В Смоленских колониях заключенных не пытают
Общество

В Смоленских колониях заключенных не пытают

23 сентября 2018 года в 12:03
312

В июле 2018 года федеральные средства массовой информации опубликовали десятиминутный ролик, на котором человек десять в форме сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний жестко пытают и избивают дубинками скованного наручниками заключенного. Действие, запечатленное на видео, происходило в июне 2017 года в Ярославской исправительной колонии № 1.

Факт пыток и издевательств вызвал широкий общественный резонанс.

В результате обнародования видеоролика ряд сотрудников ярославского УФСИН, по возбужденным уголовным делам за превышение должностных полномочий, был арестован, а факт пыток и издевательств над заключенным привлек внимание общества к тому, что происходит в местах лишения свободы.

Пристальное внимание правозащитников

На территории Смоленской области расположены четыре исправительных колонии, две колонии-поселения и два следственных изолятора.

Главный специалист юридического отдела аппарата Уполномоченного по правам человека в Смоленской области Константин Тюрин

- Вся история человечества свидетельствует о том, - говорит главный специалист юридического отдела аппарата Уполномоченного по правам человека в Смоленской области Константин Тюрин, - что некие действия, наносящие вред обществу, всегда расценивались, как негативные, а люди, совершавшие такие поступки, всегда подвергались наказанию.

Однако на протяжении веков отношение к самим осужденных на лишение свободы претерпело значительные изменения. Для человека XXI века, воспитанного в духе гуманизма, обеспокоенного судьбой бездомных животных, готового пожертвовать поношенной одеждой для неизвестных ему бродяг, «Записки из Мертвого дома» Ф.М. Достоевского кажутся жуткой и никогда не существовавшей в реальности фантасмагорией. А «Легенда об Уленшпигеле» Шарля де Костера, с описанием пыток, производимых испанской инквизицией, воспринимается действительно как легенда, миф, страшная сказка, а не как события, имевшие место.

Жестокость – такое же неотъемлемое свойство человеческой натуры, как тот же гуманизм (любовь к животным, детям, старикам). И если в обычной жизни человек под давлением общественного мнения или закона, сдерживает порывы души, как прекрасные (чтобы, например, не показаться смешным), так и отвратительные (чтобы не попасть под действие репрессивной машины государства), то в закрытых сообществах, которыми, в частности, являются места лишения свободы, и где в виду этой самой закрытости не все становится известно обществу, жестокость не всегда наталкивается на сдерживающие ее механизмы.

Председатель Общественной наблюдательной комиссии по общественному контрою за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Смоленской области Игорь Уваров

- Действительно, права человека вообще, их защита и нарушения – одна из главных проблем в современном российском обществе, - говорит председатель Общественной наблюдательной комиссии по общественному контрою за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Смоленской области Игорь Уваров. – О чем, собственно говоря, свидетельствует случай в Ярославской колонии? Ведь система ФСИН России уникальна. Здесь у начальника регионального управления существует два помощника, которые непосредственно занимаются обеспечением прав человека в местах принудительного содержания.

(В Смоленском управлении это помощник начальника по соблюдению прав человека в исправительных учреждениях, подполковник внутренней службы Владимир Никифоров и помощник по организации работы с верующими, руководитель отдела по тюремному служению Смоленской епархии отец Хрисанф.)

- В какой еще специальной государственной структуре предусмотрены такие должности? И поэтому, на мой взгляд, произошедшее в Ярославской колонии, свидетельствует о том, что в первую очередь те, кто по должности отвечает за соблюдение прав человека, недобросовестно подошли к выполнению своих обязанностей, - продолжает Игорь Уваров. – Можно предположить также отсутствие системного и эффективного взаимодействия с правозащитными организациями в регионе, что, в конечном счете, как показывает ЧП в Ярославской колонии, крайне отрицательно сказалось на людях. Не только пострадал осужденный, еще в рамках действующего законодательства понесут ответственность виновные сотрудники ФСИН!

В свою очередь, рассказывая о деятельности Смоленской Общественной наблюдательной комиссии, Игорь Уваров, который руководит ею уже около полутора лет, отметил, что вопросы прав заключенных постоянно обсуждаются с руководством регионального управления ФСИН. По плану, а порой, и внепланово члены ОНК постоянно посещают места лишения свободы, в таких поездках обязательно принимают участие представитель Аппарата Уполномоченного по правам человека в Смоленской области Константин Тюрин и помощник начальника УФСИН Владимир Никифоров.

Информация всегда протечет

Люди, призванные контролировать соблюдение прав человека местах лишения свободы, вовсе не производят впечатления идеалистов, воспринимающих окружающий мир через розовые очки. Так, Игорь Уваров отметил, что вполне допускает, что представителям общественности при посещении колоний не все показывают и не все говорят.

- Но мы живем в то время, когда, если нужно донести информацию даже из закрытого учреждения, этот способ всегда можно найти. Однако по ущемлению прав человека в смоленских местах лишения свободы за мою бытность руководителем ОНК никаких сообщений не было, - констатирует Игорь Уваров.

