Поэзия и проза цвета, линий и форм
Культура

Поэзия и проза цвета, линий и форм

17 декабря 2019 года в 19:00
824

Надежда и Анна Бельченковы – о взгляде на мир сквозь призму творчества.

На первом этаже Дома художника в Смоленске проходит выставка Надежды и Анны Бельченковых (Москва). В экспозиции представлены работы, выполненные в различных техниках и материалах. И дело даже не в том, что Надежда – скульптор, а Анна – живописец и график, каждая из них смело берётся за любые творческие эксперименты и чувствует себя в них довольно уверенно…

Смоленск-Москва

- Интересно, как московские художники оказались в Смоленске?

Надежда Бельченкова: - Можно сказать, что для меня это было мечтой – выставить свои работы здесь. Потому что мы обе родились на Смоленщине: я в Угранском районе, Анна в Десногорске, где я в то время работала. Я и училась в Смоленске: в пединституте, у Альберта Георгиевича Сергеева.

Так что вполне закономерно, что мне хотелось представить здесь некий творческий отчёт, потому что многое в моей жизни было связано со Смоленском. И сам город с такой богатой историей меня всегда притягивал – я часто обращалась к местной тематике: птица Феникс, Василиса Кожина, народные костюмы…

И хотя мы уехали из Десногорска в Москву, от Смоленщины мы не отрывались. Постоянно сюда возвращаемся, потому что и могилы родителей здесь остались, и друзья, и ученики.

Анна Бельченкова: - У меня тоже все радостные воспоминания детства связаны со Смоленщиной: Десногорском, Рославлем, Смоленском. Последний для меня всегда был городом героического образа – совершенно чудесный, овеянный славой многих побед. И сегодня я с удовольствием показывала его мужу, который приехал сюда впервые.

- Анна, а вы что оканчивали?

АБ: - Факультет графики «Строгановки». Я училась у замечательных художников Василия Игоревича Островского и Татьяны Николаевны Галактионовой.

- На ваш выбор оказало влияние то, что родители – художники?

АБ: - Безусловно. Поскольку я с детства в этом кругу, и родители всегда меня поддерживали, давали советы и направляли в профессиональном смылся с достаточно раннего возраста. И при этом я знала, что более строго судьи, чем мама, для меня нет.

Огонь внутри

- То есть у вас проблема выбора профессии никогда не стояла?

АБ: - Наоборот. И я даже отчётливо помню тот момент, когда точно не хотела быть художником. Это было в восьмом-девятом классе, когда вставал выбор, кем быть. Тогда для меня профессиональные предпочтения были весьма туманными, но при этом я совершенно чётко говорила: «Только не художником».

Зато момента осознания себя в этой профессии я совершенно не помню. Наверное, для меня это подспудно было всегда само собой разумеющимся. И как иначе, если ты растёшь, полностью окружённая людьми из этой сферы, когда часть детства ты проводишь с родителями на пленэрах. В общем, поступая в институт, я уже не могла представить себя не рисующей – вопрос стоял только о специализации.

Когда-то в одном фантастическом романе я прочитала об интересном мире, где человеку дар даётся как огонь внутри. И если ты его не воплощаешь, то просто выгораешь. Для меня не рисовать просто невозможно – это уже на уровне внутренних потребностей. Часть этюдов, представленных здесь, возникли, когда я поехала на отдых с грудным ребёнком – дочке тогда было меньше года…

НБ: - …И Анна просила отпустить её на этюды хотя бы на час…

АБ: - … Да, ребёнок тогда с рук не сползал, но мне обязательно нужен был этот час, чтобы постоять у мольберта, увидеть мир через призму красок…

- Надежда, а вы не отговаривали Анну, когда узнали, что она хочет пойти по вашим стопам?

НБ: - Нет. Единственное, мы с отцом предупреждали, что это трудно. И сейчас я счастлива, что могу с собственным ребёнком говорить на одном языке. Мы можем спорить, смотреть на что-то по-разному, но всегда понимаем друг друга.

И мне нравится, что Аня делает очень серьёзные вещи. Так что моя задача как мамы – только её поддержать. Потому что я сама знаю, как это трудно – быть художником.

АБ: - Я маму тоже всегда поддерживаю. Но при этом говорю, что мне нравится или не нравится в её работах – последнее бывает значительно реже. Мне очень интересны её мыслевоплощения, её подход к объёму и форме. У неё каждая работа несёт какую-то идею, мысль, которую зрителю необходимо осознать и додумать, а к ней уже подбирается форма. Наверное, это самый главный мне урок от неё: любая работа, вне зависимости от размера, должна нести смысловую нагрузку.

