Проблемная зона

Справедливость восторжествовала

7 июня 2010 года в 10:17
2997

Верочке было пять лет, когда она впервые из Сафоновской школы-интерната приехала в гости в семью, не свою, чужую. У Татьяны Фёдоровны и Ивана Петровича Егоровых, которые живут в посёлке Красный, в то время уже было двое сыновей двенадцати и десяти лет. Но где двое детей, там третий лишним не будет – так решили Егоровы. Достаток в доме был и есть.

У Егоровых собственный дом 60 квадратных метров. Мальчиков перевели в одну комнату, для Веры высвободили другую.
На подворье у Егоровых поросёнок, утки, куры. На участке при доме выращивают всё своё – картошку, морковь, свёклу, капусту, помидоры, огурцы. А ягод сколько! Клубника, смородина, даже черешня растёт, радуя ребятишек.
Татьяна Фёдоровна хорошая хозяйка, у неё в руках любая работа спорится, не ленится она встать пораньше, лечь попозднее, чтобы домочадцев своих повкуснее накормить, дом убрать, живность обиходить. И муж под стать ей – хозяйственный, трудолюбивый, у него свой "КамАЗ", и в сезон он хорошо зарабатывает на грузоперевозках. Правда, этой зимой сидел без работы, может, из-за продолжающегося кризиса заказов было мало. Татьяна Фёдоровна работала в ФФГУП "Связь-Безопасность" Управления ведомственной охраны. Ей было 39 лет, когда она впервые сказала мужу о своём желании взять ребёнка из детского дома. Муж не возразил, но выразил пожелание: "Давай возьмём девочку!" А она и хотела девочку, дочку! Сыновья обрадовались: "Будем защищать сестрёнку!"
Немало документов пришлось оформить, прежде чем 7 марта 2007 года Верочку из интерната отпустили на месяц в гости к Егоровым. Обычно в фильмах показывают, как дети радуются, когда их забирают. В жизни всё гораздо труднее. Привыкнув к интернатскому укладу, дети долго привыкают к переменам. Вера не была исключением.
- А я и не думала, что будет легко, - говорит Татьяна Фёдоровна, - и всех своих домашних настраивала на терпение, доброжелательность в общении с Верочкой. Муж её полюбил с первого взгляда, сыновьям она понравилась, о себе я уже и говорить не буду. Но Верочка вела себя как загнанный зверёк, никак не могла раскрепоститься, как бы боялась чего-то. Месяц пролетел, и 2 апреля 2007 года я стала приёмной матерью Верочки. Она переехала к нам и живёт уже с нами более трёх лет. Ребёнок так изменился, что слов нет! Как муж с работы приходит, она к нему бежит и с рук не слезает, любят они друг друга. Сыновья мои уже большие: Игорю 15 лет, Евгению – 13. Они и еду с уроками помогают, защищают – настоящие братья. Нынче Вера закончила второй класс, учится хорошо, радует нас. Совсем домашний ребёнок, мне кажется, что всегда она с нами жила.
- Татьяна Фёдоровна стала для девочки хорошей приёмной матерью, - рассказывает Олеся Ануфриева, руководитель клуба замещающих семей "Созвездие". – Сейчас многие смоляне берут в свои семьи детей из детских домов, интернатов. Мы специально создали клуб, чтобы помогать таким семьям, собираемся на встречи, обсуждаем проблемы, поддерживаем друг друга. Хотелось бы одного: чтобы органы опеки и попечительства оказывали социальную, психологическую помощь, а не вставляли палки в колёса, как это случилось в семье Егоровых.
Надежда Кожемякина тоже живёт в Красном, и они с мужем взяли на воспитание ребёнка из интерната, с Егоровыми дружат семьями.
- Девочка стала совсем иной, - говорит Надежда Анатольевна. – Все три года она росла на моих глазах, из пугливого, загнанного ребёнка она превратилась в домашнего, обрела семью, где её все любят, балуют. Не понимаю, зачем загонять приёмную семью в угол?
Казалось бы, низко в пояс нужно поклониться людям, которые берут в приёмные семьи детей-сирот и отдают им тепло своей души. Однако в последнее время на долю Егоровой выпало немало невзгод.
- Я понимаю, что приёмных родителей надо контролировать, - рассказывает Татьяна Фёдоровна. – Но делать-то это надо тактично, чтобы не унизить ни меня, как приёмную мать, ни ребёнка, которого я взяла на воспитание. А вот инспектор опеки и попечительства администрации МО "Краснинский район" Людмила Васильевна Конашкова действует не во благо нашей семье. Никогда не забуду, как вызвала она меня с Верочкой в свой кабинет и стала расстёгивать кофточку на ребёнке, смотреть, какие майка, трусики надеты. Это огромное унижение, бестактное поведение. Психологический прессинг. Потом начала требовать отчёты. В них надо было указывать всё, что покупалось для ребёнка, вплоть до туалетной бумаги. И ещё надо составлять меню на одну Веру и затраты на него. Так нас же пятеро в семье, трое – дети, как я могу такое меню составить и написать, сколько пошло мяса, масла, картошки или ещё чего? Я же не повар-профессионал! Такое чувство, что нас, приёмных родителей, подозревают в том, что деньги, выделяемые на ребёнка, идут не по назначению. Меня даже на заседание совета вызывали, обсуждали за то, что я не так сделала отчёты. Больно всё это…
