Дороги

Особый день для народов России и Польши

9 апреля 2010 года в 16:26
1376

Как уже сообщалось, 7 апреля Смоленщину с рабочим визитом посетили председатель Правительства Российской Федерации Владимир ПУТИН и премьер-министр Республики Польша Дональд ТУСК. Они побывали в мемориальном комплексе "Катынь", выступили на траурной церемонии, приняли участие в закладке православного храма. Затем главы правительств встретились с сопредседателями Группы по сложным вопросам истории двух стран, провели личную встречу. По итогам работы премьер-министры дали пресс-конференцию. Вечером того же дня состоялась рабочая встреча председателя Правительства РФ Владимира Путина с Губернатором Смоленской области Сергеем АНТУФЬЕВЫМ

Мы избегаем оценок, кроме самой главной: в среду Смоленская земля стала свидетелем поворотного дня в истории современных российско-польских отношений. Предоставляем слово непосредственным участникам событий, установившим новую точку отсчёта.

Козьи Горы, мемориал "Катынь"
Главы правительств встретились здесь и проследовали к польскому военному кладбищу в сопровождении делегаций и представителей общественных организаций. На кладбище священнослужители различных церквей и конфессий прочитали молитвы перед могилами, а польский офицер произнёс пламенную речь в память о погибших. Затем Владимир Путин и Дональд Туск возложили венки к мемориалу и направились к месту российских захоронений. Православный священник в присутствии двух премьеров отслужил заупокойную литию, затем к мемориальному кресту были возложены венки.
После этого состоялась совместная церемония с участием всех приглашённых гостей. К присутствующим обратились премьер-министры двух стран.

Выступление Владимира Путина
- Нас собрала сегодня здесь общая память и скорбь, общий исторический долг и вера в будущее. Мы склоняем головы перед теми, кто мужественно принял здесь смерть, чьи устремления, надежды, таланты были безжалостно растоптаны. Перед теми, кого не дождались, но навсегда сохранили в своих сердцах матери, дети, любимые.
В этой земле лежат советские граждане, сгоревшие в огне сталинских репрессий тридцатых годов; польские офицеры, расстрелянные по тайному приказу; бойцы Красной Армии, казнённые нацистами во время Великой Отечественной войны.
Катынь неразрывно связала их судьбы. Здесь рядом друг с другом, как в братской могиле, они обрели вечный покой. Они обрели покой, но не забвение, потому что не может быть стёрта из памяти мученическая смерть невинных жертв, не может быть спрятана правда о преступлениях.
России и Польше, как никаким другим странам, русским и полякам, как никаким другим народам Европы, выпало пережить практически все трагедии ХХ века, заплатить непомерно высокую цену за две мировые войны, за братоубийственные вооружённые конфликты, за жестокость и бесчеловечность тоталитаризма.
Нашему народу, который прошёл через ужасы Гражданской войны, насильственную коллективизацию, массовые репрессии 1930-х годов, очень хорошо понятно, может быть, лучше, чем кому бы то ни было, что значат для многих польских семей Катынь, Медное, Пятихатка. Потому что в этом скорбном ряду и места массовых расстрелов советских граждан. Это и Бутовский полигон под Москвой, Секирная гора на Соловках, расстрельные рвы Магадана и Воркуты, безымянные могилы Норильска и Беломорканала.
Репрессии крушили людей, не разбирая национальностей, убеждений, религий. Их жертвами становились целые сословия у нас в стране: казачество и священники, простые крестьяне, профессора и офицеры – офицеры, в том числе царской армии, которые пришли на службу советской власти, в своё время и их не пощадили, учителя и рабочие. Логика была одна – посеять страх, пробудить в человеке самые низменные инстинкты, натравить людей друг на друга, заставить слепо и бездумно повиноваться.
Этим преступлениям не может быть никаких оправданий. В нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям.
Перед этими могилами, перед людьми, которые приходят сюда почтить память своих близких, было бы лицемерно сказать: "Давайте всё забудем". Было бы лицемерно сказать, что всё кануло в Лету. Нет, мы обязаны хранить память о прошлом и, конечно, будем это делать, какой бы горькой ни была эта правда. Нам не дано изменить прошлого, но в наших силах сохранить или восстанавливать правду, а значит, и историческую справедливость.
Этот тяжкий труд, кропотливый труд взяли на себя историки России и Польши, представители общественности, духовенства. Обращаясь к минувшему, они работают ради истины, а значит, ради будущего отношений двух наших стран. Именно такой совместный путь к осмыслению национальной памяти и исторических ран способен помочь нам избежать тупика непонимания и вечного сведения счётов, примитивных трактовок с делением народов на правых и виноватых, как это стремятся иногда делать безответственные политиканы.
Десятилетиями циничной ложью пытались замарать правду о катынских расстрелах. Но было бы такой же ложью и подтасовкой возложить вину за эти преступления на российский народ.
История, написанная злобой и ненавистью, настолько же фальшива и лакирована, как и история, прилизанная во имя интересов конкретных людей или конкретных политических групп. Я уверен, что в России и Польше это всё больше и больше осознают.
И как бы ни было трудно, мы должны идти навстречу друг другу, помня обо всём, но понимая, что жить только этим прошлым невозможно.
И потому сегодня мы здесь вместе. Здесь, в Катыни, на этой памятной церемонии, посвящённой 70-летию польской трагедии. Мы были вместе и в Гданьске в годовщину начала Второй мировой войны. На её фронтах наши народы сражались против общего врага.
Уверен, вместе будем праздновать юбилей Великой Победы, главную роль, решающую роль в которой сыграли солдаты Красной Армии и за которую отдали свои жизни сотни, тысячи воинов Войска Польского, Армии Крайовой и Армии Андерса, защитники Москвы и Варшавы, Вестерплатте и Смоленска.
И наши потери, и опыт союзничества должны нас сближать. Мы не имеем морального права оставить будущим поколениям груз недоверия друг к другу. В современном мире, в Европе XXI века просто нет другой альтернативы подлинному добрососедству между народами Польши и России. Этот выбор по-настоящему достоин двух наших народов, которым суждено быть рядом, достоин нашей общей трагической, но великой судьбы.
Светлая память и вечный покой всем, кого приняла земля Катыни. Мира, добра и процветания ныне живущим!

