Культура

Заметки о творчестве Владимира Макаренкова

4 августа 2009 года в 13:28
В городской муниципальной библиотеке состоялось очередное собрание клуба «Смоленск литературный». Героем дня на этот раз был поэт Владимир МАКАРЕНКОВ. В разных изданиях мне встречались его стихи. Но цельного впечатления не складывалось. Теперь же, после этого вечера, я прочитал все три изданные его книги, и передо мной открылся мир большого художника, значительного поэта.
В газетной рецензии трудно оценить всё содержание его творчества. Возможны лишь отдельные заметки. Удивительно, как в небольших книжках уместилось такое богатство идей, размышлений, наблюдений и чувств.

…Как рождаются поэты?
Он и сам, кажется,
вышел на «зов родной земли»,
как будто всплывший из веков,
её полей, её лугов…
её восходов и закатов, лесного шума,
дождей и ветров, тихих всплесков речной
волны, птичьего щебета и осенней грусти.
Я – землянин, из русских, из крестьян…

Гордо и спокойно говорит о себе В. Макаренков. С грустной нежностью вспоминает он родных своих стариков, простых, добрых людей, «бесхитростных и честных», со всем их деревенским бытом. Они уходят, и тихо умирают забытые богом старые деревни. Но уверенно надвигаются на них сверкающие крыши «новых» дачников. Жизнь продолжается, но теперь это уже совсем другая жизнь: равнодушия, расчёта и успеха.
Теплые трогательные слова находит автор для своих родителей, особенно для мамы. Тепло души её всю жизнь живёт в нём благодарением. Судьба её была трагична.
Себя поэт не отделяет от судьбы крестьянина:

Давнее что-то, крестьянское
Всплыло под горло тоской…

Он ощущает себя пахарем на своей
родной земле:

И прелью пахнет от земли,
Вздыхающей по чуду рук,
И крепко держат пятерни
Невидимый тяжёлый плуг.

Хлебное поле всегда волновало его
крестьянскую душу:

Выйду из леса на поле ржаное,
Взгляд потеряю вдали…

Какая необыкновенная,
удивительная строчка!
Но это было прежде. А теперь он горюет о том,
что круглый год

Не пашется родное поле
И луг нескошенный цветет.

Он любит свою землю со всеми её горестями и радостями. Ему бы и быть пахарем на ней, возделывая её красоту, жить в заповедном домике у реки, рядом с симпатичным сельским домовым, который и печку затопит, и чайник согреет, и поможет зажечь свечу раздумий и вдохновения.
Но судьба распорядилась иначе, и в этом его личная драма.
Он любит жизнь и её весеннее начало. Весне посвящает он лучшие свои стихотворения. Вот «Конец марта»:

Капля к капле – лужи, лужи!
А из луж – ручьи, ручьи!
Неуёмные! К тому же
Сумасшедшие почти!
Мать-и-мачехой лучисто
Первым солнце расцвело.
И в груди так чисто-чисто,
Говорливо и тепло!

А вот и апрель. Уже нестрашен последний снежок, если вдруг коротко завьюжит:

Снег летит и тут же тает
В теплом воздухе сыром,
Белой дымкой пролетает
Над оттаявшим двором…

Прекрасные строчки.

Весну он чувствует и в городе, его он тоже, конечно, любит - «собирателя открытий и утрат, встреч, разлук, тревог, веселья и печали», но не тот, когда он «хрипло дышит пылью и сладким газом выхлопным», пахнет табаком и волнами искусственных духов в человеческой толчее, а тот, когда и здесь вдруг повеет медовым запахом одуванчика.

А там, на воле…
…гуденьем
Наполнился весенний сад.
Белым-бело. Лечу в разведку,
Не чувствуя ни рук, ни ног.
Уткнулся в сливовую ветку,
Как шмель в раскрывшийся цветок.

Вы видите? Вы слышите? Какие дивные стихи! Это человек сходит в благоухающий утренней свежестью цветущий сад, весь погружаясь в трепетную радость и уже не отделяя себя от природы.
А лето!

Такая тишь, такая благодать,
Что хочется про всё забыть беспечно,
Остановиться в поле, и стоять,
И созерцать, став идолом навечно.
…И так высоко где-то голова,
И полнится дыханье облаками,
И не понять, где ноги, где трава,
И солнышка касаешься руками!

Об этом же замечательное стихотворение «Редкая книга».
В такие минуты душевной полноты образ родной природы сливается у поэта с образом любимой женщины:

Ты – сосны, озеро, ты – поле, небо,
Тихое счастье моё.
И ещё:
К твоим берёзовым рукам
Щекой приникну сиротливо,
Губами прошепчу спасибо
И молча упаду к ногам.

Осенняя пора привлекает его мудрой зрелостью в природе и в людях, когда слова…

…Смолкают, как летящая листва,
И оседают под корнями сердца.
Для осени поэт находит самые простые и прекрасные в своей естественности строчки:

У берёзы – жёлтый лист,
У осины – красный.
Вечер выстоян, лучист, с лета ещё праздный.
Солнце в озеро легло…

И тут же глубокое, красивое и грустное, как бывает осенью, размышление:

Нет ничего, наверно, страшного,
Что жизнь когда-нибудь пройдёт.
Полёт – исход листа опавшего
И следующего черёд.

