Люди в погонах

Владимир Морозов о приоритетах полиции в Смоленской области

27 мая 2011 года в 16:16
3448

9 мая Указом Президента России в соответствии с федеральным законом "О полиции" генерал-майору милиции Владимиру Морозову было присвоено звание генерал-майора полиции. Он назначен начальником Управления Министерства внутренних дел России по Смоленской области.
Недавно начальник смоленской полиции побывал в редакции "Смоленской газеты".

Разговор о работе регионального Управления МВД России начался со статистических данных. В этом году личный состав местной полиции был сокращён на 12%, а это примерно 700 человек. За четыре месяца на территории области совершено на тысячу с небольшим преступлений меньше, чем в тот же период 2010 года. В суд, по сравнению с прошлогодним периодом, направлено больше дел, снизилось число нераскрытых преступлений, и это на фоне весомого сокращения и увеличения нагрузки на каждого сотрудника. К тому же, заработная плата полицейским будет увеличена только с января 2012 года, а работать, не снижая оборотов, необходимо уже сейчас.
Нераскрытых приостановленных дел стало меньше почти на четверть – это самый высокий показатель по ЦФО. По проценту раскрываемости преступлений – одному из самых важных показателей работы полиции – наша область занимает восьмое место (67,7%).
– Владимир Дмитриевич, каковы основные приоритетные направления в нынешней работе смоленской полиции?
– Как только меня назначили на должность, я сразу же наметил основные пути в работе нашего подразделения. Они, конечно же, выделены на фоне обычных правонарушений, от которых никуда, к сожалению, не деться и которыми тоже всё время приходится заниматься.
Первым приоритетным направлением является борьба с хищением леса. Здесь мы столкнулись с рядом организационных проблем. Так, например, этим вопросом занимались сразу два подразделения – уголовный розыск и отдел экономической безопасности. В итоге получалась путаница, кто отвечает за результаты работы. Ответственной я назначил службу экономической безопасности, и вот что мы имеем. В прошлом году на территории области было 74 порубки разного масштаба, сейчас их 48. Из них в суд направлено 44 дела, то есть почти все. Впервые за хищение леса мы стали арестовывать. Победить этот незаконный бизнес полностью невозможно, но мы делаем всё, чтобы по максимуму избавить область от "чёрных" лесорубов.
Изловить и доказать их вину непросто, нашим сотрудникам приходилось применять смекалку и хитрость. Так, например, однажды мы подплывали к лесорубам под видом рыбаков, потому что подойти к этой группе по суше оказалось очень сложно – их предупреждали специально нанятые для этого люди. Ко всем остальным проблемам добавляется ещё и трудность в вывозе и хранении изъятого леса.
Вторым приоритетом был, безусловно, незаконный игорный бизнес. О нём сейчас можно уже не говорить, потому что его на территории нашей области практически не существует. Иногда где-то проскакивает так называемый интернет-клуб, но его тут же закрывают. Массовой социальной опасности они уже не несут.
Ещё один из главных векторов работы – это безопасность дорожного движения, в частности, на пешеходных переходах. Как только мы начали заниматься этим вплотную, в разы увеличилось количество привлечённых водителей за то, что они не уступают пешеходам дорогу. Сейчас люди более или менее безбоязненно стали переходить дорогу. К слову, в прошлом году в результате различных ДТП в нашей области погибло больше людей, чем от всех вместе взятых убийств и тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, то есть от криминала. Настолько эти проблемы важны.
Особое внимание уделяется также пьяным водителям. К сожалению, их количество не сокращается, а увеличивается. Мой подход к коллегам, изобличённым в этом, остаётся по-прежнему неизменным – увольнение.
Неоднократно подвергался различным оценкам мой приказ об усилении контроля за водителями – руководителями различных структур и владельцами машин с "хитрыми" номерами – 777, 555, 999 и т.д. Эти люди ошибочно чувствовали некую свою исключительность. Поначалу в этом направлении возникало много противоречий, например, когда врач отказывался освидетельствовать такого задержанного, мотивируя это тем, что его завтра уволят с должности. Сейчас страсти поутихли, идёт плановая эффективная работа.
Из основных направлений можно назвать ещё антикоррупционную работу и борьбу с другими экономическими преступлениями. Так, например, в данный момент расследуется уголовное дело, связанное со Смоленским авиационным заводом, – есть несколько фактов хищения на общую сумму более чем в 80 миллионов рублей. Другой пример – на одном из предприятий Ярцева долгое время уклонялись от налогов. Общая сумма этого уклонения составила около 90 миллионов рублей, причём давление на правоохранительные органы в процессе проверки за мнимую предвзятость с нашей стороны оказывалось огромное, вплоть до жалоб в Администрацию Президента. Большая работа проводится также в направлении "левого" алкоголя и продажи спиртного несовершеннолетним. На мой взгляд, таких продавцов надо попросту лишать лицензии. Тогда что-то изменится.
– Какой станет структура губернской полиции после полного окончания реформы?
– Она будет организована в соответствии с теми документами, которые мы получили из Министерства внутренних дел. У начальника Управления будут всего три заместителя. Структура будет состоять из двух основных звеньев. В Смоленске появится областное Управление Министерства внутренних дел, УВД по городу (как у города с населением более чем в 250 тысяч человек), в районах будут организованы отделы (население не менее 25 тысяч человек), отделения (не менее десяти тысяч человек) и пункты полиции (не менее трёх тысяч человек). Всего же в области будут два управления, 11 отделов, десять отделений и семь пунктов полиции.
При этом районы сливаются. Так, например, в Велижском районе создадут межрайонный (с Демидовским) отдел полиции, а в Демидовском останется только отделение.
Мы постараемся сделать так, чтобы население особенно не заметило нашего сокращения, хотя на первоначальном этапе определённые трудности будут. При этом содержать милицию в таком количестве в сельской местности нецелесообразно, потому что там сократилось количество жителей.
– В связи с сокращением численности необходимо укреплять ряды. Одно из таких средств – аттестация. Как во время неё работает отдел собственной безопасности?
– Подразделение собственной безопасности постоянно проводит работу по выявлению и пресечению противоправных действий сотрудников ОВД. При проведении внеочередной аттестации кандидатуры сотрудников, претендующих на перевод в полицию, согласовываются с подразделением собственной безопасности. В состав аттестационной комиссии включён начальник данного подразделения, мнение которого учитывается при аттестации.
