Достойны уважения!
Общество

Достойны уважения!

16 сентября 2018 года в 13:15
212

Сергей Иванович Бизунов и Георгий Тихонович Иванов – их имена золотыми буквами вписаны в историю аграрного комплекса Смоленщины.

Среди руководителей предприятий и хозяйств в истории Смоленщины немало людей честных, трудолюбивых, отзывчивых и, что немаловажно, – умных и талантливых. Именно такие люди поднимали после Великой Отечественной войны Смоленскую область из руин, создавали промышленный потенциал региона и восстанавливали сельское хозяйство.

Представление о том, что с момента коллективизации село опустилось в беспросветную нищету, в целом вполне верное. Итогом социального эксперимента стало сначала полное исчезновение продуктов, а следом и советской власти, которая этот эксперимент затеяла.

И всё же при общей нищете отдельные колхозы и совхозы Смоленской области жили очень даже зажиточно. Там добивались весьма высоких урожаев, люди получали достойную зарплату, да и по условиям жизни там заметно стиралась грань между городом и деревней.

К таким руководителям с уважением относились не только подчинённые, но государство их весьма ценило и даже присваивало высшее звание рабочей доблести – «Герой Социалистического Труда».

Лучесянский «тридцатитысячник»

Сергей Иванович Бизунов добровольно стал председателем колхоза. Изначально жизнь его складывалась так, что он и не помышлял быть руководителем вообще, а тем более успешным руководителем.

Сергей родился в разгар Первой мировой войны, в декабре 1914 года, в деревне Харинка Починковского района. В 1930 году, окончив в Рославле неполную среднюю школу, Сергей вернулся в Починковский район, где до войны успел поработать колхозным счетоводом, секретарём сельсовета и заведующим общим отделом Починковского райисполкома.

Дальше была война. И судьба Сергея Бизунова складывалась так же, как и у большинства молодых мужчин в Советском Союзе. В июне 1941 года он призван в армию. Воевать пришлось на Западном фронте, а после того, как он был разделён на несколько фронтов, на 2-м Белорусском.

Демобилизовали из армии Сергея Бизунова только в марте 1947 года. Он вернулся в Починок, где снова стал заведовать общим отделом райисполкома. Уже в ноябре 1947 года Сергей Иванович стал председателем Починковского горисполкома, а с 1951 года – заместителем председателя Починковского райисполкома.

Карьера, что называется, шла в гору. Но в 1954 году по стране стало разворачиваться так называемое движение «тридцатитысячников», когда по постановлению Совета Министров СССР партийным и советским организациям предлагалось подобрать не менее 30 тысяч добровольцев для руководящей работы в отстающих колхозах.

Сергей Бизунов одним из первых откликнулся на призыв партии и правительства, чем очень удивил секретаря райкома партии, который недоумевал: человеку уже за пятый десяток перевалило, в Починке у него больная жена и трое детей, а тут такое – заместитель председателя райисполкома сам предложил свою кандидатуру на должность председателя одного из самых слабых колхозов.

– Если временно, то не стоит и огород городить. Временные-то и подорвали веру в народе, – попробовал охладить пыл партийный руководитель.

И тут в кабинете секретаря райкома Сергей Бизунов, может быть и сам не до конца осознавая, дал весьма нелицеприятную характеристику своему чиновному труду:

– Понимаешь, стыдно в глаза глядеть мужикам, вдовам. Им хлеб нужен, жильё, культура, а я им со своей должности – поучения: сеять то-то, убирать тогда-то, лён трепать так-то. Будто и без меня не знают. Отбарабанил, сел в машину – и с приветом. Не могу! Хочу сам, своими руками, с ними вместе жизнь исправлять.

Колхоз имени Сталина (с центральной усадьбой в Лучёсе), впоследствии переименованный в колхоз имени Ленина, был нищим даже по меркам далеко не зажиточного послевоенного времени. Скудные урожаи пшеницы вынуждали для сева ежегодно просить семена у государства, а колхозникам на трудодни доставался такой тощий пай, что хоть плачь, хоть уходи из колхоза. Что, кстати, многие и делали. Оставив жён и детей в колхозе, мужики-добытчики подавались на заработки в райцентр и на железную дорогу.

Председатели, всё больше приезжие, тоже в хозяйстве не задерживались. В колхозе уже и счёт им потеряли. Бывало, пришлют из райцентра очередного номенклатурного работника, а тот приезжает без семьи, налегке – сразу даёт понять, что он тут человек временный.

Первое, с чего начал будущий председатель колхоза, – с преодоления недоверия к руководителю. На собрании, где Сергея Ивановича выбирали председателем, кто-то нахально и насмешливо выкрикнул из зала:

– Дровишками-то станешь на зиму запасаться али ещё до белых мух в город наладишься?

На что деревенский острослов получил ответ:

– Буду с вами, сколько доверите. Я лично сюда не на кампанию ехал, а на жизнь.

