Смоляне завоевали призовые кубки в Нью-йоркском супермарафоне
Спорт

Смоляне завоевали призовые кубки в Нью-йоркском супермарафоне

18 мая 2018 года в 12:00
965

На днях в Нью-Йорке завершились соревнования по шестидневному бегу (Sri Chinmoy Six-Day Race), в котором принимали участие в числе бегунов из 16 стран и смоленские ультрамарафонцы – Светлана Хисамутдинова и Юрий Москалёв.

Оба спортсмена завоевали призовые кубки в своих категориях. Юрий стал вторым среди мужчин в возрасте от 50 до 60 лет, а Светлана Хисамутдинова была, разумеется, первой среди женщин старше 70 лет (ей 74 года) и, что удивительно, седьмой среди всех 14 участниц этого тяжелейшего пробега. На церемонии награждения вице-консул Генерального консульства Российской Федерации Дарья Конякина персонально поздравила наших спортсменов и выразила восхищение и благодарность как официальный представитель руководства России.

6 дней соревнований

– У меня за плечами сотни соревнований по бегу на 3 км, 5 км и 10 км, много полумарафонов (бег на 21 км), свыше 56 марафонов (бег на 42 км 195 м), несколько 6-часовых и суточных пробегов, – делится своими впечатлениями Юрий МОСКАЛЁВ. – То есть у меня есть спортивный опыт. Но ничего подобного этим 6-дневным соревнованиям я прежде не делал. Было интересно испытать себя в таком новом мероприятии, потому что я старею, роста результатов, новизны в беге на стайерских дистанциях у меня уже давно нет, а первая в жизни многодневка – это в любом случае самопревосхождение. Интересно же посмотреть, как тело и ум будут реагировать на такую непривычную нагрузку. Мне 51 год, и 26 лет я фактически ежедневно бегаю, но никогда не бегал больше 100–150 км в неделю. Обычный мой объём – 70–80 км в неделю. А в этих соревнованиях надо 70–80 км за день пробегать, чтобы не выглядеть «чайником». Лидеры по 100–120 км в день пробегают. Я рассуждал так: преодолевать по 40–50 км в день пешком всякий, если не инвалид, сможет, ну и я смогу; буду, конечно, бежать, иногда переходить на шаг, а если что пойдёт не так, остановлюсь. Я не планировал ни с кем соревноваться, даже с самим собой, и с самого начала был рассудительным, бежал не быстро, много отдыхал и, достигнув отметки 92 км 500 м, я решил поспать часов шесть. Но на следующий день я просто плёлся, еле-еле преодолев всего 57 км. Вам, конечно, смешно это слышать, поскольку для многих людей пробежать 57 км – немыслимая задача. Но для меня, когда я в форме, нетрудно преодолеть это расстояние за 6–7 часов.

Например, в начале января этого года на соревнованиях по 6-часовому бегу в Смоленске я пробежал больше 60 км. А здесь, уже на второй день соревнований, находясь на трассе с 5:30 до 21:00, я не смог преодолеть и 60. Ноги были полностью забиты, болели,  всё время ходил к массажисту, но ничего не помогало выйти из этого кризиса. Было очень тоскливо, что меня не хватило и на два дня. Однако на третий день я оживился и сделал открытие: мне надо бегать в привычном для меня темпе отрезки по 10 км. Я устал из-за непривычной для меня техники бега – бега трусцой.

Так что я стал пробегать в быстром темпе, как будто я бегу обычный марафон, а потом делать перерыв, переходя на шаг или на статические упражнения по растягиванию мышц, взятые мною из хатха-йоги. И дело пошло. В итоге у меня получилось 461 км за шесть дней, то есть в среднем по 76 км 800 метров каждый день. Я очень доволен этим результатом, хотя мог бы достигнуть большего, если бы где-то за 6 часов до финиша меня резко не замедлили появившаяся в неудобном месте стопы болезненная мозоль и сильная боль в голени (как я думаю, воспаление надкостницы).

Больше всего у меня получилось преодолеть в последний день соревнований – 101 км 400 м, потому что я совсем отказался в этот день от сна. Как я заметил, побеждают на этих соревнованиях, как правило, те, кто меньше всего спит и почти не отдыхает. Они и едят всегда на ходу. Светлана Хисамутдинова, например, спит не больше трёх-четырёх часов в день в период таких пробегов и всё время движется, и хотя многие быстрее её, в итоге эти более быстрые бегуны оказываются позади неё. Такая выносливость – это тоже спорт, непоколебимый спортивный дух. Я, как она, не могу. Мне нужно было пять-шесть часов сна ночью и полчаса или час сна днём, а также много перерывов от бега в течение дня.

