История

Война после войны

24 июля 2009 года в 17:12
1752

Приглашаем к диалогу
Предлагаем вашему вниманию недавнюю публикацию «Литературной газеты», вновь обращающейся к Катынской трагедии в связи с непрекращающимися призывами к нашей многострадальной Родине покаяться за все грехи, в том числе и за несовершённые. На наш взгляд, обозреватель «Литературки» задал очень точные вопросы, которые почему-то не приходят в голову многим обличителям «зверств НКВД».
Мы отдаём себе отчёт, что этот материал способен многих задеть за живое. Однако долгий и не самый приятный разговор в канун 70-летия начала Второй мировой войны неизбежен, хотим мы этого или нет. И неизбежно на международном уровне снова начнут вспоминать «Катынское дело». И самое время задуматься о правдивости версий, принятых за окончательную истину.
Мы приглашаем к серьёзному диалогу на страницах нашей газеты профессиональных историков, свидетелей и летописцев трагических событий, неравнодушных граждан бывшего СССР и новой России. У страны без прошлого нет будущего.

Катынский вопрос
Каким мы видим наше прошлое, так мы живём в настоящем. Или мы, сокрушаясь о подлости и бесчестности наших отцов, смотрим фильмы типа «Штрафбат» и «Сволочи», или, уверенные в их правоте и своей силе, запрещаем тиражировать эту ложь.
Но фильмы – ладно, с фильмами подождём. Поговорим о более серьёзном: о Катыни.
Эта история началась с того, что Германия, войска которой напали на нашу страну и убили здесь миллионы мирных граждан, вдруг в 1943 году объявила на весь мир о своей находке: о захоронении в местечке Катынь под Смоленском 10 тысяч польских офицеров, расстрелянных в 1940 году. То есть ещё до её вторжения!
Якобы присоединив в 1939-м, после вторжения немцев в Польшу, восточные районы этой страны к СССР и задержав там сотни тысяч польских военнослужащих, советские власти в основном распустили поляков по домам, но 10 тысяч офицеров оставили под охраной, а потом дели неведомо куда. И вот теперь, в 1943 году, гуманные фашисты поспешили сообщить миру: поляков ещё в 1940-м убили негодяйские Советы. Чекисты заранее закупили в Германии немецкое оружие, патроны и даже немецкий бумажный шпагат, чтобы связать казнимым руки, а потом свалить вину на честных фашистов, нападение которых на СССР, ясное дело, они предвидели заранее.
Расследование, проведённое вскоре после освобождения Смоленска, показало: в могилах находятся тела и поляков, и русских. А у части убитых и вообще обнаружили зубные протезы бельгийского и голландского производства, а такие люди в советских лагерях до начала войны ниоткуда взяться не могли.
Выяснили, что осуждённые советские граждане из лагерей Смоленской области были в апреле-мае 1941-го передислоцированы ближе к западной границе СССР на строительство полевых аэродромов. А граждан бывшей Польши, ещё живых к тому моменту, оставили на прежнем месте, и они строили шоссе Москва – Минск от 392-го до 171-го километра. Было их по состоянию на начало 1941 года от 7,5 до 8 тысяч человек. Когда началась война, их не смогли эвакуировать, ведь Смоленскую область немцы захватили очень быстро. Эта история зафиксирована в материалах Нюрнбергского процесса. Там давал показания советский офицер, комендант лагеря для поляков, и он описал, как пытался получить железнодорожные составы в Смоленске и не преуспел.
Вина немцев была очевидной. Вопрос закрыли, и довольно долго эту тему вообще никто не трогал, даже на Западе.
В самом деле, расстрел поляков в 1940 году нелогичен. Представьте: осуждённые к принудительным работам строят шоссе. Зачем их убивать? При этом надо бы ещё вспомнить, что как раз в 1940-м у нас создавались польские части под командованием генерала Андерса. Позже эти части по их же настоянию отправили через Иран к англичанам, а в СССР была сформирована польская дивизия имени Костюшко, которая дальше воевала с нашей стороны. Польские военные вполне пригодились бы для этих войск.
В общем, советской власти убивать их в 1940 году было просто ни к чему. А вот расстрелявшим их гитлеровцам в 1943-м объявить, что это сделали Советы, было очень даже «к чему». После своего поражения под Сталинградом им было позарез нужно испортить отношения Сталина с союзниками, предотвратить открытие второго фронта в Европе – вот и запустили фальшивку.
Когда Горбачёв возжаждал любви Запада, он вытащил фальшивку из чулана, стряхнул с неё пыль и предъявил миру. И началось. Только ленивый не пнул нашу страну за убийство невинных поляков.
Выглядят такие пинки примерно так. Перед автором, взявшимся писать о Катыни, неизбежно встаёт простой вопрос: зачем? Зачем Сталин убил пленных? Западные исследователи убедительного ответа не находят. В конце концов, сталинизм иррационален, а раз так, то не следует ли признать Катынь немотивированным убийством?
Таков уровень «серьёзного» обсуждения трагедии! Но доказательств-то однозначных по-прежнему нет.
Дошло до того, что в январе 2002 года на высшем уровне обсуждалась возможность распространения на поляков российского закона о жертвах политических репрессий. Если Комиссия по противодействию историческим фальшивкам не положит этому конец, мы так и будем постоянно перед всеми виноватыми. Так и будем каяться, каяться и каяться.
600 тысяч наших воинов погибли за освобождение и независимость Польши. Включая раненых, контуженных и обмороженных, за неё пострадали более 2 миллионов советских людей, что составляет почти половину от всех потерь нашей армии за рубежом во время Второй мировой войны. 100 тысяч поляков воевали на стороне Германии, и сколько наших солдат и мирных граждан погибло от их рук – бог весть. А каяться, да ещё и платить, настойчиво предлагают нам!
Пора этому «Катынскому делу» дать окончательную оценку.

