Дороги

К 300-летию со дня рождения М.В. Ломоносова. «Через учение счастливы будут»

21 ноября 2011 года в 15:56
1335

Выдающийся деятель нашей науки – академик Сергей Вавилов – сказал о М.В. Ломоносове: «Влияние его гения, его труда неизмеримо… Если внимательно оглянуться, то станет ясным, что краеугольные камни успехов нашей науки были заложены в прошлом ещё Ломоносовым».
И действительно, многие области знания являлись предметом научно-практических интересов первого русского академика: физика
и химия, астрономия и геология, горнорудное дело и экономика, география и поэтика, философия и история, демография и политика, здравоохранение и приборостроение, а также многие другие.

К научному наследию Ломоносова обращались многие исследователи. И, казалось бы, о его вкладе в развитие науки и о нём самом всё сказано. Свидетельство тому множество книг о трудах и деятельности нашего выдающегося соотечественника, изданных как в России, так и за рубежом.
Однако есть такая область знания, для развития которой значение М.В. Ломоносова оставалось до сих пор невыясненным. Это педагогика, наука о человеке как предмете воспитания. Между тем, перечитывая его труды, больше убеждаешься в том, что научные основы российского образования и воспитания закладывались в XVIII веке, что взлёт гуманной педагогики в России подготовлен предшествующим развитием, истоком которого был гений Ломоносова.
Совершенно очевидно, что на формирование личности Ломоносова оказали влияние поморский Север, суровая и величественная природа края, условия труда и жизни, особый менталитет. Поморский Север не испытал ни татаро-монгольского ига, ни крепостной зависимости, оставаясь и после вхождения в состав Московского государства регионом свободного черносошного крестьянства. Для поморов было характерно стремление жить независимо в хозяйственном и социальном отношениях на принципах самоуправления и взаимопомощи, что развивало в людях самостоятельность, силу духа, чувство собственного достоинства. Эти качества характера, присущие Ломоносову, помогали ему преодолевать многочисленные препятствия и вместе с тем создавать непреходящие ценности русской и мировой культуры.
В Москву он ушёл тайно и добирался пешком. Но трёхнедельный зимний переход был не самой большой трудностью. Тяжелее было другое. Стремление сына к знаниям разрушало надежды отца Василия Дорофеевича. Михайло был наследником промышленного человека. Отец уже и невесту для сына нашёл из местных девушек. В Москве юноша оказался без гроша в кармане. Помогала мечта об учёбе в Академии. Но указом Синода от 1728 г. предписывалось в Академию «крестьянских детей не принимать». Надо было рисковать, и он назывался то поповичем, то дворянином. Его приняли. Исключительные успехи в учении привели Ломоносова в Петербург. В дальнейшем – за границу, в Германию. Там он встретил и полюбил Елизавету Христиану Цильх. И вновь драма: по законам Российской империи православным вступать в брак с лицами иного вероисповедания не позволялось. Женился Ломоносов тайно, а затем последовало более двух лет разлуки, пока ценой неимоверных усилий удалось устранить препятствия к супружеству.
Возвращение Ломоносова в Россию было встречено более чем прохладно. Дело в том, что 30-40-е гг. XVIII века отличались особенным засильем иностранцев, в том числе и в Академии наук, не скрывавших своего высокомерного и презрительного отношения к России. Ломоносова постоянно пытались третировать как учёного. Плелись хитроумные интриги с целью не допустить его к званию профессора, а значит, к самостоятельной исследовательской деятельности. Интриганы при этом рассчитывали получить критические отзывы на работы Ломоносова. Отобрав, как им казалось, самые «никчемные» сочинения ненавистного им русского, направили их самому Леонарду Эйлеру. Но отзыв получили не такой, на который рассчитывали. Л. Эйлер писал: «Все сочинения не токмо хороши, но и превосходны»... Отзывы самых авторитетных европейских учёных, равно как временное покровительство отдельных российских вельмож – Разумовского, Шуваловых, Воронцовых, несомненно, служили ему поддержкой, но не освобождали от опасности дальнейших интриг.
Что же сделал Ломоносов для российского образования и развития педагогической мысли?
Ломоносов принимает энергичные меры к созданию гимназического образования – совершенно новой системы общеобразовательного звена в педагогике России. Учёный был убеждён: «Тот почтеннее, кто больше научился, а чей он сын, в том нет нужды». В гимназию стали принимать детей солдат, мелких приказных, имевших способности к учению. Когда один из недоброжелателей российского просвещения (Фишер) стал распускать слухи, будто увеличение числа учащихся обременительно для казны, а имеющихся гимназистов и студентов девать некуда, учёный негодующе протестовал: «Мы знаем без него… куда их в России употребить можно». Он говорил о нехватке отечественных докторов, аптекарей, механиков, юристов, металлургов.
Гимназии Ломоносова представляли собой своеобразные лаборатории, где формировались педагогические взгляды учёного, кристаллизовались идеи, которые вскоре стали определяющими для всего последующего развития отечественного образования: идеи гуманного просвещения, патриотизма, народности.
Ломоносов разрабатывал идею создания университета в Москве. Эта идея явилась одной из особенно плодотворных, реализованных при жизни учёного. Московский университет при активном участии в его деятельности учеников и последователей Ломоносова вскоре превратился в главный научный и образовательный центр страны.
Много сил положил учёный на разработку вопроса о значении родного языка и истории для общеобразовательного знания. Он первым начал читать лекции на русском языке. Он ввёл русский язык вместо немецкого и латинского в число обязательных предметов гимназического образования.
Ломоносов в русском языке видел не только средство общения, но и универсальное средство познания. «Польза его толь велика, коль далече ныне простираются происшедшие от него в обществе человеческом знания».
Оценивая образовательное значение истории, Ломоносов говорил, что она даёт «младым старых разум». Изучение её преследует не только образовательные цели, оно должно побуждать молодёжь к практическим действиям на благо общества. Воспитывающее воздействие истории пропорционально её достоверности. При этом учёный имел в виду попытки фальсификации отечественной истории. В противовес фальсификациям «внешних» писателей Ломоносов создаёт свою «Древнюю российскую историю…», закладывая тем самым научные основы истории как предмета школьного обучения.
Ломоносов положил начало продолжавшемуся многие десятилетия движению за внесение научных знаний в общественное и семейное воспитание, преодолевая укоренившиеся предрассудки и суеверия. Учёный считал необходимым употребить все возможности, которыми обладают церковь и государство, чтобы сокращать детскую смертность и увеличивать рождаемость; следить за тем, чтобы браки заключались с обоюдного согласия будущих супругов; запретить браки неравные; не разрешать монашество мужчинам до 50 лет; крещение детей в «студёной воде».
Педагогические взгляды гения русской и мировой науки были обращены к будущему. Ломоносовскую формулу «Через учение – к счастью» можно выложить на фронтоне каждой школы!
Многое из его наследия приобретает со временем ещё большую актуальность: это принципы построения демократической системы образования, утверждение фундаментального значения духовных ценностей в жизни общества и отдельного человека, идеи всеобщего гуманистического просвещения.

В борьбе с туберкулёзом равнодушных нет
Дворец – судьба!

Rambler's Top100