Проблемная зона

Телескандал в Смоленской области: кто прошел "Проверку на вшивость"

23 мая 2011 года в 16:57
1951

…5 мая судебные приставы вместе с представителями органов опеки и попечительства приехали в Пригорское Смоленского района. Их задача была не из лёгких: выполнить решение районного суда – изъять из семьи Ефимовых девятилетнюю Полину, трёхлетнего Дмитрия и двухлетнего Максима для последующего жизнеустройства – маму Наталью Николаевну лишили родительских прав. Но исполнить решение суда не удалось. В квартире №22 по улице Мира, 1, уже была съёмочная группа известного ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят». Вся страна 19 мая увидела передачу «Пусть говорят» под названием «Проверка на вшивость».
Русский язык многолик, и само название можно трактовать по-разному. Но из передачи получилось, что проверку на вшивость не прошли органы государственной власти, местного самоуправления Смоленской области. Съёмочную группу вызвонила бабушка Галина Ефимова, которая несколько раз звонила на передачу Малахова и Христа ради просила приехать, так как детей отнимают ни за что. И передача начиналась истошным криком бабушки, что она всё здесь подорвёт, но не отдаст своих внуков. Мама тоже говорила, что сделает с собой что-нибудь, но детей не отдаст. Девятилетняя Полина говорила, как любит маму.
Обе женщины, и бабушка, и мама, работают доярками. Галина Ефимова 31 год доит коров, дочь 15 лет работает в СПК «Пригорское». По характеристике из этого кооператива, «зарекомендовала себя с положительной стороны, к поручениям относится добросовестно, с инициативой, нарушений трудовой дисциплины не имеет, по характеру тактична, вежлива». Ни бабушка, ни мама не пьют. И действительно возникает вопрос: а за что же лишать хорошую, добросовестную труженицу родительских прав? На передаче всё пытались свести к тому, что лишили за вши, которые никак не могут вывести у девятилетней Полины. Собравшиеся в студии знаменитости – депутат Московского городской думы Иван Новицкий, народная артистка России, кинорежиссёр Светлана Дружинина, адвокат Шота Горгадзе и другие прямо срывались на крик, горячо доказывая, что из-за вшей родительских прав не лишают, что лучше детям может быть только с матерью, а не в казённом учреждении.
Всё это было бальзамом на сердце и маме, и бабушке, и дяде, и гражданскому мужу Натальи, которые горячо доказывали, что им никто не помогал никогда и ничем, что все они работают с утра до ночи и некогда создать нормальные условия для жизни. Девятилетняя Полина не присутствовала на передаче, но в записи её всё время показывали, и она, очень смышлёная, не по годам взрослая, очень симпатичная, один раз так сформулировала свой взгляд на ситуацию: «Пусть судебным приставам будет стыдно, что они нас заберут. Учителя плохие. Нам надо куда-то уехать, я не знаю куда, но у меня замечательная мама».
Полина – замечательная! Младший брат, как она сама сказала, называет её няней. На ней не по годам лежат серьёзные обязанности – ухаживать, как может, за двумя младшими братьями, один из которых серьёзно болен. Мама на передаче сказала, что у него случаются эпилептические припадки. И девочка остаётся один на один с братьями, с такой бедой.
А где же бывают взрослые? Их в этой трёхкомнатной квартире проживает много: семья Натальи Ефимовой – пять человек, дядя, бабушка с сожителем. Выходит, что, кроме детей, две взрослых женщины и трое взрослых мужиков! Уж убрать-то квартиру, починить канализацию, сделать ремонт – по силам. Все работают, все зарабатывают от восьми до десяти тысяч рублей в месяц. А Наталья Ефимова жаловалась, что ей не помогают. На душу приходится ничуть не меньше, а даже и больше, чем в любой семье из сельской местности России, Смоленщина не исключение. Слово «нищета» то и дело произносилось, и строго аудитория спрашивала с депутата Госдумы от Смоленской области Сергея Белоконева и начальника Департамента Смоленской области по образованию и науке Алексея Мурыгина, почему не помогают этой семье материально. Но спрашивать-то спрашивали, а ответы были не нужны, сами на них отвечали.
Договорились даже до того, что родительских прав лишают, чтобы детские дома не пустовали! В год, мол, на ребёнка выделяется государством для казённых учреждений 700 тысяч рублей, хотя бы половину из них и надо отдать таким мамам, как Ефимова. Обсуждающие даже не удосужились подготовиться к передаче, иначе бы знали, что в Смоленской области одной из первых в России стал развиваться патронат, детей усыновляют, берут под опеку, в приёмные семьи, делается всё, чтобы каждый социальный сирота имел семью.
Сергей Белоконев пытался сказать, что с семьёй Ефимовых, прежде чем пойти на крайнюю меру, два года работали. Он предложил аудитории поставить себя на место детей, спросил, мол, как им жить в таких условиях, но его не услышали и больше ничего не дали сказать. Алексея Мурыгина начали обвинять в том, что он приехал на передачу холёным, т.е. в костюме и галстуке. Правда, необходимо отдать должное члену Общественной палат РФ Сергею Ряховскому, который вступился за Мурыгина. Видимо, на взгляд аудитории, начальник департамента должен был предстать в лохмотьях и ещё хорошо бы завшивленным (памятую название программы) – вот был бы тогда повод поговорить ещё громче. Ряховский высказал объективную точку зрения на происходящее: всё дело не в деньгах, а в воспитании и культуре.
