Культура

О чём думает балерина? Интервью Татьяны Шавриной

27 января 2012 года в 17:10
7243

Вглядываясь в окружающих людей, боишься недоглядеть, упустить что-то важное из того, что дарит жизнь, с кем сводит. Не такая уж редкость люди одарённые – искра есть в каждом, но редкие как алмазы – люди талантливые и при этом бескорыстные, добрые, светлые. Моя собеседница – как раз такой человек.
Татьяна Шаврина – балетмейстер и актриса Смоленского камерного театра. Её театральные образы – женственны и хрупки, она утончённо чувственна, но иногда склонна к озорству, ведь глубоко в сердце дивы прячется ребёнок. Её роли – Сита в «Индийской легенде», Кира в «Жестоком уроке», сразу несколько ролей в спектакле «О чём пел соловей», Ёжик в «Ёжике и Медвежонке», Учительница в спектакле «Все мальчишки – дураки», Фрёкен Снорк в «Шляпе волшебника», Кори в «Босиком по парку»... Ей сопереживаешь, когда она на сцене.
Осенью камерный театр выпустил её спектакль «Бемби», где актёры изъясняются языком танца и жеста. Сделанный с большим вкусом, стилистически он не похож на то, что сегодня предлагают в театрах. Татьяна замечательно сыграла маму главного героя…
Многие дети – очень творческие натуры, и, думается, спектакль «Бемби» бросает зерно в благодатную почву – подталкивает их к очень важным, красивым и редким вещам. Как известно, маленький Валера Гергиев побывал в опере и был очарован настолько, что стал блистательным музыкантом, одним из лучших в мире. Вполне возможно, что новой постановкой Смоленского камерного сейчас создаются предпосылки для чего-то подобного…

- Мне кажется, «Бемби» может быть интересен взрослому зрителю. Потому что взрослая аудитория способна оценить замысел и исполнение, стиль, а детский взгляд замутнён телевизором и видео – там каких только ярких программ и мультфильмов… Раскрывать лучшие стороны в людях – ваш театр, надо отдать должное Николаю Петровичу Парасичу, пытается служить этому высокому предназначению. И я вам очень признателен, поскольку вы тоже этим занимаетесь.
- Да. Мир вокруг не поменяешь, но можно внести свою маленькую лепту… Я вообще детские спектакли люблю больше, чем взрослые. Мне в них больше нравится работать.
- Почему?
- Зритель другой. Когда ребёнок после спектакля подходит: «Можно за вас подержаться?» – и смотрит распахнутыми глазами… У взрослых не бывает таких эмоций. Ещё они могут сказать что-то прямо во время спектакля – они очень открытые. Ребёнок ведь никогда не притворяется. Если ему не нравится, не интересно, то – всё. Это взрослый будет высматривать, дожидаться чего-то, а ребёнка не обманешь.
- Что бы вы хотели сказать зрителям, которые собираются смотреть ваш спектакль?
- Мне очень важно, чтобы дети сопереживали, мне хочется, чтобы они испытали чувство сострадания.


- Как люди ставят спектакли? Как такое стало возможно – «Бемби»?
- Ой, для меня вообще загадка, как это всё произошло… Мы сделали наш спектакль, потому что возникла команда единомышленников, были люди, которым этого хотелось, а не просто – пришли на работу. Когда идёт репетиционный процесс, и все работают с удовольствием – это счастье!
- Вы движения как-то записываете? Есть система?
- Да. Когда сочиняю – записываю, а так – стараюсь заснять на видео. Вот сейчас большой был материал, всего не запомнишь – у меня есть специальная тетрадка, пишу.