– Как сложится дальнейшая судьба Гнёздовского института МВД?
– Его, к сожалению, сокращают. Само помещение, чему я, безусловно, рад, отдают нам. Мы разместим там наше подразделение подготовки кадров, благо, что там наработана хорошая база, есть всё необходимое для этих целей. Видимо, в дальнейшем проблема с подготовкой кадров у нас всё же будет. Одно дело поехать учиться в Москву, другое – здесь, у нас. Не у всех есть возможность иногороднего обучения.
– Хотелось бы услышать ваше мнение по поводу столь распространённого в обществе правового нигилизма. Как его искоренить и заставить гражданина исполнять обязанности по отношению к обществу?
– Думаю, это напрямую связано с общей образованностью граждан. Если мы имеем сегодня, к сожалению, молодое поколение, которое толком-то читать не умеет и не хочет, о какой правовой подготовленности можно говорить? Я не имею в виду доскональное знание законов, статей и прочих юридических нюансов. Для этого есть специалисты. Раньше работа по правовому ликбезу проводилась довольно серьёзно. Сейчас этого давно уже нет. Это такая же беда, как профилактика преступлений. Часто нам говорят о том, что дети должны приобщаться к культурной жизни, посещать театры, музеи и так далее. Это их, безусловно, отвлечёт от возможных правонарушений. Но если подумать: это ведь "там, наверху", а где-нибудь, например в Шумячах, – о каком театре может идти речь? И количество мелких преступлений, совершённых теми же несовершеннолетними, даже не задумывающимися о последствиях, является ярким показателем ситуации с правовым нигилизмом. При этом в целом население довольно законопослушно. Во многом, конечно, мешает пьянство, наркомания, но в целом – да. Правовой нигилизм иногда проявляется и со стороны сотрудников органов правопорядка, а народ по незнанию своих прав всё равно выполняет необоснованные требования. К сожалению, есть и это.
– Проводится ли какая-то работа по наказанию горе-художников, исписывающих стены зданий своими "произведениями"?
– Этот вопрос актуален в свете подготовки к юбилею города. Десятки "юных дарований" задерживаются. Но они настолько юные, что не являются субъектами права. К ответственности привлекаются их родители, дают им нагоняи, платят штрафы, а детишки продолжают свои проделки. Здесь главная причина – изначальная невоспитанность. И если ничего не изменить в этом направлении, то число надписей не уменьшится – полиция не может следить за каждым подростком и за каждым домом. Наши хорошие помощники в этом деле – видеокамеры, которыми постепенно наполняется город. Они действительно помогают в работе. Возможно, если можно было бы заставить родителей самим всё отремонтировать за свой счёт, то ситуация как-то улучшилась. Но закон предусматривает только штраф.
– По каким направлениям будет проходить аттестация?
– Сотрудник будет проходить полиграф, подвергаться анализу медицинских показателей, результатов оперативно-служебной деятельности, данных службы собственной безопасности. Во вновь созданной полиции те недостатки, которые мы имеем сейчас, не должны ни в коем случае допускаться. Мы формируем совершенно другой орган, и было бы намного легче, если бы те блага, которые были нам обещаны, появились бы уже сейчас. Был бы дополнительный стимул для сотрудников. Основное, что мы должны сделать, – это сохранить профессиональное ядро. И эта проблема носит всероссийский характер.
– Игровые клубы повержены. Идёт активная борьба с правонарушениями со стороны самих сотрудников полиции. Ситуация с дорожным движением тоже улучшается. Что будет вашим следующим кардинальным шагом?
– Приоритеты постоянно меняются. Например, совсем недавно приоритетным направлением была борьба с организованной преступностью, натуральным бандитизмом, а об игровых клубах или вырубке леса тогда даже не думали. Что будет завтра – не знаю, жизнь покажет. Пока на передний план выходит борьба с автоугонщиками. Сейчас также стараемся усилить борьбу с коррупцией. Заниматься есть чем, и в процессе работы мы выбираем действительно важные направления.
– Есть ли коренная разница в вашей работе здесь и в Зеленограде?
– Здесь интереснее работать, потому что область больше и территориальное деление намного сложнее. В Зеленограде, в шутку говоря, я заранее знал, кто и что завтра украдёт, а здесь, наоборот, большой элемент непредсказуемости. Смоленская область больше, соответственно больше и соблазнов у наших противников.
– Возвращаетесь ли вы в своей работе к громким делам, связанным с убийствами известных в Смоленске людей?
– Да, периодически нам приходится возвращаться к ним, выясняются новые подробности и факты. Но, по большому счёту, почти никого из организаторов и исполнителей тех преступлений уже нет в живых. Чтобы такое дело раскрыть, необходимо проделать большую работу.
– Более частный вопрос. Как вы относитесь к тому, что в последнее время владельцы коммерческих и некоммерческих организаций захватывают участки проезжих частей и дворов под свои собственные стоянки, где парковаться имеют право только посетители?
– Считаю, если заведение берёт используемую землю в аренду, то в этом нет ничего страшного. При условии, что стоянка не мешает движению. Вполне возможно, если на том же месте парковались бы все, кому угодно, ситуация была бы намного сложнее.
– Насколько помогают в работе кнопки экстренного вызова милиции?
– Они, несмотря на то, что на дворе век сотовых телефонов и других средств дистанционного общения, безусловно, помогают. Сейчас их около 40, совсем скоро станет ещё больше. Может, такая кнопка пригодится всего один раз, но тем самым спасёт кому-то жизнь и здоровье.
– Как с переходом в полицию в Смоленске будет осуществляться отчёт участковых перед населением?
– Для этого уже есть давно отработанная, эффективно работающая схема. Здесь даже ничего нового не нужно придумывать – отработаны алгоритмы от участкового до начальника УВД. Я лично выезжал в город Десногорск и Гагаринский район, встречался с местными жителями, рассказывал им о работе полиции, отвечал на волнующие их вопросы. Работа в этом направлении велась и ведётся.
– Реформа предполагает довольно широкие полномочия Общественного совета по контролю полиции. В какой форме будет проходить эта работа?
– Если есть вопросы к руководству какого-либо подразделения, их надо решать в совокупности. Мне от Общественного совета нужна помощь в доведении своей точки зрения до людей, я вижу в нём только соратника. Есть достаточно организаций по контролю деятельности полиции, самого многочисленного органа охраны правопорядка. Круг интересов населения, которого мы касаемся, тоже самый большой.

