Дороги

Украли памятник у фронтовика

14 ноября 2011 года в 00:27
1727

Тамара Николаевна Прудникова приехала на кладбище, расположенное на 7-м километре в Смоленске 5 ноября. В этот день Дмитриевская родительская суббота, когда поминают усопших.

Тамаре Николаевне 80 лет, она инвалид I группы, здоровья совсем нет, подвезти её до кладбища некому, но она, добираясь на общественном транспорте, радовалась, что сможет побывать на могилах. А приехала и сначала даже подумала, что ошиблась. Походила около оградки, ещё раз всё посмотрела… Нет, не ошиблась. Но только оцинкованного памятника со звёздочкой на могиле свёкра Прохора Григорьевича, свекрови Анны Петровны и мужа Ивана Прохоровича, не было. Расстроилась Тамара Николаевна так, что и словами не передать. В 1985 году умер свёкор, через четыре года – свекровь, а в 1998 году – муж. Все они были похоронены рядом, могилки огорожены. Как могла, она ухаживала за ними, а памятник был таким хорошим, что за долгие годы даже не изменился, стоял как новенький. Свёкор с первого до последнего дня Великой Отечественной сражался на фронте, ранен был, но вернулся живым.
– Кто мог похитить памятник? – спрашивала у нас в редакции Прудникова. Ей объясняли, что давно уже началось это явление – воровство памятников из оцинкованного металла. Сдают их потом в пункты приёма цветмета.
Она, казалось бы, понимала, но плакала и повторяла: «Как можно с могилы фронтовика украсть?» Этого она действительно понять ни умом, ни сердцем не в состоянии. Ей было десять лет, когда началась война. Уже горел Смоленск, и они с матерью и сестрой пытались эвакуироваться. Помнит, как пешком шли от Вязьмы до Можайска, многое помнит. Три её брата Андрей, Сергей, Иван и сестра Мария воевали на фронтах Великой Отечественной. Помнит, что мать, потеряв всё за дальнюю дорогу в эвакуацию в Оренбург, не потеряла лишь икону, она её всё время держала при себе и молилась, чтобы дети вернулись с войны. И они вернулись – израненными, но живыми. Сейчас из всей большой семьи в живых остались только сестра Мария, которая живёт в Москве, и Тамара Николаевна. Фотографии братьев Андрея и Сергея выставлены на стендах в музее «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны».
Вместе с Тамарой Николаевной мы побывали на кладбище. Конечно, могилки без памятника смотрятся ужасно. Пока мы добирались до места захоронения её родных, нам встретилось несколько уже выкопанных оцинкованных памятников, судя по всему, вкопаны они были достаточно глубоко. Для чего? А тут и думать нечего! Уже подготовили их для того, чтобы ночью приехать с машиной и забрать на сдачу в цветмет.
Удалось поговорить и со смотрителем кладбища Михаилом Николаевичем Сенькиным. Он сказал, что это просто беда – воровство оцинкованных памятников.
– Около кладбища находится несколько пунктов приёма цветмета, надо их проверять ежедневно или закрыть, чтобы такого безобразия не было, – считает Сенькин.
Заявила Прудникова о пропаже памятника с могилы в милицию.
– Мне сказали, что найти памятник практически невозможно, но заявление взяли, – рассказывает Тамара Николаевна. – А у меня больше и фотографии свёкра со свекровью нет, на памятнике они более 20 лет были как новенькие. Теперь денег у меня нет на
новый памятник. Но как же это могилка без надгробия, да ещё у фронтовика?
Все знают, что воруют памятники из оцинкованного железа для сдачи в цветмет. Но почему же не спросить с руководителей приёмных пунктов по всей строгости закона – юридического, нравственного? Не верю, что варварство нельзя остановить.

Когда дети не чужие
Льготы по земельному налогу получат более пяти тысяч смолян

Rambler's Top100