- Как вы оказались в театре?
- Я пришла в камерный в 2001 году с группой балетных артистов. Нас сюда привела Наталья Викторовна Свирская – мой учитель, мой наставник, которая мне очень много дала.
Я с детства занималась в Доме культуры работников народного просвещения, – там есть балетная студия, её возглавляет Эмма Петровна Посредникова. Это большой серьёзный коллектив, например, мы раньше выступали в драмтеатре – у нас были отчётные концерты, очень ответственные. Я занималась в этой студии больше 15 лет. Наталья Викторовна – это дочь Эммы Петровны. Она меня очень многому научила в танцевальном плане и привела сюда, в театр. Николай Петрович тогда ставил «Щелкунчика», с этого всё и началось. Большинство артистов в этом спектакле были приглашёнными – балетными. Драматические актёры были заняты в эпизодических ролях. Это был балет, именно балет – мы танцевали на пуантах. Думаю, для камерного театра это было большим событием. Потом, как это всегда бывает, постановка рассыпается, люди разошлись. Осталась я и Денис Кулешов, мы пришли вместе. После «Щелкунчика» я просто подрабатывала здесь – танцевала, это были эпизодические роли, потом осталась – меня взяли на работу.
Я никогда не думала, что приду в театр – буду не только танцевать, но и играть!..
- Расскажите, почему – танцы? Для многих читателей это достаточно экзотичное призвание…
- Сколько себя помню, – с пяти, с шести лет, – я хотела танцевать, я чувствовала музыку…
Я помню этот момент: мы сидели с мамой в кресле, горел торшер, она достала газету, и в ней было написано: объявляется набор девочек в балетную студию. И я сразу: мама, мама, пойдём – пойдём! Тогда ещё был конкурс, представляете? (Это сейчас берут всех повально…) Мы пришли, нас отсматривали… Помню свой первый выход на сцену. Моим первым танцем был танец снежных хлопьев – как раз в «Щелкунчике», в драмтеатре. Огромный зал, софиты…
Я счастлива, что у меня было столько времени и возможностей, я многое станцевала – и «Жизель», и «Щелкунчик», и «Баядеру», и «Лебединое озеро». У нас были спектакли, нам предоставляли драмтеатр для выступлений, а сейчас это уже невозможно. С Натальей Викторовной мы делали очень большой интересный концерт, и мы впервые показывали его на старой площадке камерного театра, на проспекте Строителей. Но как-то всё это оказывается невостребованным, неденежным – нужно идти танцевать в ресторан. Искусство в чистом виде в Смоленске не нужно… Концерт был интересный, модерновый, на него было потрачено много сил – но кто на него здесь пойдёт?!. И когда мы показали тот концерт на старой площадке – это был год, наверное, 1998-й, Николай Петрович с нашей Натальей и познакомился.
- Какая была ваша первая большая роль?
- Во взрослом спектакле – «Жестокий урок», у режиссёра Елены Николаевны Янышевой, в детском – Ласточка в «Дюймовочке», когда я впервые заговорила на сцене (улыбается). Это произошло благодаря Николая Петровичу Парасичу!
- Какой на ваш взгляд, секрет успешной работы в театре?
- Надо правильно воспринимать критику. Если режиссёр делает мне замечания, обращает на меня внимание, критикует, то – слава Богу! Если этого не происходит, значит, что-то не так. Я привыкла с детства к физическому преодолению, сейчас – это моральное преодоление.
- Знаю, что зарплаты в театре не очень большие… Вы где-нибудь ещё подрабатываете?
- Подрабатывала раньше, но сейчас я отказалась, мне это мешает. Я ориентирована на театр. Может быть, я просто устала – когда нужно туда, сюда, это отнимает силы. Я перестала подрабатывать, и получился спектакль. Балетмейстер, по совместительству актриса, две ставки – уже неплохо.
- Что вас вдохновляет?
- Люди, с которыми я работаю. Я их люблю! Знаю, как это важно – когда для тебя что-то делают, когда с тобой чем-то делятся – и я тоже хочу с ними делиться тем, что я умею.
Очень важно, что мама меня поддерживает. Потому что это такая профессия, где много трудностей, бывают неудачи, и эта поддержка очень важна – тогда ты можешь работать дальше.
Люблю свой театр, люблю, когда в нём происходит что-то хорошее, люблю всех, кто в нём работает – не только труппу, но и службы, – это и парикмахер, и костюмер, и наш замечательный повар…
Мне нравится, когда меняются режиссёры. Для актёров это очень важно. Не люблю, когда из театра уходят близкие мне люди! Это такие потери в жизни, которые уже не восполняются. Например, я до сих пор скучаю по Елене Николаевне, она в моем сердце останется навсегда.
- Какой спектакль у вас любимый?
- Вообще мои любимые спектакли – это те, где я не занята (улыбается). Мне очень нравятся «Записки сумасшедшего», «Жан и Жюли»… И «О чём пел соловей» мой любимый, конечно – он живёт, он во многом лицо нашего театра.


Николай ПАРАСИЧ, художественный руководитель Смоленского камерного театра:
- Татьяна – человек огромного таланта и редкого трудолюбия. Она сумела перенести события пьесы «Бемби» на язык движения. Это замечательная, удивительная работа!

В Татьянин день сердца открыты
Литературные новинки. Книга смоленского поэта Владимира Макаренкова «Милое сердцу и дорогое»

Rambler's Top100