Проблемная зона

Истории смоленских матерей, которые вызывают шок

22 ноября 2010 года в 13:00
1906

На комиссии по делам несовершеннолетних бываю нередко. Пьющие дети, пьющие родители – привычные истории. В некоторые из них трудно поверить.

«Била… потому что не люблю»

Годовалый Саша поступил в детское отделение больницы в истощённом состоянии. Из объяснения мамы ребёнка дознавателю: «Своего сына Сашу я не люблю, так как не хотела его рожать. Саша постоянно плачет, меня это сильно раздражает». Молодая мама с нескрываемым неудовольствием на лице садится за стол напротив комиссии. Современная по всем меркам. В 19 лет Юля уже мать двоих детей: Настя родилась в августе 2008-го, Саша – в сентябре 2009 года. Папы у малышей разные, и такое же разное отношение к детям. Розовощёкая Настя – любимица, к Саше ненависть проявляется во всём. В объяснении дознавателю Юля цинично заявляет: «Кормила я его один раз в день, после того как покормлю Настю, и, если что оставалось, отдавала Саше...». Причина слёз ребенка была понятна - он всегда был голоден.
Первыми тревогу забили врачи: больницу мама с детьми не посещала. А Сашу даже и одеть было не во что для посещения врача. Судя по протоколу инспектора ОДН, у мальчика отсутствовало нижнее белье и верхняя одежда. На улицу с ребёнком мама не выходила, поскольку «не было желания». Мальчик рос, как брошенный в подворотне котёнок. Какую-то жизнь в нём поддерживала мать Юли. Однако сорокалетняя женщина сама является инвалидом второй группы и периодически попадает в больницу. В июне, как только мать госпитализировали, Юля отнесла Сашу в Дом ребёнка. Ему бы там и остаться, однако уже через два месяца мамаша решила забрать сына домой.
После зачитанных материалов в зале, где заседала комиссия по делам несовершеннолетних, воцарилась тишина. Все присутствующие не просто чиновники, специалисты различных служб, все – матери. «К тебе в детстве тоже так относились?» – «Да. Только не надо мне читать морали. Я уже написала отказ от ребёнка, он мне не нужен, я его не люблю». То же Юля повторяла и тогда, когда специалист отдела опеки забирала Сашу. Отдала, как нелюбимую игрушку, прибавив вдобавок: «Чтобы я его больше не видела».
Когда Сашенька, худой, бледный, попал в больницу, его окружили особой заботой. Так странно звучит, но, лишившись матери, у него появился шанс на нормальную жизнь. А вот что ждёт Настю, оставшуюся наедине с двумя женщинам – плохими матерями? Ответ пока напрашивается один – ничего хорошего.

Экзамен на выживание

В отличие от предыдущей мамаши Светлана заглянула в зал робко. Следом за непутёвой внучкой зашла старушка, тоже в расстроенных чувствах. Трёхмесячную Марину у мамы изъяли совсем недавно. Момента этого Света не помнит – ноги не держали, голова не соображала, степень опьянения была очень большой.
4 ноября Светина мама, проживающая в деревне Капыревщина, пригласила дочь в гости – мол, на внучку хочу посмотреть. В общем, обыкновенная ситуация, если не считать того, что обе страдают склонностью к алкоголю. Помимо всего прочего, Света – инвалид детства, и, как объяснила на комиссии её бабушка, от алкоголя ей «крышу сносит» – сразу лезет в драку. Так что встреча мамы и дочери прошла по заданному сценарию. Пили сначала в деревне, потом мать поехала провожать дочь и внучку в город.
Когда 6 ноября в городской коммунальной квартире появились две пьяные женщины с ребёнком на руках, соседи приготовились к худшему. Дамы куролесили всю ночь, после небольшого перерыва продолжили утром. Из показаний соседки: «7-го утром услышала сильный шум, поняла, что они дерутся. Вызвала милицию. Из комнаты вывели сильно пьяных, агрессивных. Света на ногах практически не держалась». А что же всё это время переживало маленькое существо, недавно появившееся на свет? В своих показаниях мама Светы обронила фразу: «На ребёнка мы внимания не обращали». Другими словами, он был голодный, мокрый и явно напуганный происходившим.
Светлана находилась в полном ступоре и только просила вернуть дочь с обещаниями больше не пить. Видно, что переживает разлуку с ребёнком, но даже в свои 23 года плохо понимает, какая ответственность легла на неё, когда стала мамой. При обследовании материально-бытовых условий жизни выяснилось, что тёплая одежда для девочки отсутствовала, детская кроватка сломана, в комнате грязь, везде разбросаны бутылки.
Чем же питалась все эти дни Марина? Если молоком матери, то ребёнок уже получил значительную дозу алкоголя. Разводить смеси в состоянии такого опьянения у Светы вряд ли были силы. Но и это не самое страшное, могли ведь просто нечаянно убить ребёнка, пока дрались, сметая всё на своём пути. Сегодня приведённая в порядок Света выглядит вполне прилично, бабушка привела в чувство, но слёз её не жалко. Вывод комиссии однозначен: «Ребёнка навестить можешь, но отдадим девочку только после того, как пройдёшь курс лечения у нарколога». Горе-мамаша соглашается на всё…

