Льноводство, деревенские бездельники и зарастающая земля
Сельское хозяйство

Льноводство, деревенские бездельники и зарастающая земля

23 июня 2019 года в 10:47
292

Не так давно – если брать по меркам истории, а не человеческой жизни – всего каких-то лет тридцать назад на Смоленщине лён считался чем-то само собой обязательным. К его выращиванию, уборке и последующей переработке привлекался если не каждый, то наверняка каждый второй или третий житель области, причём начиная со школьного возраста. Сегодня ситуация изменилась. Льноводство в какой-то мере представляет не традиционный вид сельскохозяйственного производства региона, а некую экзотику, которой занимаются только энтузиасты.

Вот и генеральный директор ОАО «Ярцевский льнозавод» Вячеслав Павлович САЛЬНИКОВ говорит, что льноводство – это, конечно, выгодная отрасль, но это и самый тяжёлый труд, который есть в сельском хозяйстве. Тяжелее, по словам Вячеслава Павловича, не бывает.

– Чтобы льном заниматься, им надо болеть, – поясняет генеральный директор ОАО «Ярцевский льнозавод». – Когда лён убираешь, на поле просто жить надо, чтобы было все нормально.

Вот и получилось, что лён стал уделом энтузиастов, а не рутинным процессом сельскохозяйственного производства.

От советского директора – до организатора успешного производства

На Ярцевский льнозавод, который расположен в деревне Капыревщина, Вячеслав Павлович Сальников был назначен директором в 1988 году. До этого он работал главным инженером в совхозе «Ярцевский».

– Это деревня Кротово. Отсюда пятнадцать километров. Родители тоже родом оттуда. Они и трудовую деятельность начинали здесь, и работали в совхозе, пока всё не рухнуло, – рассказывает Вячеслав Павлович.

Сам он поступил в Московский институт инженеров сельскохозяйственного производства, после окончания которого появилась возможность, по тем временам весьма редкая, не уехать обратно в деревню, а остаться работать в Москве.

– Да, была возможность после окончания института начать свою трудовую деятельность в столице. Правда, работа никак не была связана с сельским хозяйством. Мне сделали предложение остаться на заводе «Спецстанок»…

– Так почему не остались? Всё-таки столица. И в те времена, и сейчас многие ухватились бы за такое предложение…

– Потянуло на родину. Поскольку сам от сохи, то к сохе и вернулся, – поясняет Вячеслав Павлович.

Когда в 1988 году Вячеслава Павловича Сальникова назначили руководить льнозаводом, никто не только в Ярцевском районе, но и во всём СССР, и даже в целом мире не мог предсказать, что советской власти осталось существовать всего три года, а вместе с ней уйдёт в небытие и созданная коммунистическими идеологами экономическая система.

Как вспоминает сейчас Вячеслав Павлович, тогда, в 1991 году, всё не рухнуло в одночасье.

– На заводе был хороший коллектив. Работали тогда 186 человек. Сырья у нас были большие запасы, на два года вперёд. И только потом начались перебои, пошёл резкий спад, прекратился сбыт, а хозяйства практически прекратили сеять лён.

Вот тогда, по словам Вячеслава Павловича Сальникова, и встал выбор и перед ним, и перед коллективом: либо разбегаться, либо всё-таки, несмотря на все трудности, невзгоды и неурядицы, попытаться что-то сделать.

– Но поскольку я видел, что коллектив у меня работоспособный, было принято решение: давайте попробуем сами лён выращивать, может, что-то и получится. На заводе, разумеется, никакого технического оснащения не было, и на первом этапе мы всю технику или арендовали, или собирали по бывшим совхозам и колхозам. Причём некоторые нам эту технику просто так отдавали, наверное, в расчёте на то, чтобы сохранить завод, – вспоминает Вячеслав Павлович. – Первый год посеяли, с горем пополам убрали. Год выдержали. Потом стали обрастать всеми этими навыками, приобретать технику, и пошло, и пошло потихоньку…

В 90-е годы началась бурная коммерческая деятельность со своеобразными особенностями отечественного рынка, когда нельзя было просто продать свою продукцию и получить за это деньги, а приходилось измышлять различные пути обмена, чтобы просто выплатить рабочим заработную плату.