- Я не знаю, что происходит в Красном, но у нас в Ярцевском районе такого нет, - говорит Наталья Велиманова, которая тоже является приёмной матерью. – И по закону требовать отчётов нельзя, надо отчитываться только за те деньги, которые снимаются со счёта ребёнка. А у Веры хоть и есть такой счёт, но денег на нём нет, потому что её мама, лишённая родительских прав, находится в розыске и алиментов не платит.
31 декабря 2008 года Егорова была уволена с работы в связи с сокращением штата. 11 января 2009 года она обратилась в Центр занятости населения Краснинского района. С 1 апреля начала получать пособие по безработице. Небольшое, меньше четырёх тысяч рублей в месяц. 6 ноября 2009 года она перестала быть безработной, ей перестали выплачивать пособие в связи с трудоустройством почтальоном. В период безработицы Татьяна Фёдоровна по направлению Центра занятости принимала участие в общественных работах в течение двух месяцев, за что получала по 1700 рублей в месяц. В целом Центром занятости ей было выплачено 31 тысяча 283 рубля 54 копейки. Это за семь месяцев! Для чего я так подробно всё это рассказываю? Да потому что в начале 2010 года Центр занятости населения Краснинского района подаёт на неё в суд о взыскании этих средств. В исковом заявлении Центра занятости есть даже такие слова: "…Приобрела имущество (деньги) за счёт Центра занятости, которые являются… обогащением". Обогатилась мать троих детей!
- После решения суда я ходила как оплёванная, меня втоптали в грязь, а за что? В чём я была виновата? – вопрошает Егорова. – Кого я обманула, как обогатилась? И ведь это из органов опеки и попечительства так меня подставили. Сообщили в Центр занятости, что я, как приёмная мать, получаю вознаграждение в 2,5 тысячи рублей в месяц, а мировой судья решил, что я нарушила все законы. Как же так? Ведь 2,5 тысячи – это вознаграждение, это даже не минимальная зарплата. А как мне было кормить свою семью, когда меня сократили? Ведь Красный – это не Смоленск, работу у нас найти трудно. И вместо того, чтобы органам опеки и попечительства помочь приёмной матери найти работу, они, неправильно трактуя закон, постарались настроить Центр занятости против меня.
Защищать надо было приёмную мать, а не нагнетать ситуацию. Давайте разберёмся по-человечески. Ведь у Егоровой ещё двое своих детей, их же тоже надо кормить, одевать, обувать. Как на 2,5 тысячи рублей вознаграждения, что мировой судья посчитал зарплатой, можно жить? Татьяна Фёдоровна работала почтальоном недолго, потому что это было временное место. И она после такого решения суда уже не могла обратиться в Центр занятости в поисках работы, для переобучения. Суд посчитал, что работа у неё есть – воспитание приёмного ребёнка на 2,5 тысячи рублей в месяц!
- Я понимала, что решение суда не только несправедливое, но и незаконное, и решила бороться, - говорит Егорова. – Представьте себе ситуацию, что одинокая женщина берёт на воспитание ребёнка-сироту и остаётся без работы. Её не признают безработной, потому что она, как приёмная мать, получает вознаграждение в 2,5 тысячи рублей! Что-то не так с трактовкой наших законов, поэтому я подала апелляцию на решение мирового судьи.
24 мая решением судьи районного суда Краснинского района Ольги Моисеевой решение мирового суда было отменено, не надо теперь Егоровой выплачивать в пользу Центра занятости более 31 тысячи рублей. Вознаграждение в 2,5 тысячи рублей в месяц не было признано заработком приёмной матери. Справедливость восторжествовала! Но чего это стоило женщине! Теперь бы органам опеки и попечительства, Центру занятости населения Краснинского района объединить свои усилия в поисках работы для Татьяны Фёдоровны или её переобучения. Ведь без денег детей не поднимешь.

Куда уходят деньги за тепло и воду?
За что платим?

Rambler's Top100