерина Великая.

Свой род Потёмкины ведут от некоего польского шляхтича, принявшего православие и получившего при крещении имя Тарасий. Один из его потомков – участник Полтавской битвы и бывший воевода Алатырской провинции, уйдя в отставку, получил три тысячи десятин земли с деревнями Чижево, Новосёлки и Залужье. Выбрал красивое место среди берёзовых перелесков и построил на берегу реки Чижевки усадебный дом с постройками. В этом доме и родился будущий светлейший князь Потёмкин-Таврический. И здесь, в Чижево, – конечная точка нашего маршрута.

На въезде в Чижево – памятный камень, установленный в 1999 году. Из старых построек сохранились только развалины каменного храма, который на месте деревянного поставил племянник светлейшего Василий Энгельгардт. Когда-то здесь, под алтарём, находилась усыпальница, где были захоронены родители Потёмкина. Да и сердце самого Григория Александровича, по легенде, тоже было здесь. Однако семейную усыпальницу разграбили ещё в XIX веке, а в XX, после революции, храм вообще использовался как скотный двор. Так что сегодня о былой его красоте уже ничего не напоминает.

Рядом с руинами – огромная липа. Практически живой, хоть и безмолвный, свидетель истории, которой почти три века. Говорят, если обнять её и загадать желание, оно непременно сбудется. А история такова. Александр Потёмкин, законная жена которого была бездетной, присмотрел среди соседей двадцатилетнюю вдову. Кровь бравого военного взыграла, чувства оказались взаимными, и молодая вдовушка ждёт ребёнка. Наскоро обвенчавшись, Потёмкин привёз новую супругу в Чижево, вынудив тем самым предыдущую уйти в монастырь.

Первой у молодожёнов родилась девочка. Второй ребёнок – тоже. Долгожданный мальчик появился на свет только третьим, в 1739 году. По легенде, накануне родов матери приснился сон, в котором с небес на землю спускалось яркое солнце. Она расценила это как знак, что носит сына.

В 1746 году после смерти Александра Потёмкина семья переезжает в Москву. Позже светлейший бывал на родине нечасто, но, как говорили, никогда не забывал этих мест. А в 1780 году во время посещения Екатериной II Духовщины пригласил заехать её и в Чижево. С того памятного приезда императрицы здесь остался царский колодец.

По преданию, императрица увидела родничок и приказала выкопать на его месте колодец. Чтобы все, кто будет пить воду, вспоминали о ней. Говорят, что позже она даже свой перстень бросила в этот колодец.

Вода в том колодце действительно вкусная. Местные жители используют её для приготовления особого чая, прозванного в народе «потёмкинским», поскольку травы для него собирают на Потёмкинских лугах у Чижево...

Фото: Елена БЕЛЫХ

Ольга Суркова

«История одного экспоната»: Гостиница Смоленск
«История одного экспоната»: кружевной фарфор