Культура

"Назарет" - второй раз в Смоленске

21 сентября 2011 года в 20:01
1757

«Назарет» снова выступил в Смоленске. Дэн МакКаферти общался с публикой по-русски и играл на электроволынке.
Легендарный коллектив приехал к нам в рамках тура в поддержку нового альбома Big Dogs. Трудно припомнить, чтобы Смоленск посещали звёзды такого уровня. А тут – второй раз за полтора года! Видно, в Смоленске музыкантам понравилось. Кажется, и в этот раз поводов для разочарования быть не должно.

В зале Дома офицеров преобладали люди за 40 (что и неудивительно: это поколение выросло на музыке «Назарет»). Порадовало, что толпу «рокеров со стажем» разбавляла молодёжь.
Разогревать хорошо мотивированную публику музыкантам не пришлось. Особенно рьяные фанаты уже в начале концерта скопились у сцены и провели на ногах все полтора часа. Энергетика у «Назарет» та ещё – никак не скажешь, что её фронтмэн 40 лет на сцене. Он в хорошей форма, как и его фирменный «надтреснутый» вокал, который не спутаешь ни с каким другим. В Смоленске МакКаферти спел как старые хиты, так и композиции из последних альбомов. А поскольку группа привезла с собой своё оборудование, то зрители в качестве бонуса получили ещё и световое шоу. На бис музыканты исполнили Love Hurts и Animals.
Из русских фраз в лексиконе МакКаферти самой частой была «Смоленск, спасибо!» А завершая выступление, он сказал: «До свидания». Хочется верить, что мы услышим вживую ещё и «Назарет», и других монстров рок-н-ролла. Благо скоро на Черняховке построят зал на три тысячи мест, и тогда уж точно не зарастёт тропа, проторённая в Смоленск легендарной группой.

***

Перед концертом Дэн МакКаферти дал пресс-конференцию.
– Как вы относитесь к Интернету и к тому, что там много вашей музыки?
– Интернет стал частью мира, и приходится мириться с этим. С какой-то стороны, это полезно, с другой – плохо.
– Рок называют музыкой протеста. Сейчас против чего вы протестуете своими песнями?
– Если только против старости (смеётся). На самом деле мы никогда не старались выразить своими песнями протест против чего-либо. Мы их писали о том, что знаем, что происходило в нашей жизни. Может, благодаря этой честности группа держится много лет.
– Снятся ли вам концерты?
– Концерты во снах я не играю, но сны запоминаю и могу к ним возвращаться. А ещё могу выбирать, будут они цветные или чёрно-белые.
– В России звёзды такого статуса часто идут в политику. Какие у вас отношения с политикой?
– Политика полна лжецами, поэтому я не хочу быть там. Я только девушкам вру.
– Мистер МакКаферти, ваш последний альбом получился достаточно классическим. Это принципиальная позиция или просто так получилось?
– Мы уже 40 лет вместе. Поэтому хотим этого или нет, у нас получаются «назаретовские» песни. Кстати, когда ко мне обращаются «мистер МакКаферти», я оборачиваюсь и начинаю искать отца (смеётся).
– Любите ли общаться с фанатами группы и какой их подарок больше всего запомнился?
– Наши фанаты любят нас, а мы – их. К сожалению, поклонники постоянно отправляют мне мои же фотографии. Это очень странно. Есть подарки из России. Например, у меня на кухне висит фотография, на которой по улице города идёт медведь, как и должно быть в России (смеётся). Это круто!
– Вы верующий человек?
– Сам я неверующий, но если человек верит во что-то, рад за него. Плохо, когда из-за религиозных вопросов начинаются войны. Такого не должно быть.
– Какой казус во время гастролей вам больше всего запомнился?
– Наверное, когда мы работали в Бразилии и у нас выкрали фургон с оборудованием. Пришлось его выкупать.
– А какое событие за всю историю группы считаете номером один?
– Может, когда у нас появился первый хит. А один из самых глупых случаев – когда была автограф-сессия в магазине и кто-то попросил расписаться на ребёнке. Я этого, конечно же, не сделал. Хотел позвать полицию, чтобы забрали ребёнка у этой безответственной женщины.

Виталий Барковский: О свежих взглядах и невиданных спектаклях
Огонь по-английски «файер», а шоу по-английски – «шоу»

Rambler's Top100