Также очень важно избежать появления мозолей. Надо регулярно смазывать места трения на теле кокосовым маслом или вазелином, наклеивать пластыри на пальцы ног, вовремя прокалывать появляющиеся мелкие мозоли и заклеивать их пластырем, бежать в специальных спортивных плотных носках и следить за тем, чтобы они были чистыми. Многие делают специальные надрезы в кроссовках, чтобы пальцы ног и выпуклости стоп не тёрлись о стенки кроссовок. Также рекомендуется менять в течение дня кроссовки (у меня было четыре пары), потому что это позволяет слегка изменить постановку стопы и тем самым снизить нагрузку на те или иные участки стопы и группы мышц и сухожилий. И важно, конечно, хорошо контролировать себя, умело распределяя силы на все шесть дней, чтобы не перебегать раньше времени и не быть снятым с соревнований врачами. За состоянием бегунов очень внимательно следят там опытные специалисты.

Основание для самоуважения

– Получают ли призёры, помимо кубков и медалей, ценные подарки или денежные призы?

– Нет. Только футболки, спортивные шапки, рюкзаки с символикой соревнований. Напротив, чтобы поучаствовать в них, надо заплатить 475 долларов, которые идут на оплату врачей и массажистов, судей и помощников, на витамины, медикаменты, питание, необходимое спортивное оборудование, за туалеты, генераторы, разогревающие воду в душевых-фургончиках, аренду площади в парке (Flushing Meadows Corona Park), где мы бегали по кругу длиной 1 километр 300 метров и где располагался наш лагерь отдыха и обслуживания. Это целый городок из палаток и фургончиков, работающий в круглосуточном режиме. Лично мне обошлась эта поездка примерно в 1 000 долларов (самолёт и стартовый взнос). Частично это были мои собственные деньги, а также мне значительно помог один менеджер и марафонец из «Газпрома», с которым я давно дружу.

– Если спортсмены не получают никакого материального вознаграждения, тогда не совсем понятно, что заставляет их обрекать себя на такие мучения?

– Мне тоже не совсем это понятно, ведь многие участвуют в них из года в год. Я, например, не уверен, что ещё раз решусь на такой подвиг. Но знаете, в самопреодолении есть своя сладостность, своё уникальное переживание жизни, которое не извлечёшь из обычного пребывания в комфорте. Фактически мы счастливы только тогда, когда прогрессируем, а чтобы  прогрессировать, необходимо напрягаться. Такие спортивные аскезы позволяют человеку стать устойчивее к стрессу жизни и спокойнее ко всему относиться, а также дают человеку чувство удовлетворения собой за то, что он смог преодолеть такое, о чём другие даже не осмеливаются подумать. Это не значит, что он свысока посматривает на мир и увеличивает своё эго. Такой спортсмен удовлетворён состоянием своего здоровья, своей силой духа, выносливостью, своим бесстрашием. Он видит, что есть все основания для самоуважения.

Немного о Нью-Йорке

– Удалось ли посмотреть Нью-Йорк? Как относились к тебе американцы?

– На Нью-Йорк я смотрел в основном с беговой трассы. Там был классический такой вид: высотки, автострада и мосты. В основном было солнечно и звёздно-лунно. А в озере, вдоль которого пролегала часть трассы, вся эта иллюминация вечера и раннего утра – свет фонарей, звёзд и Луны – отражалась и каким-то волшебным образом влияла на обострившуюся долгим бегом восприимчивость моей психики. Я не просто бежал, а пел песни, читал стихи, проливая над ними слёзы радости, вспоминал прекрасные моменты жизни, забывая про физическое напряжение, боли в мышцах и усталость…  Вот таким мне запомнился Нью-Йорк. А что касается экскурсий по Нью-Йорку, то в этом городе я бывал прежде. Разумеется, этот город уникальный, как столица всего мира. Не только потому, что там штаб-квартира ООН, но и потому что там живут и работают представители сотен наций планеты. Там в метро важные объявления – на пяти языках, включая русский! И «холодной войны» по отношению к себе я ни раньше, ни сейчас не замечал. Напротив, все, с кем я общался, вели себя очень доброжелательно. По-моему, вся эта «холодная война» пребывает только где-то в мире политики и интернета. В реальности её намного-намного меньше.

Фото: из архива Юрия Москалёва

Иван Чижов

Смоленские судомоделисты привезли домой половину всех разыгранных наград
В Смоленске пройдут соревнования «Российский Азимут»

Rambler's Top100