Дорога к дому через труд
Общество

Дорога к дому через труд

7 августа 2017 года в 08:47
326

Стройки социализма – великие и грандиозные – это всегда задорные комсомольцы, стойкие коммунисты, энтузиасты трудящиеся. А неплакатная сторона процесса – труд заключенных. В этом смысле возведение Смоленской атомной станции не стало исключением из общего хозяйственного правила Советского Союза.

От начала строительства атомной до наших дней

Колония-поселение № 5 в Десногорске чуть младше самого города. Создана она была специальным Постановлением Правительства СССР в 1982 году. Тогда же прибыли и первые осужденные. Именно для строительства атомной станции.

- Осужденные работали в три смены, и никаких проблем с трудоустройством не было, - рассказывает начальник колонии полковник внутренней службы Александр Филимоненков.

Изначально в десногорскую колонию-поселение попадали люди, совершившие преступление по неосторожности. Например, дорожно-транспортное происшествие, в котором пострадали люди. Говоря профессиональным языком, лимит наполнения был 1200 человек. Сейчас только плац неимоверных размеров, на котором проходили построения, напоминает об огромном количестве осужденных, которые принимали участие в строительстве Смоленской АЭС. На плацу в октябре 2014 года началось строительство православного храма, а его торжественное открытие прошло совсем недавно – 5 августа.

Изначально на территории колонии было четыре барака, но за ненадобностью один снесли, а территорию выгородили. Теперь в таком своеобразном вольере пасутся кролики.

Может показаться странным, но в Десногорске, еще с тех, советских времен, об осужденных осталась хорошая память, поэтому к тем, кто отбывает наказание здесь сегодня отношение в городе весьма хорошее. Во всяком случае, никаких проблем с работой для жителей исправительного учреждения нет.

- Колония здесь с 1982 года, и кто такие осужденные, и как они трудятся, все прекрасно знают, - поясняет Александр Филимоненков. – Наоборот, не редко приходится слышать от местных работодателей примерно одну и ту же историю: взял тут одних на работу, две недели отработали, аванс получили и исчезли, наверное, загуляли. А ваши всегда на роботе, никаких проблем. Так что труд осужденных здесь ценят. В Десногорске все прекрасно знают, кто такие осужденные и как они работают.

С того времени, как прекратилось строительство атомной станции, численность осужденных стала падать, но колония по-прежнему продолжает существовать. Сегодня лимит составляет 150 человек, но содержится порядка восьмидесяти. Точную цифру указать нельзя и не потому, что это какой-то секрет, просто здесь практически каждый день так – кто-то на свободу с чистой совестью, а кто-то совершенно в противоположном направлении…

И генерал, и рядовой

С 80-х годов прошлого века изменилась не только численность осужденных, но и сам контингент. Теперь это колония-поселение для бывших работников судов и правоохранительных органов, а так же для тех, кто проходил службу в силовых ведомствах и внутренних войсках, как России, так и Советского Союза.

- Но здесь по-прежнему отбывают наказание за преступления, совершенные по неосторожности, в частности, по 264-й статьей Уголовного кодекса, причинение в ДТП тяжких телесных повреждений или смерти по неосторожности, - рассказывает начальник полонии Александр Филимоненков.

Правда, несколько лет назад были осужденные и по более специфическим, «профессиональным» статьям – коррупция и превышение служебных полномочий.

- Именно за превышение служебных полномочий отбывал наказание даже генерал-лейтенант полиции вместе со своим заместителем – полковником, - уточняет заместитель начальника колонии по воспитательной работе майор внутренней службы Роман Ларченко.

Заместитель начальника колонии вспоминает, что генерал сидел вполне достойно: «пальцы не гнул», не кичился своим бывшим званием, вместе с другими осужденными чистил снег, работал на общих основаниях, как и все остальные.

Работы, выполняемые осужденным, относятся к разряду неквалифицированных. В основном это столяры и уборщики в школах, детских садах, на рынке, в службе по благоустройству Десногорска.

- Сейчас открылся рыбхоз, туда охотно берут, - говорит начальник колонии Александр Филимоненков.

По словам Александра Николаевича, заявок от работодателей поступает столько, что не все из них в состоянии удовлетворить – осужденных не хватает.

Есть в колонии и собственное швейное производство, а также подсобное хозяйство, где разводят быков, домашнюю птицу, кроликов, выращивают овощи. Вся продукция идет для системы исправительных учреждений Смоленской области.

- У нас заработная плата – одна из самых высоких среди исправительных учреждений региона, - не без гордости сообщает Александр Филимоненков. – пятьсот с небольшим рублей на один отработанный человекодень.

Кстати, на всех осужденных в колонии-поселении распространяется действие трудового законодательства – пятидневная рабочая неделя, два выходных и отпуск, с заработной платы даже производятся все обязательные отчисления в страховые фонды, в том числе и в пенсионный.

Правда, что касается отпуска, который всего две недели, и выходных, проводить их приходится на территории колонии, ни в город, ни в гости к родным осужденных не отпускают. Зато свидания, если не в рабочее время, то без ограничений.

