Проблемная зона

Не до Пушкина, ЖКХ мешает...

1 марта 2011 года в 18:40
1516

Нине Фёдоровне Лазоркиной 88 лет. В 78 лет она стала известна в литературных кругах не только Смоленска, но и России. В 2001 году вышла её первая книга «Словарь рифм поэмы А.Т. Твардовского «Василий Тёркин». Литературу она любила всегда. Её мама, филолог, мечтала, чтобы дочь пошла по её стопам. Но Нина поступила в Московский институт тонкой химической технологии без вступительных экзаменов, так как школу окончила с отличием.
Когда началась Великая Отечественная война, их, студентов, послали под Смоленск копать противотанковые рвы, а потом отправили учиться на Урал, в город Березняки Пермской области. Там, кроме учёбы, студенты ещё и работали по 12 часов в день на химическом комбинате, делая всё для фронта, для победы. Лишь перед окончанием войны их снова перевели на учёбу в Москву.
Замуж вышла она за военного, поколесила с ним по просторам Советского Союза, а в 1950 году мужа перевели служить в Смоленск. Лазоркина считает себя смолянкой, прожив здесь более 60 лет. В последние 15 лет, перед выходом на пенсию, она работала в Смоленском проектно-конструкторском бюро. А на пенсии появилось свободное время, и погрузилась Нина Фёдоровна в свою любимую литературу. После первой книги она выпустила ещё одну – «Словарь рифм романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин». В 2003 году, когда ей было 80, вышла в свет книга «Рифма, звучная подруга…» – словарь-справочник совпадающих рифм романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» и поэмы А.Т. Твардовского «Василий Тёркин». Четвёртая книга появилась в 2005 году, когда Нине Фёдоровне было 82 года, – «Край родной Смоленский мой» – указатель смоленской лексики в поэме А.Т. Твардовского «Василий Тёркин».
Но сейчас свои литературные дела Лазоркина вынуждена отложить, сегодня она озабочена проблемами коммунальных платежей. В январе 2010 года за холодное водоснабжение с обитателей квартиры взимали почти 159 рублей, отвод холодной воды – около 103 рублей. В феврале, когда тарифы увеличились, стали брать больше на 28 и 16 рублей соответственно. Так продолжалось в течение года. В январе 2011 года все жильцы получили квитанции за оплату коммунальных услуг, предоставленных в декабре. Суммы просто астрономические. Получалось, что за холодное водоснабжение Лазоркина должна платить свыше 1600 рублей, за стоки холодной воды – почти 1100! А в графе потребления было указано: 124,155 кубометра! Наверное, семья из трёх человек шла на рекорд в книгу Гиннесса! Потребить такое количество холодной воды в месяц, конечно, невозможно!
Все жители дома были возмущены, платить отказывались и требовали объяснений от ЖЭУ-9. Их там спрашивали: читать умеете? Безграмотных в доме нет ни одного человека, исключая, конечно, дошколят. В декабре в квитанциях на оплату чёрным по белому было написано: «Уважаемый потребитель коммунальных услуг!»
– Я не терплю пустословия, – говорит Нина Фёдоровна. – Разве мы уважаемые для них люди? Они должны бы написать: дорогие! Это было бы точнее. Очень мы дороги коммунальщикам, потому что платим всё больше и больше. Услуги получаем некачественные, но права свои никак не защищаем. А тут ещё новые затраты на нас повесили, объяснили на обратной стороне квитанции, что расчёт платы за коммунальные услуги производится в соответствии с постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 года №307 «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам». И оказалось, что порядок расчёта оплаты за коммунальные услуги зависит от того, оборудован или нет дом коллективными и индивидуальными приборами учёта. Если оборудован, размер оплаты для квартир, не оборудованных приборами учёта, определяется, исходя из нормативов потребления коммунальных услуг с периодическим произведением корректировки оплаты по какой-то там формуле. Не знаю, как по формуле, но не могли же мы, ежемесячно платя за холодную воду, ещё дополнительно израсходовать почти 125 кубометров воды! Знаю, что Президент России, премьер-министр говорят о том, что делается всё возможное, чтобы потребители платили только за те услуги, которые им оказываются. А мы за что должны платить? Ведь самому несведущему в коммунальном хозяйстве ясно, что столько холодной воды мы израсходовать не можем. Да, нет у нас индивидуального счётчика на холодную воду, но это же не означает, что за наш счёт надо обогащаться? Осенью все жильцы были свидетелями, как подвал дома был залит водой. Вели её откачку, по двору бежала холодная вода ручьями. Вот когда надо было считать, сколько кубометров воды вылилось на улицу!
Если счётчик установлен, то показания с него должны сниматься с участием жильцов. А когда осенью был потоп в подвале, должны были составить акт и записать, сколько воды утекло на улицу, – считает Лазоркина. – Слов нет, чтобы сказать то, что я думаю про наше ЖКХ.
– А давайте кинем клич к смолянам о составлении нового словаря, в который войдут слова, которые люди адресуют нашему родному ЖКХ, – предложила я Лазоркиной.
– Так ведь словарь ненормативной лексики уже издан! – ответила Нина Фёдоровна.

Куда исчезла ртуть?
Детский сад за семь месяцев!

Rambler's Top100