«Особенно страшно, когда память о трагедии теряется у всего народа»
Общество

«Особенно страшно, когда память о трагедии теряется у всего народа»

13 июня 2018 года в 20:04
145

В ближайшее время в Вязовеньках установят мемориальные доски в память об узниках Смоленского гетто, погибших в этом месте 15 июля 1942 года. Наверное, символично, что память о жертвах фашизма будет увековечена в те дни, когда 77 лет назад на советские города и села обрушились первые удары захватчиков, ставивших своей целью не просто покорение нашей страны, но уничтожение большей части живших в ней народов.

О важности чтить память о них, о том, какие цели достигаются реализуемой сейчас политикой межнационального мира и согласия, корреспондент Smolgazeta.ru побеседовал с руководителем Еврейской общины города Смоленска Зиновием Агранатом. Отправной точкой разговора стали события 75-летней давности – восстание заключённых лагеря смерти Собибор, организованное советским офицером Александром Печерским.

– Зиновий Григорьевич, в Смоленске, как и во всей стране, в кинопрокате идёт фильм Константина Хабенского «Собибор», который рассказывает о единственном удачном восстании заключённых фашистских концлагерей, произошедшем в 1943 году. Как вы думаете, нужно ли снимать такие фильмы сейчас – спустя 75 лет?

– Эту тему стоит поднимать, и она не должна прекращаться, потому что в памяти нужно всё хранить и передавать это знание другим поколениям. Если это не сохранить в памяти, у фашизма появится возможность возродиться. Кстати, хочу добавить, что Александр Печерский – офицер Красной Армии, который поднял восстание, – был евреем по национальности.

– Собибор – один из самых известных лагерей смерти, созданных нацистами. Но места, подобные ему, фашисты устраивали в большинстве захваченных ими городов, и, например, Смоленское гетто некоторыми исследователями считается самым крупным на территории России. Зиновий Григорьевич, вы – автор одной из первых книг о трагедии в Вязовеньках, в которой собрана и систематизирована информация о трагедии, случившейся в 1942 году. Что побудило вас написать эту книгу?

– Побудила однозначно память о людях, которые погибли. Вообще, первым с этой темой начал работать Иосиф Израилевич Цынман – он собирал данные о погибших на территории Смоленской области. В его исследовании было более 130 имён – далеко не всех, кто погиб в Смоленском гетто. Я подумал, что надо установить имена всех погибших. Я обратился в ФСБ, где после всех необходимых процедур мне и предоставили эти списки. Как они появились? Дело в том, что после войны у нас работала Чрезвычайная государственная комиссия, которая устанавливала злодеяния, совершённые не только в Смоленске, но и в других населённых пунктах. Члены комиссии ходили по городу, опрашивали соседей… Вот, например, в книге указан Абрам – примерно 45 лет, сапожник, жил на улице Кашена… Или вот здесь – Анна, муж, двое детей… То есть те, кто свидетельствовал, иногда не помнили имён и даже фамилии людей не знали. И вот эти списки – около 850 имён – были опубликованы в книге, составив ее главную ценность. Повторюсь: о произошедшем нужно говорить, нужно снимать и показывать фильмы, чтобы люди знали и помнили. Ведь память – такой инструмент, который способен забывать, и особенно страшно, когда память о трагедии теряется не у одного человека, а у всего народа.

– Вы были инициатором обустройства рощи в Вязовеньках – места гибели евреев Смоленского гетто. Возникала ли у вас когда-нибудь мысль создать там мемориальный комплекс, который увековечил бы память всех погибших там, ведь на этом месте, по разным оценкам, захоронены не менее 10 тысяч человек самых разных национальностей?

– Сначала у меня зародилась мысль сделать там дорогу. Ведь мы каждый год 15 июля бываем в Вязовеньках, и однажды – в какой-то очень дождливый год – нам пришлось укладывать доски, бросать в ямы камни, чтобы пройти по ним. Люди просто падали… Сделать дорогу оказалось большой проблемой, но нам помогли: предоставили транспорт, бульдозер, чтобы убрать кустарник, подготовить верхний слой. Конечно, пришлось делать проект и согласовывать его со связистами, энергетиками. Два года всё это делалось, по сути, своими руками, почти без денег… Сейчас нам помогают приводить в порядок рощу школьники; конечно, и мы сами устраиваем там воскресники. А что касается реконструкции памятника, создания там мемориального комплекса, такая мысль у меня возникла давно. Ещё в советское время организация «Смоленскреставрация», которой руководил Григорий Аптекин, выполнила проект, подготовила для него смету. Проект, кстати, одобрил Лев Кербель, с которым встречался в один из его приездов в Смоленск в 90-х годах, и он готов был с ним работать. Конечно, есть такие мысли и сейчас, но реализовать их очень сложно.