Особый день для народов России и Польши


Выступление Дональда Туска
- Почему мы собрались здесь сегодня, спустя 70 лет после того злодеяния? Почему ежегодно мы приезжаем сюда, в это место? Прежде всего потому, что мы помним о преступлении и о жертвах. Мы помним о преступлениях, которые были совершены против людей или же которые могли совершаться против целого народа. Мы помним о тех, кто отдал свою жизнь здесь и во всей Советской России.
Здесь погибли тысячи людей, однако это никогда не будет просто статистикой. Палачи желали бы, чтобы погибшие здесь и во многих других местах остались вне нашей памяти, остались без имён и фамилий, чтобы никто не узнал об обстоятельствах их смерти.
Мы считаем каждого расстрелянного. Здесь для нас погиб каждый человек в отдельности. И поэтому очень важными для нас являются каждая фамилия, любая информация, любое свидетельство. И мы будем всегда помнить о погибших в этом месте. Один за другим погибали люди, такие, как Янина Левандовска. Я говорил о ней господину премьер-министру Путину, когда мы шли вдоль памятных табличек. Это женщина, которая хотела жить нормальной жизнью. Талантливая женщина: она закончила лётную школу, с отличием – музыкальную академию, лыжница, отлично ездила верхом. Она была первой европейкой, которая прыгнула с парашютом с высоты пять тысяч метров. Дочь генерала Довбор-Мусницкого, нашего национального героя. Когда началась война, естественно, она пошла в армию. И как раз тогда должен был пройти чемпионат по планерному спорту в Варшаве. Но война уничтожила не только эту простую, обыкновенную мечту. 22 апреля она должна была отметить свой день рождения, но здесь ей выстрелили в затылок – именно здесь, в Катыни.
Катынь должна была быть мифом коммунистического государства, то есть мифом лжи. Однако те, кто на основании этой лжи хотели построить послевоенную Польшу, проиграли в сражении с правдой. И всегда, даже когда мы шёпотом говорили правду о Катыни, мы всегда знали о том, что мы непобедимы. Эта правда была оружием для многих поколений в Польше. Благодаря этой правде мы выжили.
Таким образом, мы все, поляки, в каком-то смысле составляем одну большую катынскую семью. Не только те, кто потерял здесь своих близких, а среди нас присутствуют и такие, но мы, как поляки, также желаем помнить (не только здесь, в Катыни) и о других народах. Всегда, когда сюда прибывали с визитом руководители польского государства, мы помнили о россиянах, которые лежат в этой земле, о представителях других народов. Когда первый премьер-министр Тадеуш Мазовецкий, который присутствует здесь с нами, впервые приехал сюда, он также посетил и российские могилы.
Великий россиянин Солженицын, когда получал Нобелевскую премию, сказал слова, которые мы можем адресовать себе. Нельзя забывать о том, что насилие не одиноко, так как насилие само по себе не может выжить. Насилие всегда связано с ложью. Между ними всегда существует связь, связь крови, глубокая связь, естественная связь. Насилие не в состоянии защитить себя без лжи, а ложь не в состоянии выжить без насилия.
Любой, кто когда-либо применил насилие как метод, сразу же обречён на то, чтобы применить ложь как свой принцип. Поэтому мы всегда глубоко верили в то, что правда, особенно здесь, в Катыни, является наилучшим оружием против насилия.
Солженицын тогда напомнил русскую поговорку, я хотел бы её повторить: "Одно слово правды весь мир перетянет". И сегодня я хочу верить в то, что одно слово правды может потянуть за собой, повести два великих народа, которые столь много пострадали в течение своей истории. Сегодня эти два народа ищут простой и краткий путь к примирению. На нём мы поставили два путеводителя – это память и правда.