Переселение
В Берлине создан «Центр изгнанников» для защиты интересов немецких переселенцев, вынужденно покинувших районы традиционного проживания на отошедших от Германии территориях в соответствии с решениями Потсдамской конференции 1945 года. Поразил подход к этому вопросу Польши.
Суть дела. По решению Потсдамской конференции восточные границы Германии были сдвинуты на запад. Немалые земли, населённые немцами, достались Польше и другим странам. И немецких граждан с этих земель – а это были сплошь женщины с детьми и старики – в 1947-1949 годах отсюда выселили.
Это была страшная трагедия для миллионов. На сборы давали от получаса до часа, разрешая унести с собой минимум еды и вещей. Тех, кто отказывался уходить, избивали и даже убивали. Особенно жестоко действовали поляки. Если при переселении немцев из Судет и Румынии погибли 100 тысяч переселенцев, то при перемещении из Польши погибли около 300 тысяч. Напомним, из Чехословакии были высланы около 3 миллионов человек, с земель, отошедших Польше, – около 4 миллионов.
И вся эта волна беженцев накатывалась на Германию, власть в которой в то время была у советской оккупационной администрации. График прибытия переселенцев не согласовывался с советской стороной. А ведь на наших военных легли задачи предоставления этим людям хотя бы временного жилья, а также и снабжения их продовольствием за счёт армейских резервов.
Советские власти в Германии обращались в Москву, просили добиться смягчения условий выселения людей из сопредельных государств. Военные коменданты тех районов Восточной Германии, что прилегали к границе с Польшей, постоянно сообщали о негуманном порядке этого выселения. Сообщали о голоде среди немецкого населения, об отказе польских властей снабжать людей продовольствием, об их убийствах участниками вооружённых польских групп, о необоснованных арестах и фактах репрессий даже против антифашистски настроенных немцев. Кстати, часто основанием для этих репрессий становилось то обстоятельство, что немецкие патриоты сотрудничали с Красной Армией.
Москва пыталась воздействовать на чехов и поляков дипломатическими методами, уговаривая смягчить действия по отношению к репатриантам. Чехословацкие власти откликались на такие обращения, польские если и соглашались, то неохотно.
В то же время, желая побыстрее заселить свои новые земли, освобождённые от старого населения, поляки настаивали, чтобы СССР без проволочек отправлял к ним, в Польшу, жителей Западной Украины и Западной Белоруссии польского происхождения. Надо сказать, советская власть подошла к этому делу гуманнее: люди самостоятельно решали, гражданами какой страны они желают стать, и свободно выбирали, переезжать им в Польшу или нет.
И вот теперь, 60 лет спустя, власти Германии, Польши, Чехии, Словакии и Венгрии создали европейскую сеть центров документации об изгнанных немцах. Но Польша по-прежнему верна себе! Её политики жаждут осуждения – кого бы вы думали? – правильно, русских. Чтобы мы покаялись за горести, доставленные несчастным полякам, якобы насильственно выселенным из Западной Украины и Западной Белоруссии. Чтобы лишний раз осознали, какие мы ужасные, тоталитарные и преступные. Были и остаёмся.
Невольно приходит в голову вопрос: зачем освобождали Польшу? Зачем на Потсдамской конференции добивались присоединения к ней бывших германских земель? Зачем возвращали в Польшу поляков? Сегодня термин «советская оккупация» вставляется в любой документ как некая очевидная данность, а то, что за годы реальной оккупации Польши фашистской Германией там погибли около 6 миллионов человек, в том числе без малого 3 миллиона евреев, не упоминается вовсе.