– Приходилось даже в Самару, поскольку регион побогаче, возить ткани, – рассказывает о том времени Вячеслав Павлович. – А ткани мы по бартеру брали со Смоленского льнокомбината. Там, в Самаре, продавали и таким образом людям платили зарплату. Потом сделали свой небольшой швейный цех, здесь шили и на легковой машине возили за пределы области на продажу.

Вот так Ярцевский льнозавод и выжил в переходный от социализма к капитализму период. Хотя, конечно, не без сожаления констатирует Вячеслав Сальников, без потерь не обошлось. Люди стали уходить – кто просто на пенсию, а кто и в поисках нового места работы.

– Но основной костяк у нас остался. И мы с каждым годом наращивали свои силы. И достигли того, что имеем.

В прежние времена на заводе работали 186 человек, и принимал он лён не только от хозяйств Ярцевского района.

– К нам привозили льносоломку из Холм-Жирковского, Кардымовского и даже из Духовщинского районов, – рассказывает Вячеслав Павлович. – Раньше у нас была плановая экономика. Там попробуй не сделай столько волокна, сколько запланировано – за это строгали не приведи Господи…

Сейчас «строгать» некому, все работают на себя. Теперь на заводе в штате 21 человек, но вместе с сезонными рабочими, которые работают от лета до лета, а в тёплый период предпочитают отдыхать, общая численность будет несколько больше, хотя до прежней ей очень далеко.

– Тем не менее по объёму волокна, – не без гордости говорит Вячеслав Сальников, – я бы сказал, что не намного мы и отступили от прежних показателей. Хотя сейчас и коллектив гораздо меньше, раз в шесть, а по объёмам мы сократили производство всего раза в два. Но нам того, что мы сейчас имеем, вполне хватает.

Наряду с выращиванием льна, чем заводчане раньше не занимались, пришлось подумать и о том, что нужно выпускать.

– Изначально мы работали на два типа волокна – на короткое и длинное. Но когда наш смоленский льнокомбинат рухнул, встала проблема: куда девать длинное волокно? В одно время оно оказалось никому не нужным, и продать его было некуда. Возили мы и в Иваново, и в Кострому. Было и такое, что даже деньги не всегда получали за свою продукцию, – вспоминает времена становления в новых экономических условиях генеральный директор ОАО «Ярцевский льнозавод».

Потом, как рассказывает Вячеслав Павлович, оглянулись вокруг, присмотрелись к рынку, узнали, как другие работают. Сейчас выгодно производить моноволокно. Четыре года назад в Бельгии купили специально для этого линию «Чарли». Даже кредит на эту покупку пришлось взять, но он уже, выражаясь современным бизнес-языком, «отбит».

Прежняя линия, рассчитанная на производство длинного волокна и оставшаяся на заводе с прежних времен, хотя и законсервирована, но находится в рабочем состоянии. Мало ли ещё когда сгодится…

– Но поскольку рынок сейчас такой, что нужно считать деньги, чтобы получить отдачу, чтобы это было с «плюсом», нас устраивает на сегодняшний день бельгийская линия, – уточняет Вячеслав Сальников.

Сегодня у ОАО «Ярцевский льнозавод» 500 гектаров земли и полный производственный цикл. И, по словам генерального директора акционерного общества, это его вполне устраивает.

– То, что мы за сезон выращиваем, то мы в течение года и перерабатываем. Простоев нет, и есть сбыт. Даже постучу по дереву, – и действительно, Вячеслав Павлович стукнул три раза костяшками пальцев по столешнице.

И закупочная цена на конечную льнопродукцию, по словам гендиректора, вполне нормальная.

