Смоленские герои «Северного шелка»
Общество

Смоленские герои «Северного шелка»

17 августа 2018 года в 17:31
800

Лен, как впрочем, и многие другие сельскохозяйственные культуры, человечество начало использовать еще до того, как появились государства, деньги, внешняя торговля и парламентские выборы. Безусловно, людей привлекали не эстетические особенности растения (мелкие голубые цветочки или снопы, которыми можно было украсить интерьер жилища) и не кулинарные свойства жесткого и потому неудобоваримого для приема в пищу по своей структуре растения. Хотя здесь не все так однозначно – лен оказался настолько многогранной культурой, что нашел свое применение, правда, не целиком, и в кулинарии. Из семян льна до сих пор делают масло.

Но все же основное использование льна связно с тканями. Именно свойства растения сделали его востребованным в текстильном производстве. В Европе, в том числе и на Руси, которая без сомнения являлась частью европейской семьи народов, люди долгие века одевались в шерстяные и льняные одежды (шелк и синтетика появились значительно позже).

Это миф, что Россия всю свою историю существовала, ничего толком не производя, как захребетник у работящей и предприимчивой Европы. Еще задолго до того, как некоторые россияне научились извлекать нетрудовую ренту из произведенных природой нефти и газа, лен и продукты его переработки (как принято сейчас говорить) были одной из основных статей российского экспорта. Так, например, в 1843 году отечественные льноводы продали на Запад своей продукции на 19 миллионов серебряных рублей (сумма не малая – поскольку в те годы рубль был самой «тяжелой» валютой в мире). При этом, для сравнения, по другим традиционным для той эпохи статьям российского экспорта показатели в том же году были намного скромнее: хлеба и сала вывезли на 12 миллионов рублей (каждая позиция), а пеньки – на 7 миллионов рублей.

Смоленская область – один из российских регионов, где традиционно выращивался лен, который долгие годы был здесь одной из основных сельскохозяйственных культур, как при царизме, так и при Советской власти, когда льноводов, которые добивались выдающихся показателей не просто чествовали как героев, а награждали правительственными наградами, в том числе и высшей – присваивали звание Героя Социалистического труда.

Лен обогащает предприимчивых

Александр Петрович Ефимов мог вообще никогда не стать льноводом, мог вообще никем не стать. Родился он в мае 1925 года в деревне Доманово Монастырщинского района, в июне 1941 года Александр закончил семилетку, и когда началась война, он, не достигший призывного возраста, вместо фронта попал в оккупацию.

А в 1943 году, когда Смоленщина была освобождена Александр, которому к тому моменту уже исполнилось 18 лет, взял в руки оружие, чтобы участвовать в уничтожении фашизма. Но война есть война. Это только в дешевом кино – наши атакуют, стреляют, а глупые неповоротливые враги падают убитыми. В конце победители ликуют и радуются. На самом деле на войне все очень страшно и непредсказуемо. Даже победители платят кровью дань Марсу и несут страшные и зачастую невосполнимые потери. В одной из первых атак рядом с Александром рванула мина, и он, как сам вспоминал впоследствии, словно куда-то провалился, в голове звон, рука липкая, горячая. Время остановилось и снова пошло только в госпитале, где раненную руку подремонтировали, но осколок так и остался в ней на всю жизнь, как металлическое напоминание о войне.

Потом на фронтовых дорогах солдата Александра Ефимова были Минск и Каунас, штурм Кенигсберга и освобождение Данцига.

Но в тот день, когда война закончился, армейская служба Александра Ефимова продолжалась еще три года. Демобилизован он был только в 1948 году, но за это время успел получить гражданскую специальность. В те времена, не смотря на все материальные трудности, государство было озабочено вопросом трудоустройства массы молодых людей, которые сразу после школы отлично научились убивать себе подобных, а вот к мирному труду так навыка и не приобрели.

В автотракторной школе Александр освоил профессию механика и, возвращаясь в родное Доманово, очень этому радовался. Но послевоенная действительность на российских полях оказалась куда прозаичней – не на чем было механизатору в ту пору в колхозе пахать и сеять.

А пахать и сеять было нужно, разоренная войной страна ждала от своих граждан теперь уже не ратных, а трудовых свершений. Вот в первую весну после демобилизации, едва только подсохла земля, Александр Ефимов запряг пару волов и вышел в поле.

Потом уже как не перемещали его по служебной лестнице внутри родного колхоза – был заведующим фермой, командовал комплексной бригадой, а вот все равно тянуло к технике. В те времена сельхозпроизводителям иметь свою технику не полагалось – вся она была сосредоточена на машинно-тракторных станциях. Вот туда-то и отпросился на работу Александр Ефимов. А когда в конце 50-х годов МТС расформировали – механизатор вернулся в родной колхоз, да не один, а с трактором.