Что это, как не фальсификация истории?
Вот такая историческая правда. На землях, с которых поляки выгоняли немцев, оставались к моменту переселения только женщины с детьми и старики. Почему? Потому что мужчины ушли на войну, чтобы грабить и убивать жителей других стран. На выживших немцев легла вся ответственность, их выселили. Жестокость этого выселе-ния – на совести поляков. Но она их как-то не тревожит. Во всяком случае, никакого желания каяться не видно. Каяться, по их мнению, надлежит только России.
Сохраняя уважение к памяти безвинно пострадавших, будем уважать свою страну и не дадим другим оскорблять её ложью.
Послесловие

Нам предписано охаять свою историю.
О том, какие цели преследуют борцы за историческую правду, свидетельствует резолюция комитета Парламентской ассамблеи ОБСЕ «Воссоединение разделённой Европы». В ней уравниваются сталинизм и нацизм, что позволит странам бывшего СССР вновь потребовать от России возмещения «ущерба за оккупацию». Мало того, от России требуют отказа от демонстраций и парадов во славу советского прошлого и избавления от «структур и моделей поведения, нацеленных на то, чтобы приукрасить историю». Ибо, по мнению авторов таких резолюций, это СССР и Германия разделили Европу и развязали Вторую мировую войну.
Этим политиканам наплевать, что именно Советский Союз понёс самые большие жертвы и внёс наибольший вклад в дело освобождения Европы от фашизма. К годовщине начала Второй мировой войны люди, страдающие историческими комплексами, готовы спустить на Россию всех собак, дабы чувствовать себя жертвами и судьями одновременно. При этом не отказываясь ни от чего, что они получили благодаря нашей Победе.
Люди, хлопочущие вроде бы о «воссоединении разделённой Европы», на самом деле готовы воссоединяться на их условиях, согласно которым они праведники и победители, а Россия должна забыть свои жертвы и победы и жить по их указаниям.

Дмитрий КАЛЮЖНЫЙ,
«Принуждение к покаянию»,
«ЛГ» №29 (6233)
(Печатается в сокращении.)

Студенческие отряды на родине Гагарина
Неугомонный исследователь старины

Rambler's Top100