Андрей Малахов рассказал даже факт из собственной биографии. Когда приехал на учёбу в США, у него тоже было вши. И что? Да ничего, вшей можно подцепить где угодно, но вывести в наше время не представляет труда.
А вот у Полины вывести вшей не удаётся, потому что квартира Ефимовых находится в антисанитарном состоянии: грязь, запахи мочи, дыма от сигарет, ванной и туалетом пользоваться нельзя (повторим: три здоровых мужика в доме!). Но мужики могут только напиться и драться до крови на глазах детей! От пьяных дебошей уже соседи встают на уши. В доме даже паутину снять некому, на кухне всё завалено грязной посудой. Полина не посещает школу с ноября прошлого года, хотя и до этого, т.е. в первом классе, не радовала успехами в учёбе…
Выявив педикулёз у ребёнка, специалисты не могли не забить тревогу, это же опасно для окружающих детей. Но не из-за вшей же лишили Ефимову родительских прав! А из-за того, что существует реальная угроза безопасности детей. Социальный педагог Татьяна Сорокина пояснила, что семья попала под контроль как неблагополучная более полутора лет назад. Девочка пропускала занятия без уважительных причин, а теперь вообще не ходит в школу. Из школы Ефимовых постоянно посещают, пытаются образумить мать, но та не ходит на родительские собрания, а последнее время дверь квартиры Ефимовы не открывают ни врачу-педиатру, ни педагогам, ни представителям опеки и попечительства. Чаще всего Полина через дверь говорит, что взрослых нет дома.
Помощь семье предлагали неоднократно. Депутаты сельского поселения выделили средства на санобработку квартиры, предлагалось на время определить детей в реабилитационный центр «Улыбка», проплачивалась задолженность семьи за коммунальные услуги. Наталье Ефимовой несколько раз давали время чтобы она навела порядок в доме, но кардинально ситуация не менялась. Четыре раза привлекали мать к административной ответственности – толку оказалось мало… Маме некогда, бабушке тоже, они ссылались на занятость по работе. Мол, работают с четырёх утра. Потом всё-таки выяснилось, что работают мать и дочь посменно, и Полине нет необходимости сидеть в няньках. Тогда почему она не в школе? Почему дети не обследованы в больнице? Почему в квартире безумно грязно, она вся завшивлена, здесь не убирается, не стирается бельё? Уже до чего дошло – отличник народного просвещения, директор Пригорской средней школы Валерий Понизовцев сказал на передаче: «Я сам готов взять тряпку, вымыть их квартиру, провести санобработку, но при всём желании не могу этого сделать, потому что дверь не открывают. Руку помощи через закрытую дверь не протянуть!» И ещё он заметил, что социальный педагог школы у закрытой двери квартиры Ефимовых проводит больше времени, чем в школе.
До бесконечности ситуация длиться не может, и прокурор Смоленского района обратился в суд с иском в интересах трёх несовершеннолетних детей о лишении Натальи Ефимовой родительских прав. Когда запахло жареным, мама предприняла попытку навести порядок в квартире: поклеила в одной комнате обои, купила письменный стол для Полины и даже ковёр. Но из-за грязи уже и этого ремонта не видно, а Полина продолжает сидеть в няньках.
Представители опёки и попечительства, социальный педагог, директор школы, председатель родительского комитета Пригорской средней школы – все пытались объяснить, что мама в течение полутора лет опеки над её семьёй так ничего и не сделала для улучшения жизни детей. На суд мама тоже не пришла, поэтому решение суда вынесено заочно. Заочное решение правомочно, если ответчик игнорирует судебное заседание. Оно уже вступило в законную силу.
В конце передачи вновь показали девятилетнюю Полину. Она говорит: «Мама самая лучшая в мире, у неё никогда не будет таких детей, как мы». Девочка написала стихотворение «Мама» и прочитала его. Там есть и такая строчка: «…Ты нам всегда поможешь…». У Натальи Николаевны есть шанс доказать, что она хорошая мать. Она должна пройти проверку на вшивость. А вот некоторые участники передачи такую проверку не прошли. Они меньше всего были озабочены ситуацией в этой конкретной семье. Голословные рассуждения, что детям лучше всего жить с матерью, мало убедительны. Хорошо детям с матерью, которая выполняет свои обязанности, заботится об их здоровье, будущем. Самые различные структуры Смоленской области, которые обязаны контролировать неблагополучные семьи, делали всё возможное, чтобы помочь матери, но мама не услышала голос здравого смысла. Может, теперь это станет возможным?

После открытого письма смоленского реаниматолога больницу проверяет комиссия
Кто будет тушить лесные пожары в Смоленской области

Rambler's Top100