Но люди поверят в руководителя только тогда, когда он сможет организовать работу так, чтобы отдача от неё приносила не только моральное, но и материальное удовлетворение, причём чем больше, тем лучше.

А для этого нужно было не только сломать сложившееся отношение к труду, но и изменить саму структуру сельскохозяйственного производства.

В первую же свою председательскую весну Сергей Бизунов предложил колхозникам значительно увеличить посевы льна. Скептики и традиционалисты шумели – лён вместо хлеба есть не будешь, коровкам его тоже не скормишь. Картошку, рожь надо гнать, так надёжнее!

Скептиков смогли убедить только цифры. Расчёт показал, что даже средний сбор льна даст возможность выплатить колхозникам деньгами едва ли не по пять рублей на трудодень. А ведь годом ранее вышло всего по полтиннику.

Осень подтвердила правильность расчёта: колхозники получили по четыре с половиной рубля на трудодень. На следующий год – по шесть рублей, а ещё через год – уже по десять рублей. И это не считая хлеба и овощей.

В колхоз обратно потянулись мужики, которые были на заработках в других местах.

Вот так хозяйство благодаря льну стало одним из ведущих не только в Починковском районе, но и во всей области.

10 марта 1958 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за выдающиеся успехи в развитии сельского хозяйства Сергею Ивановичу Бизунову было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Человек, который не стал считать себя калекой

Это только в последнее время у нас вошло в традицию изображать войну как парады и ордена для победителей, а врага – глупым и всегда бегущим в панике от неминуемого возмездия всесильной армии карикатурных патриотов. Но на самом деле всё выглядело страшно и кроваво. Именно война могла поставить крест на карьере Георгия Иванова.

Родившийся в 1922 году, Георгий в 1941 году получил специальность агронома, но ни одного дня не успел поработать, был призван в армию. Сразу на фронт не попал – парня со средним образованием направили учиться на офицера в воздушно-десантное училище, после окончания которого Георгий Иванов участвовал в боях на Северо-Западном и Степном фронтах...

А легендарная Курская дуга стала для молодого офицера последним сражением. Нет, он не погиб, хотя тут даже не знаешь, что лучше. В бою Георгию оторвало кисти обеих рук. Молодой крепкий парень в двадцать один год стал не просто инвалидом, а беспомощным калекой – как в послевоенной деревне можно прожить без рук?..

Когда Иванов в 1944 году вернулся на родину, в райкоме партии прямо заявил, что не хочет быть нахлебником у государства, и потребовал работу.

Разумеется, работу по специальности безрукому инвалиду не предложили, тем более что стаж был нулевым. Нашли, что называется, сидячее занятие – назначили секретарём партийной организации Батуринской МТС.

Но для бывшего десантника дышать кабинетной пылью оказалось не по нутру. Тянуло Георгия к земле, и он добился того, что сначала стал в МТС главным агрономом, а потом и начальником инспекции по сельскому хозяйству всего района.

В 1960 году на базе пяти разваливающихся холм-жирковских мелких колхозов создали один большой совхоз «Батуринский», его директором назначили Георгия Тихоновича Иванова.

Здесь, как и в Лучёсе, люди давно разуверились в том, что можно нормально жить за счёт сельскохозяйственного труда. Новому директору прямо говорили: на нашей земле только заповедник для дикого зверя делать, а не хлеб растить.

Но Георгий Тихонович обрисовал работникам только что созданного совхоза другую перспективу.

Достав старинный сельскохозяйственный справочник, директор «Батуринского» доказывал своим подчинённым, что ещё до революции Бельский уезд, в состав которого и входили земли, где сейчас располагался колхоз, славились рожью, ячменём, овсом, льном и дешёвой говядиной. А местные купцы торговали всем этим изобилием не только в России, но и за границей.

– Так неужели мы не переплюнем бельских купцов? – горячился Георгий Иванов. – При нашей технике, при наших удобрениях мы можем получать стопудовые урожаи.

Энергичный директор если и не заставил поверить окружающих в свои, как тогда многие думали, прожекты из области ненаучной фантастики, то, во всяком случае, заставил работать. И за десять лет урожайность в совхозе выросла с 8 центнеров с гектара до 20 центнеров ржи, до 30 – ячменя, до 25 – овса и до 32 – пшеницы.

С ростом производительности росла и заработная плата. Если в первый год работы совхоза средняя зарплата за год составила 415 рублей, то уже через три года она выросла до 640, ещё через год – до 912 рублей, а в 1977 году средняя годовая зарплата в совхозе «Батуринский» составляла 2 084 рубля.

Сам директор совхоза «Батуринский» Георгий Тихонович Иванов за выдающиеся заслуги в развитии сельского хозяйства в апреле 1966 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Алексей ГУСИНСКИЙ

Около шести тысяч смолян в этом году воспользовались налоговым вычетом при оплате лечения
В Смоленской области стартовало онлайн-голосование областного фотоконкурса «Семьи счастливые моменты»

Rambler's Top100