– Конечно, хочется большего, но я так скажу: не до большего, и так вполне терпимо.

– И что потом производят из продукции, которую выпускает ОАО «Ярцевский льнокомбинат»?

– Из нашей продукции в основном делают нетканые материалы. Например, льноватин, который используется в качестве прокладки для утепления деревянных домов, когда делают срубы. Ещё производят газонный холст, куда насыпают семена травы, сматывают в рулоны и в таком виде продают. Человек, купивший холст, расстилает его перед домом – и получается ровный газон с пышной травой, поскольку гниющий лён дает плодородную массу. Но такие холсты уже для богатых людей.

Вообще-то, как-то непривычно слышать, что из смоленского льна делают какие-то прокладки-утеплители или питательную массу для газонов. В привычном восприятии конечная продукция из смоленского льна – это красивые ткани, из которых делали полотенца, постельное бельё, одежду...

– Конечно, – соглашается Вячеслав Павлович, – конечной целью льноводства на Смоленщине было прядение, получение нормальной ткани. На это и использовалось длинное волокно. Но на сегодняшний день экономически обоснованно, я считаю, делать моноволокно. С меньшим количеством людей мы делаем больший финансовый объём. Хватает денег и на развитие, и на обновление техники, и на ремонты.

Так, на заводе за последние пять лет были отремонтированы все крыши. А это порядка 6 тысяч квадратных метров. А то, как рассказывает Вячеслав Павлович, по весне стыдно было заходить на завод – люди стоят у линии, а им за шиворот вода капает.

– А если на территории Смоленской области появится предприятие, которое будет работать на длинном волокне с перспективой выпуска ткани как конечной продукции?

– Будем смотреть, какие условия по длинному волокну нам предложат. Если они окажутся выгодными, будем производить длинное волокно. И я не исключаю, что такое может случиться. При желании всё возможно, другое дело – насколько оно будет окупаемо. Тут надо считать, – весьма прагматично и несколько осторожно подходит к проблеме льнопроизводства и оценке его перспектив на Смоленщине генеральный директор ОАО «Ярцевский льнозавод».

Кадры, которые могут решить всё

Ещё в 1935 году, выступая перед выпускниками военных академий, товарищ Сталин высказал далеко не оригинальную, а вполне банальную, но от этого не переставшую быть верной мысль о том, что кадры решают всё. С этим трудно спорить, осталось только выяснить, откуда эти кадры взять в современном сельскохозяйственном производстве.

– Это самая болезненная тема, – с горечью констатирует генеральный директор ОАО «Ярцевский льнозавод» Вячеслав Сальников. – Основной костяк работающих у меня – люди зрелого возраста. Механизаторам уже всем за пятьдесят или близко к пятидесяти. Но это ещё терпимо. Я себя так успокаиваю: пока собираюсь на пенсию, они со мной проработают, а дальше пусть сын думает, с кем ему трудиться…

Сын Вячеслава Павловича Юрий учился в Смоленске, получил юридическое образование, а потом по специальности работал в Ярцеве. Но затем всё-таки пришёл работать к отцу на льнозавод.

– И как вы отнеслись к тому, что сын бросил город и вернулся в деревню?

– Скажем так, отнёсся к этому с пониманием. Да и что в том городе делать? Тем более что юристов сейчас везде полно.

Но пример Юрия – это не просто исключение из правила, это абсолютное исключение из сложившейся своевременной традиции. Из деревни в город на поиск лучшей доли старались уехать всегда, но далеко не все. Так, сам Вячеслав Сальников предпочёл не оставаться в Москве, а вернулся в родной совхоз после окончания столичного вуза.

Сын, несмотря на юридическое образование, с того момента, как вернулся, а это было года три назад, стал большим специалистом-практиком по сельскохозяйственным работам.

– Он у меня отвечает за полевые дела весной и за уборку осенью. Он сообразительный, и я ему полностью доверяю во всех сельхозработах.

Вячеслав Павлович уже говорил, что льноводство – это тяжёлый труд, и вот в качестве примера рассказал, как проходит уборочная.

