Культура

«Хроники Нарнии»: куда уходит детство

10 декабря 2010 года в 12:32
1468

В четверг в российский прокат вышла третья часть легендарных «Хроник Нарнии» – «Повелитель зари».
Пути успеха неисповедимы, и «Хроники Нарнии» едва не разделили печальную участь провалившихся в прокате фэнтези «Звёздная пыль» и «Эрагон» (их не спасли даже Николь Кидман и Джон Малкович). Вторая часть франшизы «Принц Каспиан» не принесла ожидаемых дивидендов, и многочисленным поклонникам Клайва Льюиса пришлось почти три года ждать, пока отыскались продюсеры, готовые вложиться в рискованный проект.
К «Покорителю зари» как нельзя кстати подходит определение, которое исторически ассоциируется с родиной этой фэнтези-эпопеи, – «старая добрая» … нет, не Англия – сказка. В Нарнии царит мир, и король Каспиан отправляется на поиски семерых пропавших без вести лордов – сторонников его умершего отца. Во время плавания на «Повелители зари» Каспиан вместе со своими друзьями из нашего мира Эдмундом и Люси достигают самого края мира, но, вопреки тревожным ожиданиям суеверных матросов, не падают в пропасть, а оказываются перед водной стеной, за которой простирается обитель львообразного бога Аслана. Острова, куда заносит нарнийский корабль, сродни тем, на которых бывал герой арабского эпоса Синдбад-мореход. Они кишат диковинными существами (драконами, морскими змеями, невидимками), и на каждом из них расставлены ловушки. Стандартный набор авантюрной сказки! Но есть две сцены – находки режиссёра, украшение фильма. Что-то рождественское мелькает в сцене, где после заклинания снег засыпает волшебную комнату в заколдованном замке. А на подступах к божественному острову Аслана на воде колеблются тысячи белоснежных лилий, которые поневоле внушают отрадное чувство благоговения и священный трепет.
Поклонники нарнианы должны быть готовы к тому, что они уже не увидят двух главных героев предыдущих эпизодов. Питер и Сьюзен Пэвенси повзрослели, и путь в магическую параллельную реальность им заказан.
У «Хроник Нарнии» есть одно неоспоримое достоинство – доброта. За это можно простить наивные назидания, которые нет-нет да срываются с уст нарнийского бога Аслана или героического мышонка Рипичипа. Педагогический пафос балансирует на грани углублённой рефлексии и назойливости, зато границы между добром и злом остаются чёткими, к одному ты испытываешь симпатию, а к другому – отвращение.
100-миллионный бюджет третьего эпизода нарнийского цикла внушает зависть к голливудскому кинематографу. Сколь бы ни были обоснованны упрёки в циничной меркантильности, заокеанские продюсеры не поскупились на экранизацию сценария, ориентированного на детскую и подростковую аудиторию. И если бы можно было вводить возрастной ценз, я бы посоветовал не продавать билеты зрителям старше 16 лет (либо тем, кто в душе остался ребёнком и не пресытился красочными, экзотическими сказками, в которых коварные испытания нужны только для посрамления зла).
«Хроники Нарнии» стали экранизировать после феноменального успеха «Властелина колец» и «Гарри Поттера». Сравнения с ними неизбежны, тем более что профессор Оксфордского университета Клайв Льюис создавал свою сказку, соревнуясь с другим членом оксфордского литературного кружка «Инклингов» Джоном Толкиэном. В литературном отношении «Нарнии» свежее, изощреннее и «Властелина колец», и «Гарри Поттера», но экранная версия эпоса страдает «имиджевой недостаточностью». Нарнийским героям не хватает харизмы. Обаяния они не лишены, но каких-нибудь уникальных черт, врезающихся в память (вроде очков юного волшебника, безносого лица Волан де Морта, белого плаща Гендальфа или низкого роста хоббитов) у них нет. Единственное исключение – болтливый мышонок Рипичип, да и тот весь вышел – в страну Аслана.
«Повелитель зари» – прекрасный предновогодний фильм, идеальный для семейного просмотра.

Творческий вечер Николая Писаренко
Зимний «Пикник» в Смоленске

Rambler's Top100