Кладбищенские истории
Культура

Кладбищенские истории

10 ноября 2012 года в 14:05
6541

Алексей Мошков знает смоленские кладбища как свои пять пальцев. Ведь он первый в Смоленске некрополист. Нет-нет, он не работает могильщиком или смотрителем. 26-летний Алексей – учёный. Он изучает кладбища и ищет могилы выдающихся людей.

– Я делаю это просто для того, чтобы отдать дань памяти смолянам, – говорит Алексей. – Люди положили свои силы, здоровье, жизнь на благо области. А многие даже и не знают, кем они были.

Помимо городских кладбищ, Алексей исследует и районные. Туда он в основном ездит в поисках Героев Соцтруда, Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы. Сейчас сотрудничает с медицинской академией. Ведь в Смоленске похоронены многие профессора и доктора, которые внесли значительный вклад в развитие медицины.

– Деятельность некрополиста заключается в том, чтобы найти захоронение и сфотографировать его, – поясняет Мошков. – Затем нужно выяснить биографию похороненного здесь человека, составить справку.

Некрополистика требует массу времени и энтузиазма. Сначала нужно изучить огромное количество книг, документов и списков. А затем уже ехать на место.

– Я практически живу на кладбище, – улыбается Алексей. – Смотритель на Братском говорит: «Приходишь сюда как на работу».

Даже по кладбищам, которые знает практически наизусть, исследователь каждый раз старается ходить разными тропками. Вдруг увидишь что-то новое. Искать нужные могилки приходится буквально путём прочёсывания. Ведь систематизации на наших кладбищах нет.

– Время на кладбище летит незаметно, – шутит Алексей. – К тому же это ещё и способ согреться. Особенно когда перепрыгиваешь через оградки.

Многие ограды стоят впритык, и пробраться между ними невозможно. А прочёсывать кладбище лучше рядами. Из-за таких тупиков легко пропустить нужное надгробие.

Научные будни

Искать захоронение можно годами. Сложнее всего заниматься поисками в области. Никогда не знаешь, что там вообще на месте.

– Как-то ездили в деревню Бахаревку Рославльского района, – вспоминает Алексей. – Там был похоронен Герой Соцтруда Анатолий Шиков. Мы полдня колесили по этой местности! Не то, что кладбище, мы и деревню-то не нашли.

Некрополисты часто сталкиваются с непониманием. Конечно, человек, всё свободное время бродящий по кладбищам с фотоаппаратом наперевес и что-то высматривающий, может насторожить непривычную публику. А ещё более устрашающе может звучать безобидное предложение показать могилку родственника.

Всего в Смоленске два исследователя кладбищ. Алексея Мошкова по праву можно назвать первопроходцем. Ведь он изучает некрополи уже 12 лет. Алексей всерьёз заинтересовался надгробиями после того, как побывал на столичных кладбищах.

– Первые три фотографии (с могилами Райкина, Гоголя и Никулина) у меня хранятся как реликвии, – рассказывает исследователь.

А пока Алексей учился на историческом факультете, занялся научной работой по русской мемориальной скульптуре XVIII – начала XXI века. Тогда и начал собирать фото со смоленских кладбищ.

По словам исследователя, в провинции разнообразия памятников не наблюдается.

– Интересно надгробие Балтину, есть скульптура, выбитая в граните в полный рост, несколько бронзовых бюстов и пара барельефов, – описывает облик смоленских кладбищ Мошков. – Всё остальное – чёрные гранитные плиты и мраморная крошка.

За 12 лет хождений по кладбищам у Алексея накопилось несколько тысяч фотографий.

Экскурсия по Братскому кладбищу

– Вот здесь похоронен Николай Рыленков, - Алексей указывает зонтиком на могилу знаменитого поэта. Ловко перепрыгивает через ограду и бережно убирает прилипший к надгробию листочек. – Вот теперь фотографируйте.

Непогода – главный враг исследователя кладбищ. Многие памятники выполнены из черного гранита. И надписей на них в сырую погоде не видно вовсе. Перед тем как сфотографировать надгробие, Алексей старается привести могилки в божеский вид – убрать разросшийся бурьян, протереть памятник.
Алексей изучил Братское кладбище вдоль и поперёк. Здесь похоронено много почётных граждан Смоленска, учёных, деятелей медицины, видных политических деятелей, поэтов, актёров, военачальников, государственных деятелей, «авторитетных предпринимателей», погибших в лихие 90-е. Мошков знает о них буквально всё и готов рассказывать часами. Молодой человек мог бы проводить здесь экскурсии. Но пока они, увы, никому не нужны.

– Печально, что многие не знают, что здесь, например, похоронены родители, брат и сестра Твардовского, – говорит Алексей.

Также здесь расположена могила архитектора Даниила Коваленко, спроектировавшего многие известные здания Смоленска. Жилые дома на улице Дзержинского признаны памятниками архитектуры.

А ещё Мошков случайно наткнулся здесь на мемориал родителям Льва Кербеля. Именитый скульптор создал памятник Ленину на центральной площади Смоленска, бюст Юрия Гагарина.

– У меня даже есть предположение, что к этому памятнику мог приложить руку сам Лев Кербель, – отмечает Мошков.

На Братском кладбище похоронен ещё один скульптор – почётный гражданин Смоленска Альберт Сергеев. Его по праву называют летописцем земли смоленской. Он сотворил памятник Александру Твардовскому и Василию Теркину, мемориал «Скорбящая мать», бюст Егорова и огромное количество мемориальных досок.

– А вот очень интересный памятник, – Алексей указывает на надгробие с очертаниями Смоленской области и барельефом Ивана Клименко. – Он столько лет руководил областью, поднял сельское хозяйство, промышленность. Добился того, что в мае 1985 года Смоленску было присвоено звание «Город-герой».

Самый шикарный на Братском кладбище, безусловно, постамент адмиралу Балтину. Он сделан в форме подводной лодки. С обратной стороны надгробия изображён памятник погибшим кораблям в Севастополе.

Есть на кладбище и неизвестные мемориалы. Например, Алексей до сих пор не может выяснить, чей же бюст с книгой стоит на центральной аллее.

– Никаких надписей не осталось, – констатирует Мошков. – По моим данным, это педагог. Но вот кто именно – неизвестно. Так и стираются из памяти имена.

В сентябре Алексей создал сайт (smolnecropol.ru), посвящённый смоленским кладбищам, планирует написать книгу. Такого масштабного сборника в Смоленской области ещё не было.

– Вообще этой теме посвящено много литературы, – поясняет Алексей. – Путеводители по кладбищам, сборники эпитафий (надписей на плитах). Но в основном их выпускают по отдельным категориям.

Мошков хочет собрать в одном издании материалы обо всех известных людях области. Просто для того, чтобы смоляне их помнили.

Смоленский след в истории Кубы
От балагана до Народного дома

Rambler's Top100