Дороги

Наталья Аксёнова: "Я никогда не видела себя в политике"

7 октября 2011 года в 16:39
2578

Трудно перечислить все ипостаси Натальи Аксёновой – она и президент общественной организации «Дарите детям добро», и руководитель региональной врачебной палаты, и член президиума Национальной медицинской палаты, и председатель общественного совета по защите прав пациентов при Управлении Росздравнадзора по Смоленской области. А сейчас ещё и один из лидеров предварительного голосования Общероссийского народного фронта в регионе. Объединяет их то, что Наталья Леонидовна – врач. 40 лет она стояла на страже здоровья детей, матерей, семьи. Этим же она продолжает заниматься на общественных началах.
– Наталья Леонидовна, вы столько лет отдали медицине. С детства мечтали стать врачом?
– Вовсе нет. В моей семье не было врачей. Отец – известный на Смоленщине строитель Леонид Ильич Дубнов, мама – экономист. Я родилась в Смоленске, окончила здесь 26-ю школу. Всегда участвовала в общественной жизни, занималась в театральной студии. Все думали, что я пойду по этой линии. На мысль связать жизнь с медициной натолкнул друг отца, замечательный врач, хирург Алексей Ефремович Журов, который работал в Пржевальском. Чтобы утвердиться в выборе, я в 9-м классе устроились работать на полставки санитаркой в роддом на Кирова.
По окончании школы поступила в медицинский институт. А когда окончила, мне предлагали остаться в ординатуре, заняться наукой. Но что это за врач, который не «нюхал пороху»? Я поехала акушером-гинекологом в Демидовскую больницу. Три года была единственным специалистом этого профиля во всём районе, так что прошла отличную школу. Помню, как принимала тройню – эту женщину недавно встретила. Вообще своих пациентов часто встречаю – за годы работы приняла тысячи родов. Иногда подходят, благодарят. Видеть своих подопечных здоровыми – не в этом ли высшее счастье врача?
Когда мужа перевели в Ельню, переехали туда. Возглавила в райбольнице акушерско-гинекологическое отделение. Новое здание больницы только строилось, в старом условия были те ещё: представьте – в родильном отделении стоял рукомойник! Медицинский персонал помогал на стройке, чтобы скорее переехать в новый корпус. А коллектив был большой. И меня, жену главврача, избрали секретарём партийной организации. А это и распределение квартир, и так далее. Но люди меня выдвинули, потому что знали мою принципиальность и то, что общественное для меня не менее важно, чем личное.
Когда мужа назначили руководить одним из медучреждений в Смоленске, пошла работать в областную клиническую больницу. Там 20 лет трудилась в гинекологическом отделении, совмещая работу в отделении плановой и экстренной медицинской помощи (так назвали отделение санитарно-авиационной помощи, поскольку прекратилось аэросообщение внутри региона). Вообще эта служба сохранилась в СОКБ только благодаря усилиям Евгения Ивановича Каманина, который много делает и для медицины в целом как депутат областной Думы.
Работали мы, конечно, на износ. В любую погоду мчались на помощь врачам в районы. Чего только не было! Приходилось много оперировать, добираться до места с приключениями… Отдала этой профессии всё, что можно было, и даже больше. Достигнув определённого возраста, решила, что нужно, как говорят, «сменить картинку».
– Но вы же ещё, помимо медицины, и в бизнесе работаете?
– Когда осталась одна с сыном после смерти мужа, стало понятно, что на зарплату врача не прожить. Времена были смутные, «челночные». Сменила несколько видов бизнеса. У меня был первый в Смоленске частный гинекологический кабинет. Находился он, кстати, в здании гостиницы «Смоленск», восстановлением которой после войны руководил мой отец. Столько всяких препон пришлось преодолеть, и не рассказать… Чтобы как-то выплывать, получила юридическое образование. Я была одним из основателей отделения «Опоры России» в Смоленске.
– Вы также возглавляете общественную организацию «Дарите детям добро». Расскажите об этом.
– Волею судьбы оказалась в деревне Шапы Демидовского района – приехала на похороны. Зашла переждать дождь на почту, разговорилась с местными жителями. Они рассказали, что в деревне 200 жителей, в школе – шесть учеников на 13 педагогов. И закрылась бы она, если бы не подвиг одной учительницы. Так и сказали. «Какой такой подвиг?» – спрашиваю. Оказалось, женщина взяла детей из детского дома на патронатное воспитание. Её примеру последовали другие. Сейчас об этой деревне в смоленской глубинке знает уже вся страна.
Я тогда возглавляла комиссию по здравоохранению и социальной политике Общественной палаты Смоленской области. Приехала в Смоленск, рассказала всё её тогдашнему председателю Юрию Николаевичу Ребрику. Решили помочь шаповцам.
Устроили для них благотворительную акцию. Пустили бегущую строку по ТВ, и народ откликнулся. Получился настоящий праздник, яркий и добрый. К 200 жителям приехали 400 гостей с подарками! В деревне такие праздники устраивать – благодарное дело. Там люди не избалованы. Это событие, о котором помнят весь год.
