Тайны главного храма
Общество

Тайны главного храма

19 октября 2018 года в 15:02
162

Это не было похоже на экскурсию. Скорее у меня появилось ощущение сопричастности к неким тайнам, открытие которых побуждало взглянуть по-новому на виденное не однажды. Тайнам, делающим возможными любые перемещения не только в пространстве, но и во времени. А проводником в этом процессе выступил древлехранитель Смоленской епархии Александр Дубровский, рассказавший мне о том, что открылось во время недавних реставрационных работ в Успенском соборе…

Золото на серебре

Алтарный иконостас – главная часть любого храма. В Успенском соборе он ещё и уникален – тем, что стилистически в нём слились характерные черты обеих христианских ветвей: восточной и западной. Впрочем, это факт общеизвестный. А вот то, что резьба и принцип золочения элементов иконостаса отличаются в разных его частях, знают немногие.

– Вот смотрите, какая здесь резьба ажурная, как филигранно обработаны самые мелкие детали, – показывает Александр ДУБРОВСКИЙ. – Она ярче, чем остальной иконостас. И таких участков несколько: это колонны и накладная ажурная резьба в нижнем ярусе иконостаса. Скорее всего, это работа разных мастеров. Первые колонны оформлялись немецкими резчиками, и они были вызолочены на полимент.

Наверняка таким образом планировалось сделать и весь иконостас. Но по какой-то причине – возможно, финансовой – работу заканчивали уже малороссийские умельцы: резчики и живописцы под руководством Силы Трусицкого. Их резьба отличается, да и золочение на лак мордан – процесс менее трудоёмкий и более экономичный.

Кстати, о золочении. Не вдаваясь в особые технологические тонкости, понятные только специалистам, постараюсь объяснить разницу обоих способов – на полимент и на мордан. И в том, и в другом случае за основу берётся резьба по липе, которую на завершающем этапе покрывают сусальным золотом. Только в первом случае сусальное золото втирается агатовым зубком до характерного металлического блеска, а во втором – обычной ваткой до закрепления пластины. Да и сам процесс подготовки дерева к золочению при использовании полимента имеет гораздо больше этапов и составляющих.

– Патриарх Кирилл, освящая иконостас после реставрации, задал вопрос, почему две колонны отличаются. Я пояснил, что это история, разная техника резьбы и золочения – он согласился с правильностью принятого решения.

В процессе реставрации открылась и ещё одна тайна, спрятанная временем.

– Проектом было предусмотрено оставить фон иконостаса тёмно-бирюзовым – как мы привыкли видеть его долгое время. Однако выполненные пробные раскрытия указывали, что фон иконостаса – серебряный. Чтобы принять решение, была проведена работа с архивными документами, в том числе в Государственном архиве Санкт-Петербурга (бывший архив Священного синода). Были найдены документы, подтверждающие выводы реставраторов. Один из документов указывал, что Наполеон, войдя в Успенский собор, был поражён великолепием и лёгкостью иконостаса – золото на серебре. Таким образом, на основании пробных раскрытий и архивных документов было уточнение реставрационного задания: фон иконостаса посеребрить, на нижнем ярусе применить белое золото, которое в отличие от серебра не окисляется и не темнеет.

Образа без риз

В результате реставрации иконы сильно изменились. После удаления толстого слоя потемневшего лака, грубых поздних записей, открылась светлая, яркая, лёгкая живопись. На некоторых иконах открылось новое изображение фона, ликов, одежды. Самый яркий пример тому – чудотворная Одигитрия.

– Когда икону Божией Матери привезли после реставрации и люди увидели, как европейское письмо поменялось на византийское, с более строгими ликами, некоторые не приняли её – говорили, это не наша икона.

То же произошло и с иконой XIV века «Взыграние Младенца», находящейся на южной стене собора.

– Смотрите, какая она была до реставрации: толстый слой пыли и копоти, несколько слоёв тёмного лака.

Предыдущие реставраторы деликатностью не отличались: вместо того чтобы восстановить повреждённый красочный слой, они просто писали поверху.

После реставрации иконы «Взыграние Младенца» и «Иерусалимская Божия Матерь» решили не одевать в ризы – так гораздо полезнее для их сохранности.

– Дело в том, что ризы состоят из множества элементов, каждый из которых крепится непосредственно к поверхности иконы гвоздями, что разрушает доску, красочный и левкасный слои. К тому же под окладами создаётся определённый режим, способствующий накоплению влаги, в результате чего красочный слой попросту вспучивается.

Раньше на большинстве икон в пристенных и пристолпных киотах образы скорее угадывались. Теперь читаются даже самые мелкие детали.

– Видите маленькую иконку в правой руке ангела? Очень интересная миниатюра. Нам удалось обнаружить её только при реставрации – до этого она вообще не читалась. А икона Меркурия и Авраамия Смоленских в левом пределе собора – она была настолько тёмной, что люди не знали, кто здесь изображён. Сейчас можно рассмотреть любую деталь.

Вернулась на своё традиционное место и композиция «Распятие с предстоящими», в правом пределе, работы Виктора Васнецова. Впрочем, то, что её забирали на реставрацию, никто из верующих и не заметил: вместо неё была установлена точная копия, которую потом заменили опять на подлинник.

– Люди часто прикладываются к иконе, целуя, а это очень агрессивная среда, которая разъедает красочный слой. Поэтому орнамент здесь был частично истёрт, ноги зацелованы. Чтобы такого впредь не повторялось, мы защитили живопись специальным экраном…

Соблюдая режим

Когда иконы возвращали на места после реставрации, в соборе были установлены датчики для мониторинга температуры и влажности – они-то, собственно, и подтвердили, что с климатом здесь проблемы имеются.

– Система отопления, которая существует в соборе сейчас, абсолютно неприемлема для сохранности интерьера, икон, фресок, золочения. Потому что батареи находятся в нишах под иконами. Летом доски напитываются влагой, а зимой, когда включают отопление, начинают сохнуть и трещать. Выход – «тёплый пол». Это наиболее эффективная система отопления для храмов. Поэтому сейчас мы готовим документацию для устройства такой системы – надеюсь, средства на это будут выделены.

В ближайших планах и продолжение реставрации интерьера собора. На очереди – фрески и монументальная живопись на сводах, стенах и столбах.

– Тёмная стена под хорами на самом деле расписана – просто живописи не видно из-за копоти и пыли. Мы всё это расчистим и сможем воссоздать роспись.

Как знать, сколько ещё «открытий чудных» ожидает реставраторов в главном храме Смоленска.

– Мы не теряем надежду, что и чудотворная икона Одигитрии, которая более полувека считается утраченной, может отыскаться не где-то в частной коллекции, а именно здесь, в соборе…

Фото: Елена БЕЛЫХ

Ольга Суркова

В Смоленске завершили первый этап реконструкции детской поликлиники № 7
В деревне Дурово в память о погибших узниках концлагеря установили мемориальный камень

Rambler's Top100