Хочешь на свободу – заплати долги

Вообще тяга осужденных к труду обусловлена не только режимом содержания в колонии-поселении, когда каждый сюда попавший уже по одному этому обязан трудиться. Как правило, у всех осужденных есть иски за причинение материального вреда или нанесения тяжкого вреда здоровью в результате ДТП или другого неосторожного действия.

- Со своей заработной платы они отчисляют до двадцати процентов в возмещение причиненного ущерба, - рассказывает начальник колонии.

Помимо обязательного платежа можно перечислять и дополнительные суммы с заработной платы или при помощи родственников в счет досрочного погашения иска.

- Это учитывается при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении, - поясняет Александр Филимоненков. – Если осужденный подал на УДО, то запрашивается мнение потерпевшей стороны: согласны ли они. И здесь в качестве объективного критерия при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении принимается во внимание регулярность выплат по возмещению нанесенного вреда. А когда идет досрочное погашение – это только «в плюс» осужденному. Все хотят домой вот и стараются, чтобы быстрее выплатить сумму ущерба.

Нерадивые матери по 157-й

В десногорской колонии-поселении отбывают наказание не только бывшие сотрудники, отдельное общежитие, отгороженное от общей территории невысоким хлипким заборчиком, предназначено для содержания женского контингента.

- В основном здесь содержаться жительницы Смоленской области, осужденные по 157-й статье Уголовного кодекса. Это неуплата алиментов по неуважительной причине, - поясняет начальник колонии полковник Александр Филимоненков.

Основная часть этих женщин лишены родительских прав, но от обязанности выплачивать деньги на содержание детей их никто не освобождал, а раз они не хотят выполнять это в добровольном порядке приходится их принуждать. Некоторые побывали здесь уже ни по одному разу. И, судя по такой частоте посещения места лишения свободы, особого воспитательного воздействия на них оказано не было.

Да и какое воспитательное воздействие можно оказать максимум за полгода. А в основном алиментщицы в колонию-поселение попадают суток на 15, максимум на 30. Тут и на работу даже не устроить: никому не нужен работник на две-три недели.

- Выходят на свободу, опять не платят алименты, опять попадают к нам и так по кругу. Да и у нас они, по существу, ничем не занимаются. При освобождении мы им покупаем билет до дома и выдаем еще 850 рублей, так сказать, выходного пособия, - говорит Александр Филимоненков.

Сейчас в колонии находится всего четыре женщин, а было время, когда доходило до шестидесяти.

Любовь за колючей проволокой

Но не только злостные неплательщицы алиментов отбывают наказание в десногорской колонии-поселении. Некоторым осужденным за хорошее поведение заменяют пребывание в колонии общего режима, на колонию поселению.

Так вот и Анна за хранение и торговлю наркотиками была приговорена к восьми годам колонии общего режима. Пробыв в орловской колонии чуть более двух лет, за хорошее поведение ее перевели в Десногорск, в колонию-поселение. В августе могло бы исполниться три года, как она находится здесь. Но день, когда мы с ней беседовали, стал для нее последним днем отбывания наказание, - на следующий день Анну освобождали по УДО.

Сама Аня из Брянска, но училась и закончила филфак московского пединститута. Там в общежитии и пристрастилась к наркотикам. По ее словам, для студенческой среды это вполне обыденное явление. Правда, на тяжелые наркотики она «не подсела», в основном покуривала «травку», а вот торговать приходилось. Именно на сбыте ее и взяли, прямо возле центрального входа на ВДНХ. Потому суд, колония общего режима, и десногорская колония поселения. Но теперь все уже позади. Завтра долгожданная свобода.

Ни в Москву, ни в Брянск Анна возвращаться не собирается. Родственники обещали помочь с трудоустройством в Смоленске. Хотя о школе теперь придется забыть видимо навсегда, для бывших осужденных существуют ограничения для работы с детьми. Но Анну, судя по всему, это не очень огорчает, поскольку в школе она изначально не собиралась работать. Однако рассчитывает заниматься интеллектуальным трудом, а каким пока не знает.

Здесь в колонии ее устроили на швейное производство, где она познакомилась с парнем из Московской области, которому еще два года отбывать наказание за приучение смерти по неосторожности в результате ДТП.

Жизнь даже за колючей проволокой, хотя в десногорской колонии она скорее символическая, берет свое и здесь. Так же как и на воле, женщины и мужчины влюбляются друг в друга, но есть здесь свои особенности.

Для того, чтобы провести вместе время, тут не пригласишь любимого человека на свидание, не сходишь погулять в парк и не посидишь вместе беззаботно на лавочке.

- Так, конечно, нельзя, все-таки колония. Но можно попроситься на совместные работы – например, вместе погрести траву или подмести территорию. Еще в клуб сходить, посмотреть кино, - рассказывает Анна.

Не хочется прогнозировать как дальше будет развиваться любовь, зародившаяся за колючей проволокой, но, как отметил заместитель начальника колонии по воспитательной работе Роман Ларченко, свадеб между осужденными не было ни во время пребывания здесь, ни после освобождения, поэтому говорить о серьезных отношениях может и преждевременно.

Фото: Алексей ГУСИНСКИЙ

Алексей ГУСИНСКИЙ

Юная скрипачка из Смоленска стала призёром всероссийского конкурса
Более шести тысяч юных смолян уже поправили здоровье в стационарных летних лагерях отдыха

Rambler's Top100