Он брал для нас Берлин. Мы не можем дать ему газ
Дороги

Он брал для нас Берлин. Мы не можем дать ему газ

9 августа 2012 года в 14:45
1261

На старости лет заслуженный фронтовик мечтает пожить с удобствами. Но в бюджете нет денег...

– Хотел на старости лет пожить с газом, надоело печку топить, – с горечью говорит участник войны Владимир Александрович Казарин. – Но не дождусь газа, отказывают – денег нет.

Он брал Берлин

Владимиру Александровичу 86 лет, 12 мая 1944 года восемнадцатилетним парнем ушёл на фронт, в артиллерийские войска. Участвовал в освобождении Польши, Германии, брал Берлин. Награждён орденами Отечественной войны II степени, Славы III степени, имеет благодарности за героизм и мужество от Верховного главнокомандующего Сталина. На фронте получил тяжёлую контузию. Врачи сказали, что слух будет падать. Они не ошиблись: уже в 1951 году Казарину дали вторую группу инвалидности. Сейчас на одно ухо совсем не слышит, другим чуть-чуть, и то если очень громко кричать.

Цена вопроса

– Мне особенно обидно, когда пишут в ответах, что денег нет на газификацию, – говорит Владимир Александрович. – Не понимаю я этого. Почему на что-то есть, а на это нет? Я ведь на квартиру не претендую, газ, газ проведите мне!

Ветеран войны живёт в Смоленске, в районе керамзавода – по улице Шоссейной, 56. В округе все дома газифицированы более 25 лет назад, а вот пять домов, в которых живут шесть семей, газификация обошла стороной. Каких-то 450 метров протянуть трубу – и газ будет. Но метры эти затратные. Тянуть трубу надо от мебельной фабрики поверх речки Ольшанки, другого пути нет. Один газопровод отрезан железной дорогой, другой – путепроводом керамзавода. И получается, чтобы подвести основную трубу, необходимо 700 тысяч рублей. Ежегодно из администрации города Смоленска приходят однотипные ответы: денег нет.

– Раньше хоть бы отвечали вежливо, мол, подождите, в следующем году, возможно, изыщем средства, – рассказывает Наталья Юрьевна Баратова (её дом тоже не газифицирован), а теперь коротко пишут: «Денег нет». Когда получили очередной такой ответ, то Владимир Александрович Казарин заплакал и попытался сжечь все свои благодарности и награды за войну. Невозможно смотреть, как пожилой человек, участник войны, плачет. Мы едва его успокоили, говорим, что добьёмся: газ придёт в наши дома. Вот этой верой он и живёт.

Самим не потянуть

Предлагают шести семьям, оставшимся без газа, делать всё за свой счет. Но люди живут небогато, никак не потянуть им всех газовых затрат. Шутка ли – 700 тысяч рублей... Но на этом ведь затраты не заканчиваются. От основной трубы надо ещё к домам вести газ.
– По нашим подсчётам, это ещё около 200 тысяч рублей на каждую семью, – говорит Наталья Юрьевна. – Плюс надо сброситься по 11,5 тысячи рублей на проект. Таких денег нет ни у кого.

Не заслужил?

Владимир Александрович Казарин до недавнего времени жил в домике, который, возможно, признали бы непригодным для проживания и дали бы ему сертификат на приобретение жилья, как дают его нуждающимся ветеранам войны. Но внук для деда дом подправил. Сверху обложил красивым современным материалом, а вот начинка осталась прежней: печка, на которую надо заготавливать в зиму дрова, и никаких удобств.

– Газ провели бы, котёл для отопления поставил... Помыться хоть мог бы на старости лет в своём доме. Неужели не заслужил? – спрашивает меня ветеран войны.

– Заслужил, – говорю Владимиру Александровичу.

Сильный духом
Ждать ли нам повторения урагана?

Rambler's Top100