Смоленский след в истории Кубы
Культура

Смоленский след в истории Кубы

10 ноября 2012 года в 13:32
1504

К началу 60-х годов прошлого века в мире сложилась в прямом смысле взрывоопасная ситуация. Гонка вооружений между двумя сверхдержавами, США и СССР, грозила перетечь в войну, ужасные последствия которой представить сложно.

О политических перипетиях, ставших предпосылками «третьей мировой», написаны сотни, если не тысячи книг. Мы же вкратце упомянем лишь о главных факторах. Прямо под носом Америки благодаря стараниям молодого юриста Фиделя Кастро на чистой капиталистической карте образовался коммунистический нарыв под названием «Куба». Американцы разместили в Турции свои ракеты, и теперь столица СССР всего через десять минут после залпа могла быть уничтожена. Хрущёв, не скупящийся на выражения, предлагает «запустить американцам в штаны термоядерного ежа» – разместить ракеты на Кубе. После переговоров с Фиделем Кастро русские приступают к выполнению засекреченной операции под кодовым названием «Анадырь».

Мы не знали, что были смертниками

Чтобы переправить на Остров Свободы оружие, технику и людей, потребовалось сделать 183 рейса на 85 кораблях и потратить порядка 20 миллионов долларов только лишь на транспортные расходы. И всё это – в обстановке строжайшей секретности. Корабли вышли в открытое море из разных портов. Чтобы сбить с толку возможную разведку, на некоторых кораблях действительно раздавались лыжи и шубы.

– Никто из капитанов до отплытия корабля не знал, куда направляется груз, – вспоминает председатель Смоленской общественной организации «Союз воинов-интернационалистов» Григорий АБРАМОВ. – Им были выданы пакеты с инструкциями, которые нужно было вскрыть уже в море. В случае опасности суда следовало затопить. Мы и не знали, что были смертниками.

Нужно было незаметно доставить на Кубу не только оружие, которое тщательно замаскировали под мирные грузы или спрятали в трюмах, но и более 50 тысяч военных.

– В 1962 году мне исполнилось двадцать лет, – вспоминает Виктор БОДРЕЕВ, житель Краснинского района, участник операции «Анадырь». – Тогда в армию уходили на три года. И вот почти год, как я служил рядовым, водителем БТР 60П, когда в сентябре пришел приказ: мы отплываем из Латвии. Куда отплываем – нам не говорили, но мы уже догадывались, что на Кубу. Ночью погрузили в трюм машины. Там же, в трюме, ехали сами. И не в форме, а в штатском. Для солдат соорудили трехъярусные нары из досок. В начале пути чувствовали себя еще более-менее сносно, прохладно было. А потом начался ужас: жара, душно, воздуха не хватает, а выходить на палубу разрешали только ночью, ненадолго и небольшими группами. Хорошо, что молодой был. Сейчас я бы этого вынести не смог.

Нам некогда было любоваться на пальмы

Название порта, в который прибыл его корабль, Виктор Павлович уже не помнит. Приплыли ночью, в темноте выгружали технику и прятались вместе с ней в лесу.
– Первое время спали в машинах, – вспоминает пенсионер. – Экипаж БТР – десять человек, вместе спали. Потом начали кое-как обустраиваться, расставлять палатки. Первое время вообще некогда было обращать внимание на красоту, море и пальмы.

Американцы обнаружили ядерную угрозу лишь 14 октября. Фотографии советских баллистических ракет средней дальности Р-12 попали на стол президенту США Джону Кеннеди. Последующие 13 дней мир балансировал на грани войны. День, когда третья мировая постучалась в двери, окрестили «черной субботой». Утром 27 октября над Кубой был сбит американский самолет U-2, пилот погиб. Еще через несколько часов были обстреляны два американских самолета фоторазведки, но пилоты сумели вернуться на базу. Несмотря на то что повод для силовой реакции был более чем достаточный, Кеннеди поступил благоразумно и не открыл дверь глобальной ядерной войне.

Спустя 20 лет

28 октября стороны наконец договорились. США не нападают на Кубу и (под предлогом устаревших) убирают ракеты из Турции, СССР вывозит свое оружие.

Виктор Бодреев, как и многие советские граждане, остался служить на Кубе.

– Как кризис прошел – легче стало, мы наконец начали осматриваться. Знали только основные слова, выходили из положения с помощью жестов. Два года из своей жизни там провёл! Сейчас бы съездить, да на пенсию невозможно, – вздыхает бывший солдат.
Желание Виктора Павловича косвенно исполнилось. Спустя двадцать лет на Кубу уехал служить его сын Александр.

– Отец часто рассказывал мне про далёкую страну, – рассказывает Александр Викторович. – В 1984 году из Ленинграда на теплоходе отплыл на Кубу. Служил в местечке под названием Торренс, это около 30 километров от Гаваны. Нам выдали кубинскую форму. Обратно ее увезти не дали, возвратился домой в гражданском. Нам было гораздо проще – жили в нормальных казармах, многие кубинцы уже знали русский язык. Летом почти каждые выходные ездили на пляж, а зимой – на экскурсии.

После Карибского кризиса 1001 военнослужащий был награждён орденами и медалями различной степени за выполнение задания. А в минувшие выходные на конференции, посвящённой событиям 1962 года, смолян, участвовавших в операции «Анадырь», и их близких поздравили с юбилеем неначала войны кубинские курсанты военной академии.

Праздник, которого больше нет. Каким остался в памяти 7 Ноября?
Кладбищенские истории

Rambler's Top100