Смоленские полицейские узнают всё
Люди в погонах

Смоленские полицейские узнают всё

1 ноября 2013 года в 14:45
1282

Об особенностях профессии дознавателя корреспонденту «Смоленской газеты» рассказала начальник отдела дознания отдела полиции № 2 УМВД России по городу Смоленску подполковник полиции Оксана ХРИТАНКОВА

Преступники идут в ногу со временем

– Оксана Валерьевна, вы работаете в дознании практически с самого момента образования. Как вы попали в полицию, тогда ещё милицию, чем руководствовались в выборе профессии?
– Структура была образована в 1992 году, а я попала на службу только в 1997-м. Наверное, я с самого детства представляла себя милиционером. Сразу после школы поступила в смоленский филиал московского института МВД России. Это было в 1995 году. Два года училась на очном отделении, а потом устроилась на работу дознавателем. Чтобы совмещать службу и учебу пришлось перевестись на очно-заочное отделение. И за пятнадцать лет работы дослужилась до должности начальника отдела дознания.
– Для обывателя понятие «дознание» весьма размыто. Чем занимается ваш отдел?
– Мы проводим доследственные проверки по материалам дел и принимаем решение либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе, либо о передаче его по территориальности в другой орган. Нам подведомственны многие дела – такие, как преступления небольшой и средней тяжести, причинение средней тяжести вреда здоровью, лёгкого вреда, побоев, истязаний, неумышленное причинение тяжкого вреда, угрозы убийства, кражи, грабежи, подделки официальных документов и их использование, повреждение чужого имущества, угон и многое другое. Мы можем опросить необходимых людей, граждан, сделать запросы в нужные организации, для того чтобы у нас были все основания о принятии решения по делу.
– Вы работаете здесь уже много лет. Скажите, что изменилось в механизмах совершения преступлений? Отличаются ли люди, которые нарушали закон раньше и которые делают это сейчас?
– Зачастую те люди, которые совершали преступления тогда, просто попадают к нам третий, четвёртый раз. Есть такие, которых ещё в те времена я вела дознавателем, а теперь мои сотрудники с ними работают. Те, кто не встал на путь исправления, потом много раз будут совершать преступления. Изменились и сами преступления. Раньше, например, не было телефонных мошенничеств, потому что и телефоны не были так распространены. С развитием компьютерных технологий всё больше преступлений в этой сфере. Совершенствуется сам механизм. То есть, например, придумают новую сигнализацию на автомобиль – преступники разработают новое считывающее устройство.

Зачем подростки нарушают закон

– А возраст тех, кто попадает в полицию, изменился? Часто ли молодёжь нарушает закон?
– Сейчас молодёжь попадает в полицию чаще, чем раньше. Может, это зависит от воспитания. Свой отпечаток накладывает и распространение различных супермаркетов, где покупатель имеет возможность сам выбрать товар. То есть доступ стал проще. Буквально недавно я беседовала с девочками, которые попались в магазине на мелком хищении, кофточка им понравилась. Объясню разницу. Мелкое хищение – это когда украденное оценивается в сумму до тысячи рублей. То, что стоит свыше тысячи, – это уже уголовная ответственность. Так вот по этим девочкам сразу было видно, что они из приличных семей, хорошо одеты, с дорогими телефонами. Спрашиваю, неужели так им нужна эта кофточка, которая стоит пятьсот рублей? Неужели родители не могут позволить себе купить, неужели им больше ходить не в чем? А они отвечают просто: «Понравилась». Видно, что и сами толком не понимают, зачем совершили поступок. Если человек без определённого места жительства, без работы крадёт батон, это ещё можно логически объяснить. Ему больше есть нечего. А здесь психологию объяснить сложно. И, к сожалению, такие ситуации у нас участились.
– Часто ли сейчас приходится видеть подростков в состоянии алкогольного или наркотического опьянения?
– До тех пор пока «спайсы» не были официально внесены в список запрещённых к обороту веществ, попадались чаще. Но с изменениями в законодательстве – теперь за их употребление наступает уголовная ответственность – такие случаи встречаются всё реже. А в основном преступления, связанные с оборотом наркотиков, совершают уже совершеннолетние, от двадцати лет и старше. Что касается алкоголя, сейчас продавцы в магазинах очень серьёзно относятся к продаже несовершеннолетним. Ведь это грозит уголовной ответственностью! И если в прошлом году несколько фактов, по которым возбуждались уголовные дела, было, то в этом такого ещё не было. А ларьки практически все уже снесли. Кстати, этот факт тоже благотворно на криминальную обстановку в городе повлиял.