Правда, колхоз, в который вернулся Александр, был далеко не на лучшем счету не только в области, но даже в Монастырщинском районе. В колхозной кассе – только рубли, взятые в долг, на фермах крыши, все равно, что решето – в дожи текут, а в хорошую погоду небо рассматривать можно…

Вот тут и пришла в голову председателю колхоза мысль – начать возделывать лен. А что, рассудил предприимчивый руководитель, - платит за него государство деньги большие, глядишь и поднимем хозяйство.

И председатель не ошибся – буквально через пять-шесть лет лен ежегодно приносил в колхозную кассу почти 400 тысяч рублей чистой прибыли. Денег хватило на все – и на починку крыш на фермах, и на новую технику, и на зарплату колхозникам. В начале 70-х годов механизатор в хозяйстве получал в среднем 215 рублей в месяц, а зарплата доярки составляла 151 рубль.

Но до этого был упорный труд, который начался на поле площадью в 60 гектаров. Льноводческое звено предложили возглавить Александру Ефимову. Результат для начала был достигнут поразительный – звено Ефимова получило по 8,1 центнера льносемян и по 6,3 центнера волокна с каждого гектара.

Уже через год звено Александра Ефимова обрабатывало 120 гектаров, а чуть позже льняные посевы колхоза были увеличены до 420 гектаров. Но для обработки такой площади пришлось внести серьезные структурные изменения в организацию производственного процесса.

- Льноводство было выделено в специальный цех, - рассказывал Александр Ефимов. – Все 420 гектаров льна в колхозе возделывает один коллектив – механизированный отряд с полным набором необходимых машин и орудий.

8 апреля 1971 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за выдающиеся успехи в развитии сельского хозяйства, за освоение комплекса машин по возделыванию льна Александру Петровичу Ефимову было присвоено звание Героя Социалистического труда.

Творческий подход Клавдии Акимовой

Несколько по иному сложилась судьба Клавдии Ивановны Акимовой. Родившись в 1928 году в деревне Снегиревка Шумячского района, здесь же Клавдия пережила оккупацию и в результате военных перипетий семилетку закончила только в 18 лет в 1946 году.

Послевоенные годы были трудными, и взрослая деревенская девушка с семью классами образования вряд ли могла рассчитывать на продолжение образования Вот так и осталась трудиться в родном колхозе «40 лет Октября» выпускница Снегиревской школы. Поначалу Клавдии доверяли выполнение разовых нарядов бригадира, и все они по большей части были связаны со льном и больше всего нравились девушке.

Любовь Клавдии к «северному шелку» не осталась незамеченной со стороны руководителей хозяйства, которые предложили ей возглавить льноводческое звено.

По прошествии двух десятилетий Клавдия Ивановна признавалась, что поначалу оробела от такого предложения.

В тяжелую послевоенную пору урожаи льна были не высокими. В колхозе собирали всего лишь до четырех центнеров семян столько же льноволокна с гектара.  Но колхозники все равно держались за эту культуры, поскольку получали за него в кассу хозяйства не пресловутые палочки трудодней, а живые деньги. Да и откуда взяться высоким урожаям, когда не хватало техники, а необходимых удобрений вообще не было.

Вот с удорений и начала подготовку к предстоящему севу новая звеньевая. Расспросив знакомых льноводов, добивавших более менее высоких результатов, Клавдия с подругами, вооружившись ведрами и лопатами, ехали по родной Снегиревке от дома к дому на запряженной в сани лошаденке, собирали золу и птичий помет.

Вот эти импровизированные удобрения и вносили на поля. Результат не заставил себя ждать. В первый год звено Клавдии Акимовой получило по пять центнеров с гектара и семян, и льноволокна.

Меньше десяти лет понадобилось Клавдии Ивановне, чтобы добиться наибольшего успеха. В 1965 году ее звено, выращивая лен-долгунец на площади 17,7 гектара, получило с каждого гектара 8,9 центнера семян, а волокна – 10 центнеров.

- В чем секрет успеха – спрашивали журналисты у звеньевой.

На что Клавдия Ивановна отвечала, что секрета, в общем-то, никакого нет:

- В основе успеха лежит творческий подход к делу, знание научных основ земледелия. Все дело в мастерстве, в высокой требовательности к себе, к своей работе. Не может быть жалоб на скупость земли, если люди думают об урожае, заботятся о плодородии почв, о рациональном питании растений на научной основе.

15 мая 1966 года за большие успехи в развитии льноводства, за получение высоких урожаев льноволокна и льносемян Указом Президиума Верховного Совета СССР Клавдии Ивановне Акимовой было присвоено звания Героя Социалистического Труда.

Коллаж: Сергей МИРОШНИЧЕНКО

Алексей ГУСИНСКИЙ

В Смоленске обсудили вопросы трудоустройства участников и победителей чемпионата «Абилимпикс»
Смолянки могут принять участие во всероссийском конкурсе «Успех-2018»

Rambler's Top100