Культура

Испытание души

22 декабря 2009 года в 16:42
1723

Вышла в свет пятая книга стихов смоленского поэта Владимира Макаренкова "Ворота во мгле". Пережив яростные слепые удары судьбы, тяжкую семейную трагедию, которая потрясла самые основы его существования, поэт с поразительной искренностью, мужественно и открыто продолжает идти навстречу людям, потому что именно в этом смысл его творчества. Перелистаем страницы этой книги.

На фронтисписе помещены рукописные строчки, в которых оживающая душа вновь встречается с солнцем. Стихи эти написаны давно, но поэт ставит их здесь как эпиграф. Жизнь торжествует наперекор всему, что закрывает её чёрными тучами сомнений и тревог, мрачных несчастий и трагических потерь. Пройти всю её с достоинством – наш долг не только перед теми, кто рядом с нами, но также и перед теми дорогими нам людьми, кто уже ушёл в неведомое, и лишь духовный голос их достигает нашего сердца.
Душа верит, говорит поэт, что ничто в нас без следа не уходит. Нельзя лишь прощать себе лёгких путей и компромиссов, которые порой кажутся такими естественными. Там, где поджидают нас "сто печалей ста дорог", только любовь всегда рядом с нами на бренной нашей земле. Из испытаний рождается красота, наперёд сознающая свою непреложность, и тогда душа "до дна лучится чистым светом", не угасая для тех, кто идёт следом.
Жизнь и судьбу свою поэт доверяет слову. Вместе с ним он верит в живые звёздные просторы, хотя здесь, на земле, сомнение порой превращает звёздный луч в плеть для желаний и поступков. Грустные предчувствия "грядущих расставаний" волнуют его чуткую душу. И радость, и горе выплёскиваются беспредельно. Душа готова смириться перед приговором судьбы, ещё более прижимаясь к земле и успокоенно слушая знакомую мелодию дождя, не требующую объяснений.
Если гибнут миры, вечна ли душа? И смеётся, и плачет она в нашей телесной оболочке, обозначая собою жизнь человека, и остаётся одинокой на границах мироздания, поддержанная лишь верой и надеждой.
И вновь возвращается поэт к нашему земному существованию, утверждая силой искусства извечные человеческие достоинства и протестуя против всего, что губит их приспособлением и страхом. Только идущим на свет открываются сокровенные тайны жизни, и тогда рождаются в душе тихие истоки поэзии.
Отношения с людьми не столь часто дарят нам радость взаимного понимания. Поэт полагает, что в полной мере оно вообще невозможно. В искусстве это вечная проблема. Однако стоит ли считать её неразрешимой? Всегда найдётся особый читатель, так же, как постигающий музыку и живопись, который настроен на ту же душевную волну. Он понесёт огонь дальше! Иначе не было бы искусства. А простить иных, конечно, нужно: они не виноваты, что не могут сделать того же.
Поэт готов принять свой жребий. А что зло не дремлет - на то и мужество души, высокий её полёт.
В вещих снах приходят мама и отец. Они передали сыну свою звёзд¬ную эстафету. Не зря душа вдруг прикасается к родным образам, ощущая свою сопричастность к ним. Отсюда вера в звёзды и надежда, преодолевающая холодные сомнения и делающая человека солнцеподобным.
И всё же грусть и печаль остаются в душе. Это, наверное, всегда бывает у поэта.

В каких нетленных
закоулках мира
Меня остались ждать,
любить и понимать?


Красивые чеканные строчки, безупречный ритм, а глубина такая, что в двух строках сразу девять мыслительных образов. Таков Макаренков.
С годами поэт чаще замечает человеческие несовершенства: страдание, боль, гордыню, ложь, жадность, хотя и прежде с горечью писал об этом. Но живёт и радость участия и понимания, ведь мир по-прежнему добр и светел, и тайна жизни повторяется через все испытания и догорающие в небе созвездия.
В своих страданиях поэт готов порой увидеть ужимку собственной поэтической судьбы, но это, конечно, не так. Доброта (он неизменно верит в неё!) и единение людей остаются единственным основанием его поэзии. И тогда кровь сердца - это и её кровь, и может ли что-нибудь быть вернее? Судьба его неразделима с солнцем.
Я не касаюсь сугубо личных трагических страниц, вызывающих глубочайшее душевное волнение. Пусть читатель сам задумается над ними.
…И вновь смеётся клейкая листва молодых берёз, веет в лицо ласковый весенний ветер. Жизнь торжествует, суровая, прекрасная и неповторимая!

…И только правда ко двору!
Освещённая солнцем

Rambler's Top100