Работу за дверью не оставишь...

– Вы каждый день работаете с людьми. Наверное, для этого приходится быть не только хорошим юристом, но ещё и психологом. Вы уже можете сразу по разговору дать характеристику человеку?
– Конечно. Чаще всего к нам попадает специфический контингент. Интеллигенция – крайне редко, и то чаще всего случайно. У людей пенсионного возраста обычно сразу всё выплескивается – и эмоции, и факты. Некоторые, насмотревшись по телевизору разных сериалов и передач, приходят к нам с фразой: «Отдайте мне моё заявление!» Нет такого понятия у нас! Мы не отдаём людям их заявление в том понимании, как они себе это представляют. Долго приходится объяснять юридические тонкости.
– Какие люди работают в дознании? Что движет теми, кто сюда приходит? Романтики полицейской хочется после просмотров сериалов?
– В основном молодёжь. Конечно, те, кто представлял себе работу по сериалам, очень быстро понимают, что ошибались. Киношники как все представляют? Есть группа из пяти человек, которые несколько дней, а то и недель расследуют одно дело. Один идёт туда, другой проверяет это. А у нас на каждого дознавателя приходится до десяти дел одновременно. И по каждому необходимо провести необходимые следственные действия, так что нагрузка немаленькая.
– Сколько работа времени отнимает?
– Сложно сказать, ведь здесь не ограничишься только рабочим днем или дежурствами. Даже после шести вечера остаёшься, чтобы что-то проверить, что-то объяснить. Наша профессия не относится к таким, когда, закрыв дверь на работе, забываешь о ней. Бывает, ночью просыпаешься и вспоминаешь что-то по интересующему тебя делу.
– Профессия у вас совсем не женская...
– Может, и не женская, но в дознании в большинстве женщины работают. Если взять все три отдела по городу, то у нас 24 сотрудника, из них и десятка мужчин не будет. Наверное, женщины более выносливы, усидчивы и скрупулёзны, хотя тоже всё от человека зависит. Здесь и ответственность очень высокая, боишься ошибиться, это же не ошибку в пересчёте сдачи допустить. Здесь приходится решать судьбы людей, как потерпевших, так и подозреваемых.
– Есть ли у вас какие-то увлечения, не касающиеся работы?
– Люблю рыбалку...
– Но это же тоже традиционно мужское занятие!
– Зато расслабляет и успокаивает. А из женских хобби я предпочитаю заниматься цветами. Вот и в кабинете небольшой зимний сад устроила. Обстановку разряжает.
– Если бы вам предложили сменить работу, вы могли бы представить себя в другой роли?
– Конечно же, не могу. Я посвятила всю жизнь своей работе, и в другой роли я себя не представляю.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В отделе дознания отдела полиции № 2 УМВД России по городу Смоленску работают 8 сотрудников. За прошедшие 9 месяцев этого года (с января по сентябрь включительно) дознавателями были приняты к производству 688 уголовных дел, из которых окончены (направлены в суд или прекращены) 184 уголовных дела. За аналогичный период прошлого года дознавателями были приняты к производству 666 уголовных дел, а окончено 171 дело. По нереабилитирующим обстоятельствам в прошлом году за 9 месяцев были прекращены 10 дел, в этом году за аналогичный период – 7.

Смоленские полицейские за легальную миграцию
Смоленский мемориал пополнится именами героев

Rambler's Top100