Закладка камня
Затем Владимир Путин и Дональд Туск приняли участие в церемонии закладки камня в основание храма Воскресения Христова, который будет сооружён у мемориала. Епископ Смоленский и Вяземский Феофилакт передал слова приветствия Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, по инициативе которого было начато строительство.
Владимир Путин подчеркнул: "С возведением храма это место, которое, безусловно, было связано с трагедией и преступлением, превращается в святое место. И простые граждане, и родственники погибших здесь поляков, русских, представителей других народов Советского Союза, которые покоятся в катынской земле, смогут прийти сюда, положить цветы и помолиться. Вспомнить своих близких, вспомнить о жертвах репрессий тоталитарного режима. И, вспоминая, сделать всё, чтобы этого никогда больше в нашей истории не повторилось. По благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла здесь будут размещены православные иконы, почитаемые православными и католиками, особенно в Польше. Это будет ещё одним символом, объединяющим наши народы".
В память о пребывании на Смоленской земле епископ Феофилакт преподнёс Владимиру Путину образ Пресвятой Богородицы Смоленской Одигитрии. В свою очередь премьер-министр передал в дар строящемуся храму в Катыни икону Воскресения Христова.
Особый день для народов России и Польши


Катынь – вопрос далеко не единственный
Затем официальные делегации переместились в областной центр. В.В. Путин и Д. Туск встретились с сопредседателями Группы по сложным вопросам российско-польских отношений. Сопредседателем с российской стороны является Анатолий Торкунов, с польской – Адам Ротфельд. Обращаясь к ним, премьер Путин подчеркнул:
- Благодаря вашим усилиям, в последнее время эта работа значительно активизировалась. Особенно важно, что вам удаётся абсолютно непредвзято, объективно и без всякого политического налёта рассматривать самые сложные вопросы, не обходя никаких острых углов. Это касается и предвоенных лет, и политики европейских государств перед Второй мировой войной. Это касается военного советско-польского конфликта в 1920-е годы и судьбы военнопленных Красной Армии в Польше. Это касается и трагедии Катыни, расстрела польских офицеров.
Должен сказать, что на меня сегодня произвело большое впечатление то, что я здесь видел. Я здесь в первый раз. И мне кажется, что ваша работа очень важна, потому что вы нацелены на то, чтобы отбросить всё, что мешает увидеть правду.
Правда – она очищает. И она даёт нам надежду на то, что мы сможем выстроить добрые, добрососедские отношения. Нам нужны именно такие отношения. И Польше, и России нужно это новое качество наших отношений.
Позднее, обращаясь к журналистам, Владимир Путин вернулся к теме всеобъемлющей правды:
- Мы и дальше будем работать в этом направлении. Нам бы только хотелось, чтобы эта работа была общей, полной. Когда мы сегодня встречались с учёными-историками, я тоже об этом говорил. Могу повторить ещё раз, моя позиция является абсолютно открытой: мы говорим о предвоенной политике европейских держав. Мы говорим часто и вспоминаем о пакте Молотова – Риббентропа. И правильно, мы должны об этом думать. Но почему-то мы всегда замалчиваем, с чего началась эта политика в Европе – с так называемого умиротворения агрессора. Началось это с того, что был подписан Мюнхенский договор между Англией, Францией и Германией. И этот договор подписывался не министрами иностранных дел, а главами государств. А с немецкой стороны эти документы подписывал лично Гитлер. Сейчас стараются как-то не вспоминать об этом. Стараются не вспоминать о трагической судьбе Чехословакии. Может быть, сейчас неуместно говорить об этом, но это всё было ошибками того периода, это всё привело к трагедии того периода. Привело ко Второй мировой войне, к этим жертвам.
Повторяю: нам бы очень хотелось, чтобы правда была всеобъемлющей, а не однобокой. И чтобы именно она во всём своём величии и со всеми трагедиями помогала нам вместе двигаться в будущее.