– Тогда приходится чуть ли не ночевать в поле. Я вот в семь утра уезжаю из дома и раньше двенадцати ночи никогда не приезжаю. Как только начинается уборка – все в поле вместе со мной до последнего. И бывает, что мы вдвоём с сыном возим лён с полей. Он, допустим, на «КамАЗе», я – на тракторе. Потом меняемся. И пока не увезём все рулоны, мы с поля не уйдём.

А вот дочь Вячеслава Павловича уехала в Москву на постоянное место жительства.

– Но условия жизни там, скажу вам, далеко не очень приятные… Дочь каждый день утром рано уезжает на работу, приезжает в девять-десять часов вечера. А когда, говорю, вы отдыхаете, когда для себя будете жить? Но по-другому в Москве не получается…

Молодёжь из деревни уезжает – кто учиться, а кто работать. В основном, конечно, едут в Москву или Санкт-Петербург.

– Честно скажу, с кадрами проблема, и на селе это очень ощущается. Та молодёжь, что остаётся, я бы сказал, в основной своей массе не хочет идти работать. Многие ведут разгульный образ жизни. Вон болтаются по селу, кто с пивом, а кто и с чем покрепче…

– Но ведь на то же пиво нужны деньги, которые если не украсть, то всё-таки нужно заработать…

– Деньги, конечно, нужны, но есть такие своеобразные трудяги – он целый день будет землю ковырять в поисках металла, но на тот же завод работать не пойдёт. Нароет, может, килограммов пятьдесят за день, вот и доволен, хотя весь день потратил на то, чтобы этот металл найти, потом его откопать и сдать. А вот нормально работать не хотят. Я не могу сказать, что такие все, но в основной своей массе те, кто остались, – именно такие.

Хотя, действительно, основная масса – это не все. По словам генерального директора ОАО «Ярцевский льнозавод», так называемые сезонные рабочие – те, кто работает не постоянно, а только от лета до лета, – уже люди молодого возраста.

– Я считаю молодыми, – поясняет Вячеслав Павлович, – людей в возрасте лет 30–35.

Правда, несмотря на то что и трудятся они полный рабочий день, и к работе подходят ответственно, но устраиваться официально не хотят.

– Я затрагивал эту тему, спрашивал: а что вы думаете о том времени, когда придётся выходить на пенсию, как вы её оформлять будете? А они отвечают – может, мы до пенсии и не доживём, а может, к тому времени всё в очередной раз поменяется. Хотя, я думаю, может, со временем они дозреют…

Вообще, жизнь в деревне за последние два-три десятка лет сильно изменилась. Сейчас практически никто не держит скотину – коров, овец или свиней. Даже куры – и те большая редкость. Возможно, это свидетельствует о том, что люди стали лучше жить.

– У людей стало хватать денег на еду, – поясняет Вячеслав Павлович. – Раньше почему в деревнях держали подсобное хозяйство? Потому что не хватало денег. А так то поросёнка продашь, то молочка продашь – вот так и жили. А как у людей стало хватать денег, вот и перестали держать скотину.

Хотя многие по-прежнему держат огороды, грядки обрабатывают, а вот держать ту же корову…

– Это значит быть привязанным, никуда не отъехать, ни заболеть, ни отдохнуть. Может, ещё и с этой точки зрения люди перестали держать, – рассуждает Вячеслав Сальников. – А может… Я всё-таки думаю, хватает денег. Есть достаток, есть на что купить покушать. Наверное, всё-таки поэтому.

– А у тех, кто не хочет работать, тоже есть деньги на еду?

– А тем, кто не хочет работать, им вообще ничего и не надо. У них одна цель – где что продать и опохмелиться, – делится своими наблюдениями генеральный директор ОАО «Ярцевский льнозавод».

