Проблемная зона

Коммунизм для бомжей

10 сентября 2010 года в 12:07
1302

История, в которую попросили вмешаться жители одного из домов Ярцева, банальна: обитатели притона превратили жизнь всего подъезда в ад. Пытаясь найти выход из положения, пришлось прийти к парадоксальному выводу: всё противозаконное оказалось законным.

Тараканов вытравить из квартиры гораздо легче, чем обитателей притона в вашем доме. Кстати сказать, работники милиции этих грязных, всегда пьяных и неадекватных граждан почему-то вежливо называют гостями. Чтобы попробовать решить проблему соседства с бомжами, жители двухэтажного дома в один день и час пригласили представителей милиции, Роспотребнадзора, городской администрации, государственной жилищной инспекции, а также журналистов местных и областных изданий. Двухлетние попытки решить вопрос через милицию ни к чему не привели. Как пояснила одна из жительниц, все приезды на вызов заканчивались одним ответом: «Трупов нет, а выселением мы не занимаемся, это в суд». Ждать, когда труп появится, жители не стали.
Истории возникновения притонов в жилых домах фактически всегда одинаковы. Пока хозяйка была жива, непутёвые дети просто пили и скандалили, после смерти матери превратили квартиру в гостиницу для бомжей. Пьют, дерутся, тащат всё с помойки, в качестве лакомства разделывают собак, останки которых соседи, содрогаясь, убирают с лестничной площадки, чтобы не травмировать своих детей. Впрочем, бегающего по двору с ножом пьяного дядю детворе приходилось наблюдать не раз. Папы гуляющих во дворе ребятишек пытались «учить», как надо себя вести в общественном месте, но отмороженные головы не запоминали даже эти болезненные уроки. Интересно, что в квартире, как оказалось, умершая хозяйка в своё время прописала только свою дочь Марину и её детей. Марина спилась, как и два родных брата, дети определены по интернатным заведениям, у всех отклонения в развитии.
Назвать Марину хозяйкой квартиры можно только по документам. Она любит кочевать по другим притонам. Недавно, как рассказала соседка, появлялась ранним утром в своей квартире. На замечание, что уже с утра пьяная, Марина ответила философски: «Если бы я не была пьяная, то уже давно бы сдохла». В этом она абсолютно права: трезвый человек такой жизни не вынес бы.
После разговора с соседями можно было уже представить картину того, что творится в квартире. Но всех ожидал сюрприз. Когда большая комиссия, пришедшая решать проблему, постучала в дверь, её открыл вполне адекватный мужчина, грязноватый, на костылях, но способный отвечать на вопросы. А главное, что в квартире весь помойный хлам был аккуратно разложен по углам. Соседи ахнули: «По сравнению со вчерашним днём, когда вызывали милицию, это просто евроремонт!»
По большому счёту, квартиру можно было сравнить с контейнерной площадкой для мусора, где только что очистили часть контейнеров и стало немного эстетичней. Зрелище не из приятных. В ванной и туалете остался только унитаз, и то как бутафория. Мойка отсутствовала и на кухне. Оконные блоки почему-то были выбиты и просто приставлены к окнам. Потолок без штукатурки в одной из двух комнат – как рельсы железной дороги, оголённые деревянные перекрытия напоминали о возрасте дома. Мебель – сплошь спальные места, добытые на ближайшей помойке. Мягкие игрушки на замасленных коврах смотрелись как-то кощунственно. Детство сюда вмешивать никак не хотелось. Самым интересным моментом интерьера была книга «Богатые тоже плачут», небрежно брошенная на спинку дивана.
Пока комиссия фиксировала состояние квартиры под протокол, обитатель притона демонстрировал чудеса кулинарии, явно желая показать всем, что и он знает вкус настоящих продуктов. Поскольку милиция к «гостям» относится лояльно даже в отсутствие хозяйки, пришлось у грязного мужичка брать интервью самостоятельно. Оказалось, что он не совсем и стар, до пенсии далековато. Приехал «помочь дочери Марине во всём». Прописан «гость» в Кардымовском районе, однако дом там развалился. В чём заключается помощь Марине, объяснить так и не смог. Про Марину удалось узнать, что ей 31 год, она беспробудно пьёт и нигде не работает. На вопрос, где ваши внуки, мужчина ответил, что знает только про одного, где второй, не имеет понятия.
Соседи дополнили картину. Грязный мужичок оказался отчимом Марины, в своё время жильцы подъезда даже спасли его, определив в больницу. Подлеченный после выписки неблагодарно пополнил ряды громких обитателей притона. Один из братьев Марины находится в тюрьме, второй изредка ездит на вахту, по возвращении откуда притон «гудит» по полной программе. Все окрестные бомжи стягиваются к заветной квартире. В эти дни соседям спать не удаётся, и они грешным делом мечтают о том самом трупе, который помог бы работникам милиции разогнать «гостей».
Вот здесь мы и подошли к самому главному вопросу: почему, защищая права одних людей, нарушают права других? Притон живёт и здравствует под эгидой защиты прав человека. Судебные иски по поводу многотысячных долгов за коммунальные услуги остались нереализованными, судебные приставы просто не нашли что конфисковать. Выселить из приватизированной квартиры фактически невозможно. Вмешаться в частную собственность органам опеки тоже нереально. Дети, став взрослыми, скорее всего, вернутся в эту разбитую ночлежку и пойдут по стопам всей родни.
Обитатели притона живут в своеобразном коммунизме, чётко соблюдая принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Потребностей немного, но они как-то не совпадают с общепринятыми нормами человеческой морали и очень сильно наступают на права настоящих жителей дома. Получается, что добропорядочных граждан закон защитить не может. Во всяком случае, ни один представитель большой комиссии, пришедшей осматривать притон, не смог ответить на вопрос: «Что нам делать, чтобы жить в человеческих условиях?»
Итогом посещения гостиницы для бомжей стал протокол, в котором отражено антисанитарное состояние квартиры, нарушение общего теплового контура и т.д. С этим документом жители дома намерены обратиться в суд с требованием выселить Марину до достижения детьми совершеннолетия. Это решение могло бы стать основанием для разгона притона. Хотя, честно говоря, не совсем понятно: почему нельзя по заявлению граждан проверить прописку у «гостей» и отправить их восвояси? Остаётся вспомнить добрые советские времена, когда наказывали и за тунеядство, и за антисанитарию в квартире. Видимо, отмену этих законов мотивировали теми же правами человека. Теперь можно то, что противоречит здравому смыслу.
Чьи права окажутся сильнее, скажет суд. Но и при положительном решении проблемы до конца не решить.

Проверка на вшивость
Здравствуй, фестиваль!

Rambler's Top100