– Смоленская область – многонациональная, здесь в мире и согласии живут представители более 130 народностей. Однако в мире и, что особенно удивительно и страшно, в нашей стране появляются неонацистские движения. На ваш взгляд, дает ли результат государственная политика, нацеленная на межнациональное согласие? Что ещё можно сделать, чтобы не допустить идеи нацизма в головы подрастающего поколения?

– Знаете, всегда можно что-то изменить… Например, у нас в ноябре проходят встречи национальных организаций – это праздник, в котором участвуют все организации Смоленской области. Это действительно сближает, но дело в том, что там собираются люди, которых не нужно воспитывать… А вот перенести эти вопросы в школы, другие учебные заведения было бы гораздо действеннее… Мне кажется, это задача педагогов, воспитателей – начиная с детского сада надо об этом говорить, с молодёжи надо начинать, потому что старшее поколение уже не воспитаешь, но надо думать, что будет потом, через какое-то время. Ну а что конкретно? Направлений очень много. Вот, например, в своё время обсуждалась возможность преподавания истории Холокоста… Но и сегодняшняя политика даёт свои результаты: сейчас совсем по-другому относятся к выходцам с Кавказа, евреям… Раньше ведь слово «еврей» воспринималось как нарицательное, и, например, в Смоленске в начале 90-х на стенах появлялись надписи антисемитские, но сейчас они не встречаются, и я надеюсь, что не будет их больше. Так что политика сказывается – не прямо сегодня или завтра всё будет хорошо, но она влияет на души людей, поэтому её надо продолжать. Вот, кстати, раньше было и в детских садах, и в начальных классах, когда на праздники дети одевались в национальные костюмы 15 республик, и каждый даже через одежду представлял какую-то республику. Но и сейчас то же, когда мы встречаемся – и поляки, и литовцы, и азербайджанцы, и каждый старается быть в национальной одежде.

– То есть если говорить о нашем регионе, то Национальный конгресс Смоленской области, которым руководит Фаик Алиев, в этом плане действенная организация?

– Да, она объединяет, проводя свои мероприятия, причём самые разноплановые – помогает и детским садам, и в работе в Вязовеньках участвует. Конечно, есть сдвиги в лучшую сторону, но нужно сказать, что на Смоленщине вообще никогда не было такого открытого противодействия одной национальности другой.

– Давайте вернёмся к советскому времени. Тогда, безусловно, роль советских людей в победе и в Великой Отечественной войне, и во Второй мировой оценивалась как решающая, и очень часто звучали слова «Мир спас советский солдат». Сейчас же от них как будто отказываются, вплоть до того, что говорят о том, что не стоило сопротивляться фашизму. И это приводит к тому, что ценность не только этих слов, но и того значения, которое они содержат в себе, с каждым днём теряется. Что нужно сделать, чтобы вернуть на заслуженное место роль Красной Армии, советских людей всех национальностей?

– Я думаю, что она не теряется. Нет, сейчас, конечно, и книги разные издаются, и говорят, что не советский солдат освободил Европу, а кто-то другой. Просто есть люди, которые хотят что-то извратить, изменить историю, но у них это никогда не получится. И мы всегда говорим и пишем об этом, и когда выступаем, также говорим, что советские солдаты, которые представляли все национальности большой страны, и русские солдаты, сыгравшие главную роль в Победе, – сражались на фронте, освобождали узников лагерей… Вообще, только лозунгами и словами патриотизм не воспитается. Патриотизм – он прежде всего в душе, это любовь к своей семье, своим родителям, любовь друг к другу. Возьмём, например, «Бессмертный полк», в котором, естественно, участвуют и члены Смоленской еврейской общины, которые несут портреты своих родных и близких, воевавших на передовой, работавших на Победу в тылу. «Бессмертный полк» сохраняет память о Великой Отечественной войне и укрепляет духовную связь поколений. Это хорошее мероприятие, и спасибо томичам, что они стали инициаторами такой акции, но надо, чтобы это движение было постоянным. А это начинается с семьи, когда в ней рассказывают детям о тех, чьи портреты они несут.

Фото: jewishsmolensk.com

Алексей Матвеев

Памятник поставить в 2 ½ верстах от города
Смоленская область присоединилась к акции «Красная гвоздика»

Rambler's Top100