Культура

Фабио Мастранджело: «Я запел прямо из оркестровой ямы»

14 июня 2016 года в 12:16
Приключения знаменитого итальянца в России

Фабио Мастранджело – человек просто феерический. На сцене он буквально каждый свой жест превращает в часть большого артистического шоу. А в общении невероятно обаятелен и остроумен. Самый итальянский из всех российских дирижёров и самый русский из всех итальянских – что, в общем-то, неудивительно, учитывая близость наших двух культур...

Фабио Мастранджело приехал в Смоленск, чтобы дирижировать симфоническим оркестром «Русская филармония» на открытии 59-го фестиваля имени М.И. Глинки. А до этого у нас было полчаса для беседы.

Семейное дело


– Фабио, вы родились в очень музыкальной семье: дедушка – скрипач, папа – пианист. Знаю, что с пяти лет и вас стали приобщать к «семейному делу». Значит ли это, что ради музыки вам в детстве пришлось жертвовать какими-то более традиционными мальчишескими увлечениями?

– Нет, что вы! Я жил абсолютно нормальной жизнью – как все остальные дети. Играл в футбол, потому что очень любил это занятие. Да, вначале было немного тяжело, когда папа требовал, чтобы я каждый день по два с половиной часа играл на рояле. Но сегодня, оглядываясь назад, я ни о чём не жалею. У меня было замечательное детство – по крайней мере, никаких психологических травм я не получал.

– А решение продолжить семейную традицию и стать музыкантом пришло сразу? Или всё-таки были и другие профессиональные предпочтения?

– Вообще, у нас в семье много не только музыкантов, но и военных – причём дослужившихся до больших чинов. Так что одно время у меня было очарование этой профессией. Правда, оно быстро прошло, и лет в девять-десять я точно решил, что буду музыкантом, и больше этому выбору не изменял.

Звезда Италии


– Сейчас вы не только пианист, но и дирижёр. Причём второе, по-моему, превалирует…

– Да, слава богу, моя дирижёрская карьера стала сейчас очень успешной. И, конечно, это отнимает много времени и энергии: постоянные репетиции, концерты, перелёты… Вчера, например, я в шесть утра вылетел из Москвы в Санкт-Петербург, продирижировал там маленький концерт в честь открытия Международного книжного салона, провёл пресс-конференцию и в 15:45 вылетел обратно. А в 18:30 уже репетировал с оркестром в Москве. Понятно, что в такие дни найти время, чтобы посидеть за роялем, практически не получается. Поэтому сейчас я больше работаю как дирижёр. Но первая любовь не забывается, и, когда есть возможность, я с удовольствием играю на рояле.

– А у вас есть какие-то музыкальные предпочтения как у дирижёра и пианиста?

– Как пианист я не могу жить без Шопена и Листа. Очень нравится Рахманинов – пожалуй, это мой самый любимый композитор и как дирижёра, и как пианиста. Наверное, потому что он сам был не только композитор, но и дирижёр, и пианист.

– В консерватории одним из ваших преподавателей был Нино Рота, известный россиянам по музыке к фильму «Крёстный отец» и картинам Федерико Феллини…

– Я считаю Нино Рота итальянским Прокофьевым или Шостаковичем, потому что они тоже много писали для фильмов и тем не менее их в России считают серьёзными композиторами. Нино Рота тоже серьёзный композитор. И возможно даже, что тот огромный успех, который принесла ему музыка к фильму «Крёстный отец», ему был не нужен. Да, он на этом зарабатывал огромные деньги, но очень страдал, потому что сам тоже считал себя более серьёзным композитором. Он писал прекрасные произведения: четыре симфонии, четыре фортепианных концерта, два виолончельных, концерты для валторны, фагота, ряд опер – лёгких по сюжету, но серьёзных по музыке. Так что я с удовольствием пропагандирую его творчество и даже награждён орденом Звезды Италии – в том числе и за это. Конечно, как говорилось в представлении, за пропаганду итальянской музыки за рубежом, но это подразумевает и произведения Нино Рота в частности.

Опытный россиянин


– Фабио, вы давно уже живёте в России…

– Да, уже 15 лет. А пять лет назад я стал гражданином России. Так что я опытный россиянин – можно сказать, ветеран.

– А в Италию не тянет?

– Если честно, нет. Конечно, я бываю в Италии, но сейчас это не та страна, которую я знал. Её очень сильно испортили – и в этом, к сожалению, виноваты политики. Они неправильно себя ведут, а страдают обычные граждане. Раньше Италия была очень богатой страной, страной возможностей. А теперь там столько бюрократии, даже отношение к культуре и искусству – проблема. Сейчас Россия – это страна возможностей.

– Для многих россиян самый известный итальянец – Адриано Челентано. Вы с ним встречались?

