Дороги

Русский врач в пустыне Йемена

4 апреля 2012 года в 10:45
6591

Моей собеседнице, Татьяне Ивановне Тлустой, довелось работать врачом-педиатром не только в родном Смоленске, но и в далёкой экзотической стране Йемен. Располагается она в Юго-Западной Азии, на юге Аравийского полуострова, является частью Ближнего Востока, омывается Красным и Аравийским морями. Значительную часть территории страны занимают пустыни и полупустыни, а также гористое плато. В январе 2011 года Йемен охватила революция, как и многие страны на Ближнем Востоке. Но наша собеседница помнит Йемен достаточно мирным.

– В какой период времени вы работали там?

– В Йемене я работала с мая 2005 года по февраль 2007-го.

– Благодаря чему появилась возможность выехать в Йемен?

– Я отработала более 20 лет участковым педиатром в Смоленской районной поликлинике, которая находится в Сметанине, в 2002 году меня сократили. Ставку урезали наполовину, мол, рождаемость упала... В тот момент на участке числилось менее 500 детей вместо 800: такое количество не позволяло работать на полную ставку. Пришлось устроиться в городе, где мне предложили должность старшей медсестры в детском саду. Ещё я нашла подработку не по специальности. Затем перешла в областную клиническую психиатрическую больницу, где работала два года медсестрой в судебном отделении. Там же я прошла курсы усовершенствования врача-психиатра, что мне очень помогло в последующей работе.
Однажды мне попалось объявление в газете: производится набор врачей в Йеменскую республику. Это была отчасти авантюра, однако благодаря ей я смогла вернуться в свою профессию и работать врачом.

– Как вы готовились к поездке?

– Я узнала, что в стране два языка: английский и арабский. Тут же пошла на курсы английского и за три месяца по ускоренной программе научилась читать и писать (в школе я изучала французский язык). Одновременно я проходила двухмесячные курсы усовершенствования по педиатрии, получила сертификат на врачебную деятельность на следующие пять лет.

Вкратце ознакомившись с йеменскими традициями, со своей коллегой, врачом-анестезиологом, приобрели длинные юбки (улыбается). Вскоре после окончания курсов усовершенствования я уехала...

– ...в далёкую экзотическую страну. С чего началась работа?

– Нас хорошо встретили, предоставили номер в гостинице, пригласили в ресторан на встречу с другими русскими докторами, работающими в Йемене. Затем нас стали устраивать на работу. Через два дня меня и четырёх наших специалистов повезли в город Аден. Конечно, сразу появились трудности с языком и с тем, что без опыта работы в этой стране устроиться не так уж просто.

Из Адена я поехала в Дамар, где устроилась в мусташву (клинику) врачом-педиатром. Там я начала постигать арабский язык и понимать трудности работы врача в Йеменской республике. В Дамаре я проработала два месяца. Это была поликлиника экстренной медицинской помощи, где работать приходилось весьма динамично.

Потом работала в разных местах, и там требовались навыки различных медицинских специальностей. Где-то хозяин поликлиники или больницы требовал умения снять и расшифровать электрокардиограмму, в других местах необходимо было работать на УЗИ-аппарате и все результаты грамотно оформлять на английском языке. Приходилось накладывать швы, ставить капельницы, что мне, как участковому врачу-педиатру, приходилось делать впервые. В этой стране высокая инфекционная заболеваемость, широко распространены малярия, тиф, что требует навыков оказания экстренной медицинской помощи. Там надо было уметь всё. Я становилась специалистом широкого профиля.

– Какова жизнь в Йемене глазами рядового медика?

– На въездах в города находятся контрольно-пропускные пункты и хорошо вооружённые полицейские. Просто так ты никуда не попадёшь. Если совершаешь переезд из одного города в другой, имеет смысл воспользоваться услугами проводника. Местные жители гораздо легче преодолевают пункты контроля, а нам, иностранным гражданам, которые издалека видны полицейским, это намного сложнее. В весьма неожиданных местах находятся военные объекты. Однажды я залезла на высокую гору, чтобы сделать фотоснимок находившегося в долине города, а там оказалась военная база. Солдаты смотрели на меня и, конечно, думали, что я шпионка. Узнав, где я работаю, они успокоились, но потребовали, чтобы я засветила плёнку. Вообще в стране много мест, где существует ограничение фото- и видеосъёмки.

