Сельскому труду – высокие награды
Общество

Сельскому труду – высокие награды

21 апреля 2018 года в 16:20
1088

Это только на словах каждый труд почетен. Но любой горожанин, будь он дворник, грузчик в винно-водочном магазине или гордый собственным местом чиновник среднего звена в какой-нибудь мэрии, пренебрежительно-уничижительно отзываются о сельских жителях – вон, мол, колхозники идут, понаехали…

А ведь еще до того, как на Смоленщине с середины шестидесятых годов прошлого века начал создаваться промышленный комплекс, до того как в Смоленске, в Сафоново, Ярцево, Рославле и в некоторых других районных центрах были построены крупные предприятии, именно колхозы и совхозы были основной производительной силой, благодаря которой и развивался регион.

Именно жители смоленских сел и деревень изменили традиционное представление о Смоленске и его окрестностях, как о некоем щите, который только и предназначен, чтобы вставать на пути темных сил, рвущихся к Москве. Трудовые успехи тех самых колхозников, к которым горожане относились с пренебрежением и зачастую относятся так до сих пор, хотя как таковых колхозников уже давно нет, прославили Смоленскую область на всю страну.

Именно трудовые успехи смоленских тружеников сельского хозяйства были отмечены высшей наградой СССР – орденом Ленина. Но и индивидуальные трудовые достижения так называемых колхозников тоже были удостоены высшего звания в Советском Союзе – Герой Социалистического Труда.

Волшебница свиноводства

Что обычный человек знает о свиньях. Да, практически ничего: карбонат, шашлык по российской традиции, котлеты на ужин и сало под водочку. Ну, еще присловья вроде такого: «грязно, как в свинарнике», «что ты тут свинарник развел»... Вот, пожалуй, и весь запас знаний среднестатистического человека.

А вот Мария Николаевна Большакова знала о свиноводстве все и обладала незаурядным талантом в этой области.

Коллеги по работе называли ее волшебницей. И в подтверждение приводили такой случай: исчезла с фермы свиноматка, а нашли ее только через несколько дней в лесу. Но она за это время успела одичать и никого к себе не подпускала. Позвали Марию Николаевну. Та, отказавшись от палки, которую ей кто-то предложил, чтобы утихомирить бросающееся на людей животное, стала медленно приближаться к свинье. Идет и говорит что-то ласковое как будто перед ней человек. Все затаили дыхание. Мария Николаевна приблизилась, постояла, и свиноматка покорно пошла за ней…

Мария Николаевна Большакова родилась в 1911 году, начальную школу окончила в Ельнинском районе и еще до Великой Отечественной войны четыре года проработала четыре года бригадиром на молочно-товарной ферме совхоза «Первомайский» Руднянского района, после обучения на зоотехнических курсах в 1938 году стала трудиться в горветлечебнице Рудни.

С началом Великой Отечественной войны судьба Марии Большаковой совпала с миллионами трагических судеб наших соотечественников. Летом 1941 года, не смотря на всю довоенную браваду, Красная армия стремительно откатилась на восток, а гитлеровцы почти молниеносно оккупировали Смоленскую область, что не дало возможности многим жителям покинуть территорию, занятую врагом. Мария Большакова тоже вынуждена была остаться, а в 1943 году, уже буквально накануне освобождения Смолещины немцы угнали Марию Николаевну на принудительные работы в Германию, где она и находилась до 1945 года в лагере для гражданских лиц.

В 1947 году Марию Николаевну Большакову пригласили возглавить бригаду на свиноводческой ферме в совхозе «Кайдаковский» Вяземского района.

В «Кайдаковском» Мария Николаевна показала все тонкости знания свиноводства.

Когда только Мария Большакова пришла работать на ферму, здесь разводили свиней самых разных пород. Разумеется, сразу ломать сложившуюся систему выращивания животных Мария Николаевна не стала, а сначала присматривалась и изучала методы работы и постепенно сделала вывод, что наиболее выгодно в условиях хозяйства разводить свиней крупной белой породы.

Такие свиньи, как показал опыт их разведения, более выносливы, меньше боятся сырости, быстро растут и их хорошо откармливать на бекон.

Своими мыслями Мария Николаевна поделилась с руководителями «Кайдаковского» и ее поддержали. Несколько лет на ферме велась большая селекционная работа. И уже спустя два десятилетия в 1966 году все поголовье – 160 основных и 140 разовых маток – было скомплектовано из крупной белой породы.

Вырастить свинью дело не простое и все начинается с момента рождения поросенка. Как-то раз приехали на кайдаковскую ферму поднабраться опыта свинарки из Угранского района и прожили в совхозе несколько дней. В это время на ферме, где работала бригада Марии Большаковой, начался опорос. Угранские свинарки обратили внимание, что их кайдаковские коллеги, приняв только что родившихся поросят, несколько дней с утра до вечера не уходят домой, здесь же завтракают, и обедают.

Зачем так убиваться, недоумевали угранские гости.

- Мы после опороса идем себе спокойно домой, - рассказывали они.

- И сколько же ты получаешь поросят? – поинтересовались на кайдаковской ферме у одной из угранских свинарок.

- За два опроса в среднем 16, - ответила та.