Березняк вместо льняного поля

Но не только кадры – проблема на селе. Как бы это парадоксально ни звучало, в самой большой по площади стране есть проблема с землёй. Казалось бы, вот она земля, со всех сторон. Но даже не специалист, проехав по Смоленской области, без труда заметит молодой березняк, который вырос на месте бывших возделываемых полей. Причём есть земли, которые не возделываются настолько давно, что там уже и немолодой березняк. Говорят, что на землях совхоза, в котором Вячеслав Павлович начинал свою трудовую деятельность, уже заготавливают деревья на срубы.

Изначально у льнозавода не было своей земли, приходилось арендовать у соседей. Использовали и невостребованные земли.

– Вот когда вы ехали сюда, слева и справа перед Капыревщиной – поля. Сейчас они зарастают. Все эти земли купили москвичи, наверное, лет десять назад, а может, и несколько больше. Тогда было такое сложное время, денег у людей не было. А они приехали сюда с сумками денег, и люди стали свои земельные паи продавать, – рассказывает Вячеслав Сальников.

С тех пор земли так и ушли от крестьян, и ни разу, по словам Вячеслава Павловича, там никто ничего не посеял. И теперь эти земли зарастают. Весьма возможно, что в скором времени их уже и невыгодно будет возвращать обратно в сельскохозяйственный оборот. Как-то все очень быстро забыли, что менее ста лет назад – а это жизнь всего лишь двух поколений (нам в школе ещё устраивали встречи с участниками не Великой Отечественной, а Гражданской войны) – брошенный в массы лозунг «Землю – крестьянам!» сменил власть в России, а самих властителей, которые не хотели услышать этот лозунг, безжалостно и по-будничному просто уничтожил в подвале дома инженера Ипатьева, не пощадив даже малолетних детей.

– Земли у нас рядом, а мы не можем на них зайти, чтобы развивать производство, – сетует Вячеслав Сальников.

И таких земель, по его словам, довольно много...

Поддержка развития льноводства

Однако, несмотря на имеющиеся трудности, их во многом помогает преодолевать помощь, которую оказывают региональные власти сельскому хозяйству, и в том числе тем хозяйствам, которые занимаются выращиванием льна.

– Честно скажу, как вижу: на сегодняшний день поддержка очень хорошая, – выражает своё мнение генеральный директор ОАО «Ярцевский льнозавод» Вячеслав Сальников.

При этом Вячеслав Павлович пояснил, насколько выгодно пользоваться условиями принятой в Смоленской области программы по льноводству.

– На 70 процентов субсидируются затраты на приобретение специализированной техники. Такого никогда не было! Это очень хорошо!

Причём, как отмечает Вячеслав Павлович, речь идёт не только о льнокомбайнах. Это и пресс-подборщики, и ворошилки, технологическое оборудование.

– Правда, – уточняет Вячеслав Павлович, – по последней позиции не 70 процентов субсидия, но всё равно хорошая компенсация. Несвязанная поддержка по льноволокну – субсидия 10 тысяч рублей на гектар. И поскольку, как я говорил, лён – самая затратная культура, то и субсидия гораздо больше, чем на зерновые. Я бы сказал, хорошая сейчас поддержка.

ОАО «Ярцевский льнозавод», как отметил его генеральный директор Вячеслав Сальников, очень серьёзно участвует в программе поддержки льноводства. Только в этом году акционерное общество купило трактор МТЗ-82, два культиватора сплошной обработки, пресс-подборщик (в дополнение к тому, который приобрели в прошлом году), погрузчик (рулоны грузить), картофелесажалку, культиватор, дисковую борону.

И, по расчётам Вячеслава Павловича, техники купили на три с половиной миллиона рублей, а в качестве субсидии обратно должно вернуться около двух миллионов, которые опять же будут направлены на пополнение и обновление парка техники.

Фото: Валерий СЕМЁНОВ

Валерий СЕМЕНОВ

Глава фермерского хозяйства Сергей Дронов - об эффективной поддержке предпринимателей на Смоленщине
В Смоленской области выбрали лучших пахарей