Сформировался круг волонтёров, подключился депутат Государственной Думы Александр Викторович Беднов. Оплачиваем детям путёвки в лагеря, на новогодние ёлки в Москву, помогаем вещами, продуктами.
И деревня ожила! Уже детский сад при школе появился – малышей тоже берут на воспитание. А трое учителей усыновили своих подопечных. Молодой человек из приёмных детей окончил техникум, вернулся, ему дом строят, будет поваром в школе работать.
Примеру шаповцев последовали в других районах. В Гагаринском несколько таких семей. Мы для них тоже праздник устраивали.
Когда закончился срок моих полномочий в Общественной палате второго созыва, решила: не бросать же начатое! Так появилась организация «Дарите детям добро».
– Какую роль играет случай? Или всё в жизни очень закономерно?
– Врач санитарной авиации никогда не знает, с чем столкнётся, в каких условиях придётся оперировать. Так что я к случайностям привычная. Считаю, нужно быть готовой ко всему. Кстати, моё «хождение» в Народный фронт – тоже в каком-то смысле дело случая. Никогда не видела себя в политике. Как-то позвонил мне Леонид Михайлович Рошаль, чтобы поинтересоваться моим мнением, нужно ли ему вступать в ОНФ. Он тогда всем руководителям региональных отделений Национальной медицинской палаты задавал этот вопрос. Я ответила, что если это поможет донести до руководства страны проблемы, которые волнуют медицинскую общественность, однозначно да. А через некоторое время Леонид Михайлович сообщил: раз Национальная медицинская палата вступила в ОНФ, то и её подразделения, в том числе и Смоленская врачебная палата, тоже. Потом стало известно про праймериз. Мне учительница из Шапов, член попечительского совета организации «Дарите детям добро» предложила поучаствовать. Что из этого получилось, вы знаете.
– Наталья Леонидовна, вы входите в рабочую группу по корректировке проекта закона «Об охране здоровья граждан». Получается, что вы занимаетесь законотворческой деятельностью?
– Выходит, что так. Напомню, это с подачи Леонида Михайловича Рошаля Госдума взялась серьёзно дорабатывать проект, который уже был принят в первом чтении. В заседаниях нашей группы участвуют представители и Национальной медицинской палаты, и Минзравсоцразвития, и других ведомств. Дискуссия бывает весьма бурной.
Могу себе занести в актив, что в законе будет статья о службе санитарно-авиационной помощи, иначе говоря, санитарной авиации. Как-то этот момент упустили. Дело в том, что за последние годы эта система была практически разрушена. Конечно, в субъектах, больших по территории, таких, как Якутия, где нет других вариантов, санитарная авиация действует. Но есть она и в Волгоградской области, где заканчивают оборудовать вертолётные площадки. Конечно, это очень большие деньги, но новый закон положит основу для создания федеральных программ, чтобы развивать санитарную авиацию в регионах на паритетных началах. Если Смоленская область станет участницей реализации пилотного проекта, то, возможно, это будет и у нас.
Считаю, очень важно, что закон позволит определить стандарты оказания медицинской помощи, в нём будет прописано, при каком заболевании какие процедуры нужно проводить, какие лекарства давать. Это защитит и права пациентов, и врачи смогут хорошо зарабатывать, выполняя эти стандарты.
– С новым законом увязывается процесс модернизации здравоохранения. Наши читатели волнуются: с созданием шести межрайонных медицинских центров в нашей области не закроются ли районные больницы?– Однозначно нет. В том и смысл модернизации, чтобы сделать медицину более качественной и доступной. Эти центры оснастят современным оборудованием, полностью укомплектуют кадрами, чтобы за специализированными видами помощи не нужно было ехать в областной центр. При этом ЦРБ останутся. В Смоленской области даже ФАПы закрываются только те, где физически некому работать.
– Ещё вопрос от наших читателей. То, что в стационарах некоторых лечебных учреждений, как только туда попадает больной, ему вручают список лекарств, которые нужно купить…
– …Это нарушение законодательства. И повод обратиться в совет по защите прав пациентов, который я возглавляю (он действует при Росздравнадзоре), либо в компанию, где получен страховой медицинский полис, или ФОМС. Основные лекарственные препараты для лечения больных в стационаре оплачены территориальной программой госгарантий оказания медицинской помощи населению. Можно решить этот вопрос в досудебном порядке, хотя сейчас люди всё чаще обращаются в суды.
– Когда в поликлиниках исчезнут очереди за талончиками на приём?
– Применение электронных технологий в рамках модернизации медицины позволит избавиться от очередей в поликлиниках. Можно будет в терминале взять талончик на удобное время. Пациентов с острыми заболеваниями, как и сейчас, будут принимать вне очереди.

Смолян защищают от произвола ЖКХ. Бесплатно!
Финансовая грамотность? Играючи!

Rambler's Top100