Восьмибитный музей
Дороги

Восьмибитный музей

24 октября 2012 года в 16:15
1988

Игровые приставки были заветной мечтой едва ли не каждого ребёнка. Но не все родители могли себе позволить такую роскошь: времена были непростые. Поэтому у счастливых обладателей восьмибиток (а что уж говорить про фантастические 16-битные «Сеги»!) всегда было много друзей. И гостей.

Где теперь эти вещи? Скорее всего, на свалке. У современных детей есть компьютеры, айфоны и айпэды. Над раритетами из нашего детства они разве что посмеются. Но в Смоленске отыскался энтузиаст, который не только собирает «древности» 80–90-х годов, но и готов показывать их другим. И даже дать понажимать кнопки на давно забытых джойстиках!

Для души

Это сейчас Александру Бушунову 24 года и он человек серьёзный. Учится в СмолГУ, на четвёртом курсе художественно-графического факультета. Любит рисовать, иногда делает тату... Одним словом, человек творческий. А когда-то так же, как и остальные ребята, целыми днями играл в «Танки» и «Марио».

– Признайся, всегда был геймером?

– Да, играть я люблю с детства. У меня было много приставок... Потом появились другие увлечения: музыка, клубы, друзья. Приставки отдали младшему поколению, часть выбросили, что-то не вернули друзья. Тут ведь как: дал на время поиграть, и с концами… Я про них забыл, ведь появился компьютер.

– И почему же вспомнил?

– Да, честно говоря, так оно всё и шло бы дальше, но в 2010 году на просторах интернета я увидел творчество Джеймса Рольфа (он же AVGN – Angry video game nerd). Он рассказывал про приставки и игры 90-х годов – про все грехи разработчиков и пр. И тут на меня накатила ностальгия! Я вспомнил, что есть дома одна вещь, которую я так и не отдал на растерзание. Это была моя первая – розовая! – восьмибитная приставка «Денди». Я тут же побежал домой, достал её, очистил от пыли, нашёл для неё провода, джойстики, картриджи… И очень сильно огорчился, что она не работает. Я загрустил. И тогда моя девушка предложила: «А давай купим «Денди». Мы поехали на рынок, стали искать старые приставки, как в детстве. Но оказалось, что их больше нет. Продавались всякие новоделы, которые мастерят в Подмосковье. К тому же выбор был ограничен только внешним видом. Зато мы купили пару картриджей с играми – теми самыми, из детства! Попробовав поиграть, я страшно негодовал. В игре «Тини Тут» вместо кролика бегал кот Феликс, в «Марио» главным персонажем оказался человек, похожий на толстого повара, владеющего кун-фу… К тому же джойстики разваливались в руках. В общем, полный хлам.

– И что, опустил руки?

– Как бы не так! Поиграв пару вечеров, я начал задумываться: если у меня осталась старая, пусть и сломанная, приставка, значит, и у друзей они могли остаться. К собственному удивлению, спустя много лет я помнил все их телефоны. Начал звонить, однако в ответ слышал только: да зачем тебе это надо… Но в итоге поиск увенчался успехом. Один из друзей сказал, что у него есть «Сега». Он отдал мне целый набор вместе с коробкой. Приставка работала! В тот же день мне отдали ещё две «Сеги», но уже за деньги. Я стал просить одногруппников, друзей, знакомых поспрашивать в их окружении: вдруг у них что-нибудь есть? Так у меня появилось пять приставок, и снова настало затишье. Но с начала этого года приставки ко мне просто потекли рекой… Я взялся за дело всерьёз. Начал ходить по барахолкам, магазинам и находил там старые залежи добра по символическим ценам. Стал писать объявления в чатах. Совсем недавно я решил попросить помощи в соцсетях. Однажды отозвался паренёк, назначил встречу у Камерного театра. Это оказался мальчик лет четырнадцати. Он протянул пакет. Я спросил, за сколько продаст, а он ответил: не надо мне денег, так бери. Я был в шоке от того, что такое может быть – в наше-то время!

То ли музей, то ли клуб

– Ну и собирал бы себе приставки. Почему решил, что нужно поделиться радостью с другими?

– Изначально я и собирался просто вспомнить детство, поиграть с друзьями. Моя девушка меня поддерживала и даже играла сама. Потом у меня начали появляться такие артефакты, как тамагочи, фишки, вкладыши и наклейки из старых жвачек. И меня всё это дело захлестнуло… Я собираю всё, на чём можно играть. Работоспособность приставок значения не имеет: в любом случае я сам их реанимирую, наловчился. Потом пришла идея сделать домашний музей, поделиться всем этим с людьми. Но незнакомых людей пускать в свой дом не хотелось бы, поэтому буду делать выставки в каких-нибудь кафе или, например, подвальных помещениях, где можно будет на всём этом поиграть, потрогать, посмотреть… Вспомнить детство, узнать какие-то факты о забытых вещах, поделиться старыми историями. Ведь это было очень интересно! Например, ходили слухи, что в старой карманной консоли «Электроника» (все помнят, там волк ловил яйца) если поймать тысячу яиц, то покажут мультик «Ну, погоди!». Или что в «Черепашках-ниндзя» можно играть за Сплинтера… Тогда все хвастались, что могут пройти игру, не потеряв ни одной жизни, а на деле и первый уровень с трудом проходили… Ну и ещё в планах – устраивать на выставках просмотры фильмов 90-х годов на видеокассетах. Помните, с одноголосыми переводами, как в детстве. Там же можно играть в фишки, устраивать конкурсы… Но один я вряд ли смогу всё это сделать. Потихоньку нахожу единомышленников, разделяющих моё увлечение.

30 приставок и сотня картриджей

– Чем успел разжиться?

– Сейчас в моей коллекции 30 приставок, около 100 картриджей на «Денди», 70 на «Сегу», 102 игры на «Сегу Дримкаст», почти 70 на первую «Сони» и около 100 – на вторую, пара десятков на портативную приставку «Гейм бой». Есть и редкости: клавиатура и мышь для приставки «Сега Дримкаст», разные дополнения к самим приставкам: восемь пистолетов для «Денди», масса джойстиков, книги с кодами прохождения игр… Многим приставкам уже более 15 лет. Есть даже экземпляр 1987 года выпуска! Я пытаюсь собирать всё в оригинальных упаковках. Есть приставка вроде «Сеги». Называется она «Супер Битман». Это единственный клон, одобренный самой компанией «Сега». По всем характеристикам они одинаковы, но клон сделан в 90-х годах в России.

– У тебя в коллекции есть любимицы?

– Самый любимый экземпляр – это моя первая приставка «Денди». Я даже на третьем курсе на занятиях по композиции её рисовал! Кстати, это розовое чудо сумело воскреснуть. Каким образом, я и сам понять не могу.

– А про историю создания приставок рассказать посетителям твоих выставок сможешь?

– Конечно! Я знаю почти всё, что касается приставок. Во всём мире, кроме России, восьмибитная приставка появилась в 1980 году, а у нас – только в 1993-м. Да и то это были китайские подделки под брендом «Денди», выпускаемые фирмой «Стиплер». А рекламировали и продавали их по всей России как лицензионные.

«Мне жаль современных детей»

– Как ты думаешь, современные дети пойдут на такие встречи – хотя бы из любопытства?

– Сомневаюсь… Вообще, мне жаль новые поколения детей, которые сразу начинают играть на компьютерах и новых приставках, где всё уже не то, где не надо включать воображение… Наше детство было интереснее.

Восьмибитный музей

Родители, дети, государство… и снова родители
Философия плёнки

Rambler's Top100