История

Григорий Потёмкин. Пьедестал его – Россия!

14 ноября 2011 года в 00:17
3058

Круглый стол», посвящённый увековечению имени светлейшего князя Потёмкина-Таврического, прошёл в рамках мероприятий, приуроченных к открытию в областном центре памятника (см. «СГ» за 3 и 8 ноября) этому выдающемуся сыну Смоленской земли.
Ведущий «круглого стола», главный редактор «Смоленской газеты» Владимир Королёв вручил благодарственные письма издания соинициаторам и спонсорам установки памятника: Владимиру Архипенкову, президенту региональной Торгово-промышленной палаты, и его заместителю Владимиру Пинюгину; Валерию Гращенкову, скульптору – автору полуфигуры; Ольге Окуневой, заместителю Губернатора Смоленской области; генерал-полковнику Николаю Фролову, члену Совета Федерации; Николаю Писаренко, председателю областного отделения Союза композиторов России, и другим участникам «круглого стола» – деятелям политики, культуры и бизнеса, представляющим как наш, так и другие регионы России, а также Беларусь и Украину, в которых особо почитается память Г.А. Потёмкина.
Центральным докладом стало выступление известного российского историка, кинорежиссёра, писателя, многолетнего исследователя биографии светлейшего князя и архива его переписки Вячеслава Лопатина. Первыми его словами были: «Наконец-то! Наконец-то светлейший князь Потёмкин в виде такого замечательного памятника вернулся на свою историческую родину. Низкий поклон всем, кто участвовал в увековечении его памяти».
Вячеслав Лопатин кратко остановился на основных заслугах светлейшего, но даже тезисное перечисление их заняло не один десяток минут. Даже современники, в том числе императрица, называли его гением. И это явное признание, ведь в отличие от придворных вельмож царственные особы не были склонны разбрасываться такими определениями. И уж тем более не склонны были иностранные послы, однако письма зафиксировали их слова о гениальности государственного мужа России.
Турецкая война затягивалась, на Урале бушевала пугачёвщина, шведский король грозил войной – и всё это удалось разрулить именно Потёмкину. 17 лет он возглавлял военное ведомство. Притом заявил о себе как о новаторе и реформаторе: например, отменил столь «дорогие» сердцам вояк пудру, парики, косы. Ни одна армия не имела такой простой, удобной военной формы. (Позже – при императоре Павле – всё это вернулось, на что Суворов заметил своё знаменитое: «Пудра не порох, букли не пушки, коса не тесак, и я не немец, а природный русак».) Кстати, потёмкинская «модернизация» армейской формы существенно сэкономила военный бюджет – на всю ненужную красоту тратились большие деньги.
Другой важной заслугой светлейшего в части военного строительства стало создание егерской пехоты. Стрелки-егеря дрались в рассыпном строю, чем доставляли много неприятностей противнику, шедшему в бой плотным строем. Потёмкин одобрил и организацию лёгкой конницы – той, что впоследствии стала прославленными гусарскими полками. А казаков он приравнял к регулярной армии. Ранее казачьи офицеры не были включены в табель о рангах, поэтому любой армейский прапорщик мог запросто помыкать казачьим полковником. Потёмкин такую ситуацию в корне изменил.
Но главным военным и дипломатическим подвигом Потёмкина, конечно, стало присоединение к России Крымского ханства. На протяжении нескольких веков основой «экономики» этого южного государства были грабительская война и работорговля – сотни тысяч полонённых русских, украинцев и даже поляков продавались на невольничьих рынках Османской империи, и терпеть такое положение уже не было сил. Когда европейские державы в очередной раз перегрызлись в войне и стало понятно, что они не вмешаются, Потёмкин произвёл блестящую операцию, в результате которой принял присягу на верность России от крымских правителей. Правда, едва не поплатился жизнью – тогда в Крыму свирепствовала эпидемия, но врачи спасли.