НБ: - У меня хранится одна работа Ани, когда она слепила в глине литературного героя, а я его обожгла. Это очень необычное произведение, говорящее о том, что задатки скульптура у автора, безусловно, есть. Но Анна избрала графику – это ближе к творчеству её отца.

Для меня живопись – это проза, а графика – поэзия. Последняя требует большей собранности, поскольку там минимум выразительных средств и надо быть лаконичным. А скульптура говорит объёмами, и это совсем другой язык. Но мне интереснее именно он.

От идеи

- Я заметила, что вы обе смело идёте на эксперименты, пробуя себя в различных техниках…

НБ: - Я считаю, что художник узким специалистом быть не может. Само слово «художник» предполагает творчество, желание создавать, а в этом процессе остановиться на чём-то одном трудно. Хотя в любом жанре искусства можно «копать в глубину», занимаясь только им. Но мы, наверное, настолько всеядны, что хочется попробовать всё.

К тому же мне как скульптору важно, что каждый материал даёт новые возможности. Один позволяет подчеркнуть тонкости, другой больше хорош для обобщений. Поэтому я с удовольствием и с камнем работаю, и с бронзой, и с деревом, которое просто притягивает своей теплотой.

А керамика – это цвет. В наше время именно она даёт возможность воспользоваться цветом в скульптуре, тем самым добавляя новые нюансы в разговоре со зрителем. Ведь любой художник своими работами прежде всего пытается говорить с людьми – мы никогда не делаем что-то только для себя. Мы не можем работать в стол – нам нужно выговориться в работах. И в этом помогают и цвет, и линия, и объём – так почему не пользоваться всем…

АБ: - Я всегда повторяю своим студентам, что техника художника должна идти от идеи. То есть надо использовать ту технику и тот материал, которые позволят достигнуть лучшего воплощения задуманного, а не уповать только на то, что ты уже умеешь.

У меня здесь, на выставке, представлены несколько таких идей. Длительно разработанные – офорты. На создание каждого из них от эскиза до воплощения порой требовалось больше года – здесь сложнейшая техника цветной печати нескольких листов, травление.

А живопись этюдная. Когда видишь что-то особенно прекрасное и хочешь тут же это запечатлеть, передавая именно настроение момента. Утро, вечер, гроза, солнце, туман – любое состояние лучше всего воплощается в этюдах.

- К тому же в этих работах порой весьма необычный ракурс…

АБ: - Видеть что-то интересное – индивидуальная особенность, потому что всё зависит от точки зрения. Иногда достаточно просто поменять ракурс, чтобы картина открылась совершенно в ином смысле и содержании. Например, как на этой работе, где сквозь пролом старой стены проглядывает новая жизнь…

Экспертное мнение

Ольга Чепкасова, искусствовед Российской академии художеств, научный сотрудник музея-мастерской С.Т. Конёнкова:

- За творчеством Надежды Бельченковой я наблюдаю с середины восьмидесятых – именно из-за работ, которые она делала в дереве. Здесь на выставке таких всего две, поскольку они трудно транспортируются. И мне очень хотелось бы, чтоб в нашем искусстве обязательно было это направление, традиции которого развивал когда-то Сергей Конёнков. У Надежды я такой потенциал вижу. Её работы с конёнковскими не спутаешь, но общая, национальная, традиция заметна.

Вообще у галерейной выставки, в отличие от музейной, может быть разное настроение. Это не итог, а рабочая экспозиция, где творчество художника показано с различных сторон. Хотя я вижу здесь совершенно музейные вещи. Они очень высокого уровня: для искусства 20 – начала 21 века если не программные, то точно укладывающиеся в школу, а главное – во время. В основе этих работ – следование традициям, но при этом автор не скрывает, что он живёт в другое время. То есть, владея старыми техниками, он использует их по-новому.

Анну, к сожалению, знаю меньше – вижу её работы всего второй раз. Но я удивлена, что столь молодая женщина так хорошо владеет техникой акватинты и цветного офорта. Эти вещи у неё просто великолепны.

Фото: Елена Белых

Ольга Суркова

В Смоленске прошел концерт авторской песни
Смолян приглашают на новогодний праздник в музей-усадьбу Михаила Глинки