Политика

Два вопроса премьеру

2 декабря 2009 года в 12:39
1283

Когда объявляют очередной открытый диалог народа с властью, всегда думаешь: а что бы ты спросил у первых лиц государства? Вопросов накапливается на целое интервью. На объявленный сотовый номер для вопросов Владимиру Путину накануне 3 декабря звонили миллионы. Желание людей поделиться наболевшим понятно: появляется хоть какая-то надежда на исправление ситуации. Этой надеждой живёт и журналист с каждым своим опубликованным материалом. А вдруг?..

Игра или жизнь?
Если бы сейчас зазвонил телефон и предложили бы задать вопрос премьеру, первое, что хотелось узнать, – когда же будет поставлена точка в кампании по борьбе с игроманией, ведь у многих сегодня игровая зависимость стала трагедией? Отовсюду только и слышно, что лоббируют игровой бизнес серьёзные влиятельные люди, но не главнее же они Президента и премьера?
Они месяц назад пришлось стать свидетелем первых попыток за¬крыть игровые клубы в Ярцеве. Вместе с представителями прокуратуры мы зашли в два заведения. В течение нескольких часов описывали и грузили автоматы под радостные реплики окрестных жителей. Пока изъятое лотерейное оборудование пылилось в специальных местах и судьба их владельцев не определена, на месте закрытых залов замок висел недолго. Буквально через неделю-две здесь заиграли огоньками новые, более яркие вывески новых лотерейных клубов. Вот такой ответ Чемберлену. Одних тараканов травишь, тут же появляется новая партия. За прошедшую неделю взгляд зацепился ещё за две новеньких вывески лотерейных клубов на месте бывших продуктовых магазинчиков в центре города. А кто запретит на самом деле, если лотерейные клубы вполне легальны?
Одна из героинь материалов о разрушенных игроманией судьбах при встрече в очередной раз спросила, как там инициатива нашей областной Думы по поводу внесения изменений в закон об игорном бизнесе. Этот же вопрос прозвучал в адрес председателя Смоленской областной Думы А.И. Мишнёва на встрече с активом "Молодой гвардии". Оказалось, что инициативу смолян в Государственной Думе даже не рассматривали. Пришлось так прямым текстом и пояснить обеспокоенной женщине, что все возможности на местном уровне в борьбе с игорным бизнесом использовали.
Игорный бизнес можно сравнить с легальной наркоманией. Наркомания – не медицинский термин. Это слово обозначает пагубную зависимость. Буквально неделю назад проигравшийся мужчина глубокой ночью пошёл на поиски денег. Слава богу, никого не ограбил, но в милицию всё же попал. Деньги он пытался снять с банковской карточки жены в ближайшем банкомате. Когда операция не удалась, разнервничавшийся игрок стал громить весьма дорогой банкомат.
Подобный психоз может реально закончиться трагедией. Впрочем, когда человек теряет жильё за игорные долги, это тоже трагедия. Избавиться от зависимости могут только сильные личности. Так зачем же провоцировать народ на это психологическое испытание? Может быть, депутатам Государственной Думы интереснее обсуждать проблемы футбольного кризиса? Вполне. Но кто-то же должен остановить машину, под колёсами которой гибнут люди?!