Но это потом, попозже, а пока радость жизни поёт и играет в нём всё новыми красками.
Зима нравится ему возможностью прокладывать первопуток к заветному крыльцу. А как хрустит под ногами свежий снежок! Прочтите вот эти строчки:

Рыхлый, хрусткий белый снег.
Звёзды в синем абажуре.
Тёплый мех, девичий смех…
Снег хрустит и снег искрится…

Удивительное ощущение!
Но кончается стихотворение тревожно:

Только этих нет и тех.
На свету чужие лица.

Автор понимает, как короток миг радости и счастья, как быстротечны мгновения жизни. А пока кружится в танце увлекательный зимний снегопад.
А вот ещё прекрасные и печальные, щемящие строчки:
Посмотри в окошко,
В косах звёзд видна
Слюдяная брошка –
Зимняя луна.
Как она сияет,
Будто бы горит!
Будто понимает,
Что душа болит.
Мало сердцу, мало
Нежности, тепла,
Подарила мама –
Жизнь отобрала…
И вновь обращается он к единственной женщине, которая теперь для него

Сестра и мать, любимая, жена -
Единственная вечная любовь.
Продолжая зимнюю тему, он дарит нам замечательно красивую поэтическую метафору:

А я хочу с любимой, как снежинки,
Растаять на ладони у любви.

О любви у него немало прекрасных строчек.

Ты помнишь, время было
Из солнца и дождя?
Как ты его любила!
Как он любил тебя!..

Постепенно эта тема перерастает в более широкую тему любви к человеку, открытого радостного общения с ним. Хорошо ему с этими душевными словами, дружеским участием. Как нежно и трепетно пишет он о близких ему людях («Я не знаю, я не знаю…», «Помню деда, помню бабку», «Поклонилась судьбе голова…», великолепное стихотворение «Размашисто, привольно, дико…»)!

Там за дорогой, вот беда,
Растёт бурьян, и лебеда,
И весь обвитый повиликой
Кустарник ежевики дикой.

Это всё, что осталось от красивого, душевного человека.
В минуту тяжких раздумий бросает он горькие слова:
Что вам имя моё? Ничто.
Что вам слова немая дрожь?..

Но вновь и вновь, пережив отчаяние, бросается в бой, потому что это трудная, но непрестанная задача поэта:

…вдохнуть живую душу в тело,
Чтоб свет искала на Земле!

Вообще он добрый, очень добрый, умный, внимательный человек. Его душа открыта всему радостному и светлому вокруг. Его смущает даже то, что он вынужден топтать сапогами траву на лесных тропинках, но крыльев у человека нет. Внимательно вглядывается он во всё вокруг, обнимая мыслью и маленького жучка в траве, и листок, упавший в паутину, и тысячи зажженных в вечернем городе огней, и бесконечное пространство Вселенной:

Как будто в космосе Земля,
Прощаясь с допотопным веком,
Кренилась на бок, но плыла
Огромным Ноевым ковчегом.

Ко всему он неравнодушен, всё ему хочется уберечь от бед и напастей:

…Я люблю эту жизнь, эту Землю!
И мечты у меня не отнять:
Если Землю я в мыслях объемлю,
То хотел бы крылами обнять.

О самом себе он пишет сдержанно, но как красивы эти строчки:

Небосвод синее блюдца.
Солнце яблочком дрожит.
Не успеешь оглянуться –
Прожит век. Или прожит?
День в клубок свернулся кошкой.
Звездопад открыл пальбу.
Прислонюсь ко льду окошка
Я морщинами на лбу.
Жизнь моя без опечаток,
Без пустот, строка к строке –
Запотевший отпечаток
На темнеющем стекле.

Какая красота! Это истинная, драгоценная поэзия.
И еще о многом ярко, удивительно образно, доверительно, раздумчиво говорит он с читателем: как надо понимать и беречь живую красоту в природе и в себе, зачем живёт человек, как может отмирать доброта в душе, впервые столкнувшейся со злой жестокостью:

Как самый первый пожелтевший лист,
Почувствовавший холод над лесами.

О внутренней свободе души. О судьбах поэзии и ответственности поэта. О собственной судьбе («хотя бы несколькими зёрнами рассеяться по белу свету»). Как надо прощать человеческие слабости и ошибки. Что рассказывают звёзды. Как обедняет жизнь человека забота о внешнем успехе и сугубо материальном в ущерб духовному.
И о смерти:

Смерть, бессловесна, как рыба,
Молча катает кадык.

Вы чувствуете силу этих необычных слов?

Скажем же жизни спасибо
За многозначный язык.

О собственных мечтах:

По городам, где побывать я смог,
По городам, где я не побываю.

От книги к книге растет, наливается зрелой силой хлебного поля замечательная поэзия Владимира Макаренкова. Он открывает новые миры. Он зажигает звёзды!
Олег Кирпанёв
Лучше один раз увидеть…
Годы энтузиазма не убавили!

Другие новости по теме


Новости партнеров