Об эффективности работы смоленской полиции говорит один простой факт. По темпам прироста числа выявленных лиц, совершивших преступления (не эпизодов, когда одного человека задержали, и за ним пошла череда дел, а именно лиц), наш регион занимает в России третье место по результатам четырёх месяцев этого года. На первом – Новгородская область, на втором – Чеченская республика. Это тяжёлый каждодневный труд всего коллектива Смоленского Управления, и этим результатом можно по праву гордиться.

Справка "СГ"
Владимир Дмитриевич Морозов родился 11 сентября 1961 года в Орловской области. Работал тренером в спортивной школе, после возвращения из армии устроился в патрульно-постовую службу в звании сержанта милиции. С 1983 по 1987 годы учился в Высшей школе милиции МВД СССР. На протяжении следующих 14 лет работал в следственном подразделении, пришёл туда лейтенантом, закончил службу полковником, прошёл путь от рядового следователя до руководителя следственного подразделения. Два года работал в аппарате Главка, был начальником Зонального информационного центра ГУВД, а также первым заместителем начальника штаба ГУВД по городу Москве.
С марта 2003-го по июль 2010 года генерал-майор милиции Владимир Морозов был начальником УВД по Зеленоградскому АО города Москвы. В конце июля 2010 года указом Президента России назначен начальником УВД по Смоленской области.
Владимир Морозов женат, у него два взрослых сына, оба сотрудники ФСБ, две невестки. Воспитывает двух внучек и внука – Морозова Владимира Дмитриевича.

Спецназовцы померились силой в Смоленской области
Владимир Морозов в гостях у \"Смоленской газеты\"

Rambler's Top100