Смоленский Фидель в Донбассе
Общество

Смоленский Фидель в Донбассе

14 ноября 2018 года в 16:30
780

«Фидель на Донбассе. Записки военного корреспондента» – с книгой, которая получила именно такое название, скоро смогут познакомиться жители как нашей области, так и всей России. Её автор – наш земляк Вадим Канделинский рассказал корреспонденту «Смоленской газеты», о чём эта книга, почему она написана и что значит лично для него.

В 2015 году я вернулся с Донбасса, где полгода проработал военным корреспондентом. События, которые я там видел, отражены на страницах этой книги. И самое главное, что это не просто книга о боевых действиях. Эта книга – срез современного мира, в котором мы выросли и живём. В ней рассказывается о переосмыслении собственных поступков, о детских и юношеских воспоминаниях. Книга, конечно, и о трагедии – той, которую обычно не показывают и о которой не пишут. Но я не рассказал и 50% того, что мог бы рассказать, – в силу времени и самоцензуры.

– Почему книга получила такое название?

Дело в том, что у меня на Донбассе был позывной «Фидель» – его придумал один из ополченцев. 13 августа, в мой день рождения, мы поехали в посёлок, расположенный недалеко от Азовского моря. Там было много моих знакомых из батальона «Чебурашка» – я часто ездил к ним на съёмки, и мы сдружились. У нас было всего пару часов, чтобы встретиться. Когда мы сидели на берегу, ко мне подошёл ополченец Сентябрь, надел на меня свою кепку, указал пальцем и сказал: «Ты – Фидель». У меня была борода и солнечные очки-капли, поэтому и получилось внешнее сходство с Фиделем Кастро, к тому же у нас дни рождения, оказывается, в один день.

– Стоит ли книгу прочитать молодому поколению?

Не уверен, что молодому поколению будет интересно её читать, у них другие интересы. Думаю, что книга больше рассчитана на тех, кто родился в 90-е годы, и на читателей постарше. Нам же всё время говорили, что мы потерянное поколение – родились в 90-х и не видели ничего кроме разграбленной страны, серости России этого времени, – и что в душе у детей 90-х ничего не осталось. В своей книге я попытался объяснить, что это не так: у нашего поколения есть переживания, мысли, уже сформировавшиеся взгляды.

– Что было самым сложным в написании книги?

Сложно было сесть за стол и начать писать. Я долгое время не верил в себя, приступал к написанию и сразу бросал… Так было несколько раз. Тяжело было морально, когда вспоминал не самые приятные моменты из своей биографии. Мы все люди, и мы не любим ворошить прошлое, особенно если прошлое – больное. Боевые действия вспоминать тяжело, поэтому я писал и бросал, а потом в январе я дал себе обещание дописать книгу за месяц. Я пришёл к простой формуле, которую прочитал у одного из писателей: надо писать понемножку, но каждый день. И за месяц я дописал, потом редактировал… Чтобы написать книгу, надо накопить какую-то критическую массу эмоций, переживаний и мыслей внутри себя. Не нужно одобрение других людей. Это всегда только твоя идея, твой творческий посыл, твой характер и твоё желание делать то, что ты хочешь делать. Кстати, мы даже поспорили с военным корреспондентом Денисом Григорюком, кто быстрее напишет книгу. Сдался первым я – Денис выпустил свою книгу ещё прошлой весной.

– Как приняли книгу в издательстве?

Здесь была интересная история. В издательство я поехал без предварительного звонка, ни с кем о встрече не договаривался. В марте нашёл в интернете адрес, выписал его на листок, взял флешку и поехал в Москву. Приехал, рассказал, что был на Донбассе, и попросил разрешения показать свою книгу. Через три недели мне перезвонили и сказали, что книга выйдет тиражом 500 экземпляров. Надеюсь, что на Донбасс она попадёт. Я бы хотел привезти книгу в Донецк, когда, возможно, поеду туда на новогодние праздники.

– Сколько она будет стоить?

Этого я не знаю, ничего не спрашивал про деньги и гонорар. Меня это, в принципе, не очень интересует: я просто хотел написать книгу, я её написал и издал. Деньги в этом случае для меня не важны. Сама мысль о том, что моя книга, с моими мыслями, переживаниями и душой, вложенной в текст, будет стоять на полке в незнакомой семье, – это бесценное ощущение.

– Какую реакцию ожидаешь получить на книгу?

Люди прочитают и, возможно, поймут что-то новое о своём сыне, муже – даже бывшем, парне, однокурснике, однополчанине или бывшем коллеге. Может быть, они поймут какие-то моменты, которые для них были непонятны раньше. Поймут, почему я именно такой, какой есть. Мне просто хотелось рассказать о том, что происходило со мной в течение нескольких лет и как я пришёл к пониманию, кто я есть. Я не боюсь откровенных разговоров – их боятся только люди, которые натворили глупостей и теперь не знают, как от них избавиться. Даже если я наделал глупостей, то готов об этом честно рассказать.

– Какие книги ты можешь назвать своими любимыми?

Одна из моих самых любимых книг – «На Западном фронте без перемен». Эта книга дала мне понимание о войне ещё до того, как я увидел её сам. Я перечитал книгу уже после возвращения с юго-востока Украины и понял, что за сто лет ничего не изменилось: те же чувства, та же растерянность по возвращении домой. Так или иначе мы пропитываемся тем, что мы читаем. Если я прочитал Ремарка, то во мне есть частичка Ремарка, так же, как и в том, кто прочитает мою книгу, будет частичка меня. Я много прочитал за свои детство и юность, но только сейчас, в свои 28 лет, начинаю понимать, как много я не прочитал, как много дверей с целыми мирами я закрыл для себя… Сейчас, когда у меня не всегда есть время для чтения, я слушаю аудиокниги. Я переслушал книги Ремарка, которые не читал раньше, и был в потрясении от того, что описал он и видел я.

– Как относятся люди, живущие в Донбассе, к тому, что ты написал о них в книге?

Они благодарны. Родственница одного из погибших ребят, который там фактически спас мне жизнь, сказала спасибо. Это совершенно жуткий и трогательный момент – когда ты понимаешь, что человека уже нет в живых, но он продолжает жить на страницах твоей книги. Однажды конфликт на Донбассе забудут, и люди, которые участвовали в нём, защищали Донбасс, спасали других, вывозя их из зоны обстрела, тоже будут забыты. Будет несправедливо, если я не расскажу людям о настоящих защитниках, о мужчинах и женщинах, которые пережили всё это.

Фото: Алиса Аницкая

Анастасия Костикова

В Смоленске пройдет Форум специалистов в области молодежной политики и гражданско-патриотического воспитания
Смолянин в ходе совместной пьянки избил отца-пенсионера

Rambler's Top100