- А выживает? – был следующий и, пожалуй, самый главный вопрос.

- Поросят десять.

Вот и весь результат труда – почти половины из родившихся поросят погибала.

Совсем другой результат был в бригаде Марии Большаковой.

В среднем за два опроса свинарки получали по двадцать поросят и ни один из них не погибал.

Потому и не жалели своего личного времени свинарки из бригады Марии Николаевны, оставаясь после опороса сутками дежурить на ферме. Ведь именно в эту пору и решается – выживет ли поросенок, будет ли он крепким и здоровым.

Мария Николаевна в своей работе использовала передовой опыт животноводов того время, благодаря чему добилась больших успехов в увеличении производства мяса, сохранении поросят, что позволило увеличить рентабельность фермы.

В марте 1966 года за большие заслуги в развитии животноводства и передовые показатели в производстве свинины Марии Николаевне Большаковой было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Звезда Героя за «второй хлеб»

Картошка – непритязательный и скромный продукт земледелия. Казалось, что может быть героического в ее выращивании. Одни проклятия и недовольство – весной часами ворочаешь лопатой тяжелую, пропитанную влагой землю, летом с тяпкой ведешь неравный бой с сорняками и всяким вредными насекомыми, а осенью по пояс в пыли или по колено в грязи выкапываешь с таким трудом выращенные корнеплоды. Однако Смоленщина наряду со льном всегда славилась своим картофелем, по праву получившем звание «второй хлеб».

Петр Андреевич Антипкин был одним из первых, кто в Смоленской области поставил выращивание картофеля на промышленную основу, возглавив в 1964 году специализированное звено по возделыванию этого корнеплода.

Когда в марте 1964 года Петра Антипкина вызвал к себе директор совхоза «Добринский» Духовщинского района, Петр Андреевич уже несколько лет возглавлял тракторную бригаду в этом хозяйстве. С утра и до вечера мотался от одной деревни к другой. В бригаде было 13 тракторов, и работали они на расстоянии 15 километров друг от друга. А бригадир должен был уследить за всеми, позаботиться о том, чтобы техника работала бесперебойно.

В тот мартовский вечер директор совхоза пригласил Петра Антипкина не поболтать о жизни или о политическом положении в мире, он поделился с механизатором своей идеей:

- Мы тут намечаем создать механизированное звено по выращиванию картофеля, кого бы ты рекомендовал на звеньевого. Сам понимаешь – это должен быть знающий человек, да и организатор умелый. Новое дело начинаем, в нашем районе таких звеньев еще нет.

К удивлению директора Петр Антипкин на новую работу предложил свою кандидатуру.

- Думаю, что справлюсь, - констатировал Петр Андреевич.

А удивляться действительно было чему. Не всякий человек, несколько лет и довольно успешно руководивший бригадой механизаторов, снова согласится сам сесть за трактор, да еще взяться за новое дело. Да и терять опытного бригадира тоже не хотелось.

Родился Петр Антипкин в 1930 году в деревне Мужицкое Духовщинского района, а трудовую деятельность начал в победном 1945 году сразу после окончания семилетки. В школе механизаторов овладел специальностью тракториста. И после срочной службы в Советской Армии вернулся в родные места, где сначала в МТС, а потом в совхозе «Добринский» возглавлял тракторную бригаду, а с 1964 года – механизированное звено по возделыванию картофеля.

В звено помимо самого звеньевого входили еще два механизатора. В первый год они взялись возделать 120 гектаров. Времени до начала посевной оставалось в обрез и приходилось делать все сразу и очень быстро – с полей под картофель срезали кустарник, убирали большие камни, затем с утра до вечера вывозили туда торф, обрабатывали его аммиачной водой, а оставшееся время забирала подготовка техники.

В тот год поля звеньевого Петра Антипкина были чем-то вроде выставки достижений сельского хозяйства. Со всей области приезжали посмотреть на «добринское» чудо.

Правда, многим не верилось, что все это сделано исключительно с использованием машин.

Одни скептик, отозвав в сторону Петра Андреевича, так прямо, что называется, в лоб,  и заявил:

- Признайся честно, что по твоим полям не раз прошли бабы с тяпками.

Недоумение коллег из других совхозов и колхозов было вполне понятно: в то время посевы картофеля в хозяйствах всегда зарастали сорняками, за ними мало кто смотрел.

Уже первый результат показал, что специализированное звено способно давать поразительные результаты: в то время, когда в среднем по совхозу удалось собрать 95,3 центнера картофеля с гектара, звено Петра Антипкина получило 131,5 центнера. При этом себестоимость картофеля, полученного звеном Петра Антипкина, была необычайно низкой, всего 2 рубля 73 копейки за центнер, а в среднем по совхозу почти в два раза больше – 4 рубля 72 копейки.

Президиум Верховного Совета СССР в апреле 1966 года своим Указом за получение высоких урожаев картофеля присвоил Петру Андреевичу Антипкину звание Героя Социалистического Труда.

Коллаж: Сергей МИРОШНИЧЕНКО

Алексей ГУСИНСКИЙ

В Смоленске отметили 100-летие образования Советской пожарной охраны
Смоленские полицейские и народные дружинники стали донорами крови

Rambler's Top100