Сквозь призму стакана

Марина появилась в зале, где заседала комиссия, уже когда документы на лишение их с мужем родительских прав были собраны. В 36 лет выглядит старушкой – семь лет беспробудного пьянства плюс туберкулёз. Свою инвалидность использует как средство для приобретения спиртного. И вдруг заявление о том, что начала новую жизнь, закодировалась. Хочется верить, но материалы её дела расслабляться на этот счёт не дают.
Второклассник Серёжа уже давно поселился у бабушки, Марининой свекрови, здесь же спасается от пьяной толпы 18-летняя Яна, дочь Марины от первого брака. Отпечаток потерянного детства на обоих. Из школьной характеристики Сергея: «По характеру тихий, доброжелательный, спокойный мальчик. Никогда не бывает замешан в конфликтах. Иногда может расплакаться из-за малейшей неудачи, часто бывает погружён в себя». Если что-то ребёнок и не понимает в свои девять лет, то чувствует многое. Яна стала опорой для брата. Она и на собрания ходит, и своим примером показывает, как надо учиться. Дети, достойные иметь других родителей.
«За супруга своего отвечать не буду. Он и сегодня прячется от вас. Я буду говорить о себе – обязуюсь изменить своё поведение. Мне дети очень нужны». Слова звучат искренне. Но только чтобы вырваться из адова круга, одного укола недостаточно. До июня Марина держалась десять месяцев, потом ушла в запой. По свидетельствам свекрови, сын пьёт по две недели, невестка – до месяца. Во время проверки по ходатайству школы 30 сентября инспектор ОДН зафиксировал находившуюся в своей квартире Марину в состоянии алкогольного опьянения, муж находился под пятидневным арестом.
И всё же шанс Марине дали, последний. Теперь она под особым контролем.

Жить за счёт детей

Молодая, но весьма «потёртая» женщина демонстрирует комиссии верх безразличия: «Да, нигде не работаю. Да, дети часто в школу не ходили. Теперь вожу. Теперь слежу». На вопрос, на какие средства живут, Ольга ответила с вызовом: «Сдаю квартиру сожителя, пока он в тюрьме сидит». Второй источник к существованию – пенсия детей по потере кормильца. Как-то очень удачно распределила женщина своих возлюбленных. И что интересно, дет¬ская пенсия тоже в общий котёл идёт.
Пятиклассник Миша мамино отношение к жизни начал воспроизводить в своём дет¬ском мире. Хочу – приду в школу, хочу – нет. К себе в компанию прогульщиков записал младшую сестру. За дерзкое поведение и рукоприкладство мальчик поставлен на внутришкольный учёт. Местом проживания все, включая бабушку, выбрали дом сестры Марины, уехавшей за границу. Характеризуя аморальный образ жизни мамы двоих детей, школьная комиссия указывает на склонность к алкоголю и частую смену сожителей. Чему хорошему такая мама может научить? Но есть другая жизненная школа – как жить за счёт других и не работать. Пьёшь – получаешь инвалидность, потом пенсию. Рожаешь детей – получаешь пособия. Ещё есть родительские пенсии по старости и масса других вариантов.
Очередную беседу с Ольгой провели, она «всё поняла, дети в школу ходить будут». По поводу всего остального даже и обещать не стала. Это, извините, её личное.
* * *
Комиссия по делам несовершеннолетних может многое – помочь пересмотреть образ жизни, устроиться на работу, вылечиться. При условии, если человек живёт в этом мире, а не в своём, надуманном. На этих словах можно было бы поставить точку. Однако на это же заседание, помимо плохих мам, было вызвано немало подростков. Самое распространённое нарушение – распитие спиртного. Совсем ещё дети пытались стать взрослыми через пиво и многочисленные алкококтейли. Пока ещё розовощёкие, через десяток лет они рискуют превратиться в бледных инвалидов. И всё пойдет по тому же кругу: запой, брошенные дети, безысходность…

Жизнь на свалке - тоже жизнь
Смолянка Наталья Гусарова отказалась от улучшения жилищных условий

Rambler's Top100