"Мы сделаем всё, чтобы люди узнали правду"
Главы правительств в этот день обсудили вопросы двустороннего сотрудничества, в частности, что нужно сделать для поступательного развития этих отношений. По окончании встречи председатель Правительства Россий¬ской Федерации Владимир Путин и премьер-министр Польши Дональд Туск провели совместную пресс-конференцию в Большом зале здания Администрации Смоленской области.
Владимир Путин начал с главного:
- Сегодня особый день для наших стран и народов. Он обращён и к общей памяти о прошлом, и к общему будущему России и Польши.
Впервые главы правительств России и Польши почтили память жертв, покоящихся в катынской земле. Сделали это совместно. Этот шаг продиктован самой логикой развития российско-польских отношений, нашим единым стремлением придать им по-настоящему партнёрский, добрососедский характер.
И для поляков, и для россиян важна правда о прошлом, какой бы жёсткой и неудобной она ни была. Мы сделаем всё, чтобы люди её узнали. В том числе на это направлена большая работа, которую ведёт совместная Группа по сложным вопросам истории. Мы будем оказывать Группе всю необходимую поддержку.
Мы обсудили инициативу по созданию в России и Польше мемориальных центров, которые будут параллельно изучать целый ряд проблемных вопросов, и договорились о том, что поручим конкретную организацию этой работы министерствам культуры наших стран.
- Владимир Владимирович, насколько известно, это вы были инициатором пригласить господина Туска в Катынь. По итогам сегодняшнего дня можно сказать, что проблема Катыни снята с политической повестки дня? Другими словами, что политикам здесь сказать больше нечего и что над этой проблемой должны работать историки и архивисты?
В.В. Путин:
- Действительно, провести сегодня эту встречу здесь, в Катыни, встречу между руководителями правительств наших стран – это была российская инициатива. Сделано это было сознательно, прежде всего из чувства глубокого уважения к польскому народу. Сделано это было для того, чтобы ещё раз подчеркнуть, что у нас в России нет запретных тем и что мы осуждаем все преступления, которые были совершены тоталитарным режимом. Сделано это было также для того, чтобы напомнить, что здесь, в катынской земле, лежат четыре тысячи польских офицеров и восемь тысяч советских граждан, расстрелянных в 1930-е годы, и плюс ещё многие сотни советских воинов, расстрелянных нацистскими оккупантами.
Это всё наше тяжелое общее прошлое. Но мы исходим из того, что правда очищает. И как очень точно выразился господин премьер-министр, правда неожиданно освещает нам путь вперёд. И я очень рассчитываю на то, что сегодняшнее событие действительно выведет за скобки политической жизни эти трагические события прошлого, никому не позволит спекулировать на них, но создаст возможность для плодотворного и взаимовыгодного, честного, перспективного сотрудничества на многие-многие десятилетия.
Д. Туск:
- Сегодня дело было не в том, чтобы снять что-либо с повестки дня. Ведь мы хорошо знали, когда начинали нашу совместную работу, что наша задача состоит не только в том, чтобы закрывать, а в том, чтобы открывать. Ссор было достаточно много в прошлом. Главное – открыть политиков, открыть наши народы для правды, также открыть правду о катынском преступлении и других сложных фрагментах нашей истории.
Мы убеждены в том, что примирение требует правды. Для нас всех очень важно, чтобы катынское преступление не было бременем, которое приводит к тому, что отношения между Россией и Польшей будут сложнее, чем с другими странами. Оказалось, что это возможно. Память об этом преступлении перестаёт быть бременем именно потому, что больше и больше людей имеют смелость говорить об этом правду. То, что мы совместно открыто об этом говорим, является особенной ценностью сегодняшней встречи.
- Польский премьер-министр сказал сегодня, что для Польши будут важны любая информация, любой документ, которые позволят выяснить вопросы, связанные с катынским преступлением. Можем ли мы таким образом рассчитывать на то, что будут рассекречены акты в связи со следствием, которое вела российская прокуратура, которое было закрыто шесть лет назад?
В.В. Путин:
- Как мы с вами понимаем и хорошо знаем, возбуждение уголовного дела и расследование этого преступления было инициативой российской стороны. Именно по инициативе российских властей началось уголовное следствие по этому вопросу. В рамках этой работы были вскрыты четыре миллиона различных документов. Миллионы! Это беспрецедентный случай в отношениях между государствами.
Только что мы вспоминали о том, что британское правительство, например, ещё на двадцать лет засекретило документы, связанные с гибелью тогдашнего польского премьера и вообще с событиями начала Второй мировой войны. В нашем случае нет ничего, что скрывало бы правду о том, что происходило, и о том, как это происходило.
Единственное, что требует дополнительного изучения, – это вопросы исключительно гуманитарного характера, с тем чтобы не поставить в ложное положение родственников, потомков тех людей, которые так или иначе связаны с этой трагедией. Вот и всё.
Ничего такого, что скрывало бы правду о самом преступлении, ничего такого, что скрывало бы правду о механизмах этого преступления, не закрыто за семью печатями. Это всё вскрыто и показано. В том числе в том миллионе документов, которые были переданы нашим польским партнёрам.