Ну а потом были основание Херсона, Севастополя. Строились верфи, но не хватало рабочих рук. И тогда Потёмкин издаёт неординарный по тем временам государственный указ: все беглые крепостные, пересекающие границу Новороссии, не выдаются своим бывшим хозяевам. И, конечно, он стимулирует помещиков переходить вместе с крестьянами на новые земли… Буквально через 20 лет Новороссия стала кормилицей России, а ведь до этого в стране всегда были перебои с хлебом – северная-то у нас территория.
Да, он «закрыл» Запорожскую сечь, но потом, когда дело дошло до войны, снова возродил её. Правда, уже под именем Черноморского казачьего войска. И нельзя не сказать, что Потёмкин был инициатором протянуть руку помощи народам Закавказья. Он взял под защиту небольшое Картли-Кахетинское царство, находившееся на территории нынешней Грузии. В Тифлисе (Тбилиси) народ встретил этот акт с ликованием. А царь другого, соперничающего с Кахетией Имеретинского царства писал: «Князь Григорий Александрович, когда же вы и нам явите свою милость? Мы хотим под защиту России».
…Завистники есть у любого человека. У великого их число велико. Однако российские граждане не оставили особо злостных письменных поклёпов. Постарались иностранцы. Так появились «потёмкинские деревни».
Во время той знаменитой поездки в Новороссию, когда Екатерину Великую сопровождали десятки иностранцев во главе с австрийским императором Иосифом, никто о «потёмкинских деревнях» не писал. Написал саксонский дипломат, который в вояже не участвовал, причём написал уже спустя годы после той «экскурсии». Обидно, что эта фальсификация потом укоренилась в общественном сознании, а искажённое представление о светлейшем – в отечественной историографии. И даже в художественной литературе, в частности у Валентина Пикуля... Увы, с пиаром в России всегда были существенные проблемы.
Немало фактов, известных и не очень, услышали участники «круглого стола». Внимательно слушал Лопатина и расположившийся по его левую руку… Григорий Александрович Потёмкин! Полный тёзка, прямой потомок, врач-психиатр из Москвы, пропагандист духовного здоровья и здорового образа жизни среди подростков и молодёжи. Вместе с Ангелиной Муляр он представлял наследников великого россиянина.
– Вся моя жизнь прошла под знаком светлейшего князя. И было не по себе, когда в фильмах и книгах видел Потёмкина, изображаемого лентяем и сибаритом. Всегда стремился развеять эти мифы. Где только возможно, говорил о его истинной роли в нашей истории. И вот сегодня дожил до тех времён, когда на Смоленщине открывают памятники Потёмкину. Раньше памятник Потёмкину был открыт в Анапе, на аллее славных сынов России. А в Херсоне каждый водитель такси будет с воодушевлением рассказывать о нём, считая «своим». И вот теперь Смоленск начинает в полный голос произносить великое имя. Возможно, скоро и Москва. Это было бы замечательно!
Краевед с исторической родины Потёмкина, из Духовщины, Валерий Желудов (на фото вверху слева, справа – глава администрации Духовщинского района Юрий Соловьёв) прочёл оду светлейшему князю и сообщил о ближайших планах работы. А планы его – ни много ни мало создание туристического маршрута по потёмкинским местам: естественно, село Чижево (Духовщинский район), Смоленск, Санкт-Петербург, Могилёв, Херсон и другие города восточно-славянских стран.
Вице-губернатор Ольга Окунева подчеркнула роль персоналий в богатейшем культурно-историческом наследии региона: «Через такие проекты, как этот, у нас есть возможность обращать внимание на земляков, которые служат примерами образцового служения своему Отечеству и для современных руководителей, и для молодёжи. Ряд имён великих сынов России, которыми прославлена наша земля, достаточно велик».
В завершение «круглого стола» были обсуждены многочисленные вопросы, связанные как с именем Григория Потёмкина, так и затрагивающие темы сбережения и развития всего богатейшего наследия Смоленщины, международных связей региона с дружественными городами Белоруссии и Украины, установки памятника в селе Чижево.

Земля землёй, а память памятью!
Потомок Михаила Ломоносова учится в смоленском вузе

Rambler's Top100