– Ваш примерный заработок в Республике Йемен?

– Я работала по контракту, он был заключён на 600 долларов в месяц. Мне не имели права платить меньше, но и больше тоже не платили. Это скромные деньги. На 150-200 долларов я жила, остальные деньги отправляла домой, в Смоленск.

Русский врач в пустыне Йемена

Татьяна Ивановна с пациентами на своём рабочем месте

– Как часто приходилось переезжать в другие районы страны и где вы побывали?

– Переезжать приходилось с различной периодичностью в связи с потребностью во врачах в других регионах страны. Я успела поработать в таких городах, как Дамар, Аден, Ибб, Сана, Эль-Дали, Ходейда, Таиз, посмотрела примерно треть страны. Основную часть времени я трудилась в городе Сана – это столица – в крупном частном госпитале.

– Насколько отличен менталитет жителей Йемена от нашего?

– В стране царит ислам, во многом это обусловливает поведение, мышление и традиции. Учатся только мужчины, женщины бесправны. Местные женщины всегда одеты в чёрные одежды и носят паранджу. Если не ошибаюсь, статистика такова, что грамотность мужчин составляет 70%, женщин – 30%. С малых лет детей приучают к труду, скажем, в пять лет ребёнок уже трудится на рынке или помогает в работе родителям. Мужчины работают с детства, копят деньги на свадьбу, чтобы заплатить калым (выкуп) за невесту. По традициям ислама жениться можно до четырёх раз. Везде можно встретить людей разных специальностей, которые обучались в России. Много русскоговорящих людей, которые с упоением и ностальгией вспоминают нашу страну. В Йемене хорошо относятся к русским.

– Как вы оцениваете демографическую ситуацию в Йемене по сравнению с нашей?

– Там большие семьи, рождаемость высокая. Семьи имеют по десять детей. Если говорить о России, то отчасти из-за бедственной демографии я и оказалась в Йемене.
Русский врач в пустыне Йемена

– Какое впечатление оставили страна и люди, с которыми вам пришлось общаться и работать?

– Это красивая экзотическая страна со старинными сказочными городами, древними храмами, дворцами и благовониями. В городах на каждой улочке громоздятся мешки с пряностями, а пёстрые восточные рынки просто сводят с ума. Поражаешься красоте бесчисленных минаретов, освещённых первыми лучами солнца, предстающих перед глазами на рассвете, когда современные постройки ещё тонут в сиреневатой дымке тумана.
В Йемене очень красивые горы, потрясающие долины и неповторимая природа. Какое-то время я работала на берегу Красного моря, это удивительное место, где бесконечность воды сливается с небом и время начинает казаться вечностью.

Люди встречались разные. Сами йеменцы по-восточному хитры и коварны. Хотя нельзя однозначно говорить обо всех, иногда мне помогали и шли навстречу самые простые жители, от которых не приходилось ожидать какой-то отзывчивости.

– Как вы оцениваете опыт, который получили за два года работы в чужой стране?

– Опыт я получила большой. Раздвинулись рамки профессии, там мне пришлось изучить кардиологию, УЗИ, терапию, реанимацию, посколько очень частоп риходилось оказывать срочную медицинскую помощь. Я начала разбираться во многих новых для меня аспектах лечения.

– Вы вернулись в Россию, с какими трудностями столкнулись при трудоустройстве на родине?

– Обыкновенные трудности для города, в котором есть медицинская академия. В Смоленске я не нашла работу, а в области меня взяли и предоставили жильё. Сейчас работаю в Хиславичской районной больнице участковым врачом-педиатром.

«Смоленская изба». Положительные эмоции гарантируем!
Общественные консультации на Смоленской АЭС

Rambler's Top100