Как правило, случаи пыток и жесткого обращения с заключенными становятся известны через их родственников.

- Зачастую такие обращения идут от матерей, - уточняет Константин Тюрин. – Им невозможно объяснить, что их сын совершил преступление и поэтому должен быть подвергнут ограничению свободы, что влечет за собой некоторые неудобства в личной жизни. Естественно, это не значит, что их могут там пытать. Это в любом случае неприемлемо. Но ведь матери всегда совершенно искренне хотят помочь своим детям, оказавшимся в непростой жизненной ситуации. И было бы странно, если бы они этого не делали. Информация, которой они делятся, прямо скажем, не всегда получена по законным каналам, и в тоже время отмахиваться от нее нельзя. Если человек говорит, что в местах лишения свободы происходит что-то нехорошее, то, как минимум, желательно такое сообщение хотя бы попытаться проверить.

При этом бывают случаи, когда лишившись свободы, человек по каким-то причинам начинает накручивать родственников в том плане, что его ущемляют и лишают элементарных прав существования в заключении.

В качестве примера Константин Тюрин рассказал такой случай. К нему на прием пришел отец молодого человека, который находился в следственном изоляторе, и сообщил, что его сыну не позволяют отправлять письма.

- Я пришел в изолятор с проверкой и выяснил, что за неполных три месяца он отправил более 260 обращений. Все они были соответствующим образом зарегистрированы, и молодой человек не в состоянии объяснить – какое из них куда-то не было отправлено. Звоню после этого отцу, он приходит еще раз на прием, и я ему показываю весь расклад – по дням: куда и какие обращения были. Он молча уходит, а еще через несколько дней приходит ко мне с письмом и говорит: я не понимаю своего сына, объясните ему, что так жить нельзя и надо как-то менять свою позицию. Я взял это письмо и в присутствии сотрудников следственного изолятора огласил волю отца.

Однако пытки в местах лишения свободы все-таки бывают. Иначе бы не было случаев возбуждения уголовных дел в отношении сотрудников ФСИН. А все сообщения о подобных фактах были бы не более, чем журналистскими вымыслами.

Грань между законом и произволом

Не следует забывать, что не все, кто находится в колониях, попали сюда, совершив преступления по недомыслию или случайно, и в дальнейшем не желают оставаться в преступном мире. Среди тех, кто отбывает наказания в местах лишения свободы, есть и те, за плечами которых тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные вполне сознательно. И, если бы их не остановили правоохранительные органы, они продолжили воровать, грабить, а то и убивать. Попав в колонии, такие люди вполне могут решиться на новые преступления. И здесь такие попытки необходимо пресекать, причем не только профилактическими беседами, а и с помощью применения физической силы. Но это совершенно не значит, что люди, лишены многих гражданских прав, отданы на произвол лицам, их охраняющим. Только где та тонкая грань между применением физической силы для установления порядка и пытками, калечащими людей и унижающими их человеческое достоинство?

Помощник начальника областного УФСИН по соблюдению прав человека в исправительных учреждениях, подполковник внутренней службы Владимир Никифоров

- Применение физической силы и специальных средств (резиновые дубинки, наручники – А.Г.) по отношению к осужденным допускается, и в наших колониях такое бывает, - рассказывает помощник начальника УФСИН России по Смоленской области по соблюдению прав человека в исправительных учреждениях, подполковник внутренней службы Владимир Никифоров. – Но все это делается только в рамках правового поля.

Так в федеральном Законе «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» четко описаны случаи, когда может применяться физическая сила:

«Сотрудник уголовно-исполнительной системы имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, если несиловые способы не смогли обеспечить выполнение возложенных на него обязанностей, в следующих случаях:

1) для пресечения преступлений и административных правонарушений;

2) для задержания осужденного или лица, заключенного под стражу;

3) для пресечения неповиновения или противодействия законным требованиям сотрудника уголовно-исполнительной системы».

- У нас все проходит в рамках закона. К тому же после каждого случая применения физической силы материалы об этом в то же день направляются в органы прокуратуры для дачи правовой оценки. Кроме этого, у нас в управлении ФСИН создана своя комиссия, которая все материалы собирает и проводит служебную проверку, после чего принимает решение – законно или незаконно было данное применение силы. И еще следственный комитет проводит свою проверку на предмет, если признаки состава преступления со стороны наших сотрудников, - продолжает Владимир Никифоров.

Помощник начальника областного УФСИН по соблюдению прав человека в исправительных учреждениях, подполковник внутренней службы Владимир Никифоров не припомнит случая, чтобы по результатам проверки сотрудники понесли наказание за незаконное применение силы. О том же свидетельствуют и представитель Аппарата Уполномоченного по правам человека Константин Тюрин, и правозащитник Игорь Уваров.


Алексей ГУСИНСКИЙ

Смоленские полицейские отреставрировали памятник героям Великой Отечественной войны в деревне Каськово
Смоленские спасатели возложили цветы к памятникам Великой Отечественной войны

Rambler's Top100