Политика есть, идеологии нет
В не забытое ещё советское время было ясно, кого воспитывает государство, – строителей коммунизма. Потом наступил период перестройки, зарождающейся демократии (так и "недородившейся" в итоге). Нынешний период можно охарактеризовать словом "рыночный". И на этом "большом базаре" разговоры о том, кого же надо воспитывать, исчезли вовсе. В результате сокращения кадров в школах исчезли ставки специалистов по воспитательной работе, досуг детей предоставлен им самим. Учитель стал предметником, и теперь сам допускает недозволенное – запросто называет ученика дебилом, уродом, несмотря на протесты родителей. В лексиконе педагогов появились новые слова типа "бухать". Откуда же такое перерождение? Ответ один – в нашей неопределённой идеологии.
В любой переломный период роль СМИ была первостепенной, потому как никто другой не воздействует так на сознание народа. Что же мы имеем сегодня, кто наш главный идеолог? Местное проводное радиовещание приказало долго жить, потому как стало невыгодным в обслуживании. Бабулям предлагают взамен покупать радиоприёмники (тот, что выходит на "Радио России", стоит 600 рублей) и ловить волну. А если поймаешь, весь день уйдёт на прослушивание рекламы. Это раньше в программе радиовещания значились спектакли, радиоверсии оперетт, детские передачи. Профессиональное радио требовало финансирования, но и отдача была стопроцентной. Музыкальный голод был утолен в 90-х, начался другой – информационный.
Тиражи печатных изданий заметно упали. Мы стали меньше читать по одной причине – дорого. Хорошее информационное издание меньше чем за тысячу не подпишешь. Почта ставит на колени газетчиков, теперь стоимость доставки определяют уже по весу издания. Государственной поддержки не хватает на содержание своих официальных органов, и журналисты вместо аналитики занимаются поиском платных материалов. Пресса пожелтела настолько, насколько она была поставлена в условия выживания.
Самым главным идеологом сегодня остаётся телевидение. Не хочется обижать коллег, но центральные телеканалы, за редким исключением, работают "оптом" по заданной теме. Месяц дружно говорили об авариях на трассах (хотя они и раньше были) – значит, жди нового постановления по ужесточению мер. Месяц настраивали на свиной грипп. Теперь перешли на "левую" водку. Все темы имеют конечный результат, а прежде идёт обработка общественного мнения. А как же главный вопрос: чем живёт наш народ, помимо одной проблемы?
Почему новости "Первого канала" могут начаться с информации, что где-то в американском штате псих устроил перестрелку? Получается, для нашей страны это главная новость? Новостные передачи уже давно ничем не отличаются от криминального канала, как будто в стране нет никаких достижений. Чем же будет гордиться сегодняшний школьник, если величие своей родины он может оценить только по географической карте, когда объявляется прогноз погоды? Мы уже сами стали забывать, чем у нас занимаются люди на тех или иных территориях. Весь день нам диктуют негатив. Кто определил такую информационную политику?
Очень хотелось бы спросить у премьера его мнение о такой свободе информационных идеологов. Это ведь не шутки, когда в первой утренней программе "Доброе утро", перед началом рабочего дня, ещё за завтраком настраивают на то, как правильно обороняться, если на тебя нападут в подъезде. Самые безобидные сюжеты – в бессмысленной болтовне "звёзд" на тему, что делать, если тебе изменил любимый. Оно, может, и глупо сегодня вспоминать, как раньше день начинался с утренней зарядки. Но ведь и так нельзя. Кроме пресловутого рейтинга, должно быть и разумное начало.
Россия всегда отличалась силой духа. Сегодня наши головы настолько засорили детективами, олигархами, рекламой и прочей ерундой, что чувству патриотизма и пробиться негде. Это очень серьёзный вопрос. И так хотелось бы знать, задумывались ли о нём "наверху".

* * *

А вообще, даже если никогда не удастся пробиться со своими вопросами, хочется сказать спасибо за саму идею таких виртуальных встреч власти с народом. Вероятно, многие в эти дни напряженно следят за реакцией на поставленные проблемы. У нас ведь, помимо коррупции, в органах внутренних дел полно проверяющих организаций, живущих лучше, чем предприниматели. Государственный рэкет набрал серьёзные обороты. Может быть, кто-то обратит внимание наших правителей на то, что после каждого повышения пенсий на столько же повышаются цены и стоимость услуг?
Если мы хотим жить правильно, мы должны жить честно. А проблем за эти рыночно-перестроечные годы накопилось много. Никто, кроме народа, прямее о них не скажет.

Праймериз продолжается…
Генплан обновлённый. Тарифы прежние

Rambler's Top100