– К сожалению, нет. Но я его очень люблю – это с детства. Помню, как в четыре года мне подарили его диск. Это был «Il ragazzo della via Gluk». И мне очень понравилось – я до сих пор его большой поклонник. Я считаю его очень интеллигентным человеком. Очень талантливым, хотя иногда он и любит создавать какие-то скандалы. Но он может себе это позволить…

Приключения итальянца


– Вы помните первый фильм, который посмотрели, приехав в Россию?

– «Бриллиантовая рука». Очень смешной фильм. Не могу сказать, что тогда я сразу всё понял, но ситуация была ясна – можно было и на японском языке смотреть. А какие талантливые артисты играли!.. Чуть позже посмотрел и «Приключения итальянцев в России» и потом много раз пересматривал. Тоже мне очень понравилось. Тем более что я знаю итальянских актёров, которые в нём снимались. И, конечно, в очередной раз восхитился невероятным талантом нашего Андрея Миронова – очень жалко, что он так рано умер.

– А в последнее время какие фильмы смотрели?

– Если честно, сейчас времени на это совсем не остаётся. Дома телевизор для меня практически ь. А в аэропортах и самолётах тоже чаще изучаю партитуры для следующих программ, потому что живу в постоянном цейтноте. Спасает то, что в детстве я очень много учился – сейчас то, что я много знаю и помню, даёт мне больше свободы.

– А если бы снимали фильм о приключениях итальянца Мастранджело в России, какие эпизоды в него вошли бы обязательно?

– Наверное, это был бы эпизод про дирижёра – про какие-то неожиданности в карьере, которые у меня были. Например, в Астане, когда во время исполнения «Аиды» на сцену не вышел правитель Египта и я был вынужден сам петь за него из оркестровой ямы. Сейчас эта ситуация кажется скорее смешной, а тогда было очень непросто. Я реагировал спонтанно – не стал думать, что буду делать, а просто понял: надо. Потому что там был голый речитатив, виолончели играют пиццикато, и без вокала это катастрофа. Вот я и запел, чтобы спасти положение. Как потом выяснилось, в театре сломалась система коммуникации, и артист, исполняющий партию, просто не услышал, что ему надо выходить на сцену.

Выигрывают все


– Раз уж речь зашла об операх, хотелось бы поговорить о вашем участии в телевизионном проекте «Большая опера». Как вы считаете, он способен популяризировать классическую музыку или всё-таки интересен только узкому кругу почитателей?

– Я очень много езжу по России и вижу, что огромное количество людей смотрели этот проект. В том числе и тех, кто обычно не слушает классическую музыку, – их, видимо, привлёк формат телевизионного конкурса. Для меня же как дирижёра это очень интересный проект, потому что я обнаружил столько новых талантливых солистов. И с некоторыми ребятами я работаю до сих пор. Илья Сенчуков, Салтанат Ахметова и даже участники предыдущих сезонов: Алексей Исаев, Дарья Терехова и другие. Шикарные исполнители – видно, как они растут, и этот конкурс дал им дополнительный толчок. Поэтому я думаю, что это как раз та ситуация, где все выигрывают: и публика, и участники, и дирижёры, и члены жюри.

– Вы много ездите не только по России, но и по миру вообще. США, Япония, Европа… Публика везде одинакова?

– Нет, конечно. Хотя я могу говорить только примерно, потому что многое всё-таки зависит от исполнителя, оркестра и так далее. Допустим, в Северной Европе публика более сдержанная, строгая, холодная. И я был поражён, когда в Вильнюсе, особенно после исполнения симфонических танцев Рахманинова, все зрители вставали и аплодировали – как будто у меня на дирижёрском пульте была специальная кнопка типа «зал встаёт и аплодирует». И ребята, которые давно играют в оркестре, сказали, что последний раз такое видели 35 лет назад. Естественно, в Италии и России публика более щедрая на эмоции, всегда очень тепло относится к исполнению. Может быть, потому что здесь больше знают о музыке, поэтому более свободны в её восприятии. И мне, наверное, более близка именно русско-итальянская публика.

– А в Смоленске вы впервые…

– Да. И первое, что хочу отметить, у вас очень чистый воздух – особенно по сравнению с Москвой и Санкт-Петербургом. Ничего против этих городов не имею, я их очень люблю, но, к сожалению, там слишком много машин. К тому же Смоленск встретил нас солнцем и просто идеальной температурой – плюс 25. Прекрасный день, и настроение от этого всегда становится лучше. Поэтому очень хорошее впечатление от города. Очень красивый исторический центр. Парк богатый. Если честно, я даже не ожидал, что у вас так красиво…

Фото: Дмитрий ПРУДНИКОВ.
В Смоленске 12 июня пройдёт казачий концерт
В Смоленске устроят бесплатный мастер-класс по линди-хоп

Другие новости по теме


Новости партнеров