Экономика прежде всего!
В.В. Путин:
- В ходе переговоров с господином премьер-министром мы не только говорили об истории, но и обсудили широкий спектр наших двусторонних сегодняшних вопросов, прежде всего, конечно, в сфере экономики.
В конце 2008 года мы добились хороших результатов: товарооборот достиг более 27 миллиардов долларов. Но, к сожалению, за время кризиса он значительно снизился – до 16 с небольшим миллиардов. Сегодня наша основная задача – преодолеть эту негативную тенденцию. Все возможности у нас для этого есть. Мы очень подробно говорили о сотрудничестве в сфере энергетики, транспорта. Мы фактически договорились о долгосрочных поставках в Польшу российского газа. Подписание соответствующих документов состоится в ближайшее время. Поставки будут обеспечены до 2037 года, а транзитный контракт для поставок нашего газа в Европу, как ожидается, будет подписан до 2045 года.
Мы также говорили об электроэнергетике, о строительстве дополнительных энергетических возможностей и о строительстве дополнительных сетей, о возможном объединении нашего сетевого хозяйства для обеспечения потребителей как в Польше, так и в России.
Инвестиционное партнёрство у нас развивается, и неплохо. В Польше накоплено примерно два миллиарда российских инвестиций. В российской экономике они пока скромнее – это где-то 500 миллионов. Но это самое начало. Конечно, потенциал наших возможностей гораздо больше.
Мы обсуждали также проблему облегчения режима поездок граждан двух стран друг к другу. Мы знаем позицию польского руководства, которая направлена на максимальную либерализацию отношений между гражданами, и мы благодарны руководству Польши за такую позицию.
В скором времени Польша должна провести чемпионат Европы по футболу. Мы проводим в 2014 году Олимпийские игры и, естественно, заинтересованы в соответствующем обмене информацией, чтобы друг другу помочь и поддержать.
Активно развиваются отношения между регионами России и Польши. Мы будем всячески поддерживать эту работу.

За что?
Премьер-министр РФ не смог обойти острых граней Катынского дела и высказал личное мнение по вопросам, часто задаваемым неравнодушными гражданами обеих стран:
- Для польской общественности могу ещё раз сказать: больше нет никакой правды, которая была бы как-то скрыта от кого-то. Возникает вопрос, конечно: почему часть людей сослали в Сибирь, а часть расстреляли? Нет этому рационального объяснения. И в документах этого нет. Непонятно, зачем это было сделано, почему совершено это преступление, с какой целью. Нет никакого объяснения. И нет ни одного намёка в документах на это.
Вот мы сегодня говорили, и могу так же откровенно сказать, как я говорил господину премьер-министру, о своём собственном представлении после, кстати говоря, встречи с учёными. Я, к стыду своему, не знал, а теперь вот знаю. Оказывается, что в 1920-м году военной операцией в советско-польском вооружённом конфликте руководил лично Сталин. Я этого даже не знал. И тогда, как известно, Красная Армия потерпела поражение, в плен было взято довольно много красноармейцев. По последним данным, от голода, болезней в польском плену умерло 32 тысячи.
Полагаю, – повторяю, это мое личное мнение, – что Сталин чувствовал, во-первых, свою личную ответственность за эту трагедию и, во-вторых, совершил этот расстрел исходя из чувства мести. От этого совершённое деяние не перестаёт быть преступным, но, может быть, это что-то может объяснить. Мы этого не знаем, и в документах этого нет.
Но что мы точно знаем – я хочу солидаризироваться с господином премьер-министром – для нас это перелом. Потому что мы продемонстрировали не только глубочайшее уважение польскому народу и осуждение этого преступления, но и показали, что эта объективная, достоверная информация должна помочь нам двигаться дальше.

Фоторепортаж Александра НИЗОВЦЕВА см. здесь >>>

Интервью Валентины Терешковой
Первый шаг – за нами!

Rambler's Top100