История

Как сладок сахар был и как горька судьба…

27 июля 2011 года в 16:42
2058

В том, что Николай Владимирович МАРТЫНЕНКОВ родился в 1941 году, уже есть некая трагичность: его год рождения совпал с началом Великой Отечественной войны. Вот и получается, что юбилей, с одной стороны, – хорошая жизненная веха, с другой – семидесятилетие со дня самой страшной трагедии 20-го века.
Дети войны! Изломанные судьбы, израненные души...
Отца забрала война. Растила и поднимала на ноги мать, до конца своих дней хранившая память о муже, отце своих детей. Трагедия семьи Мартыненковых типична для многих, кого коснулась своим чёрным крылом война.
Николай Владимирович вспоминает: «Когда деревню освободили наши войска, радости односельчан не было предела. А я, мальчонка, сидел в хате и выглядывал на улицу в открытое окно. Проходивший мимо красноармеец дал мне беленький твёрдый кусочек и, подмигнув, сказал: «Грызи сахар, сладкий».Что такое сахар, я не знал, но, откусив кусочек, почувствовал во рту необыкновенный вкус…»
Потом была горечь на всю оставшуюся жизнь от потерь родных ему людей.
Более 40 лет проработал Николай Мартыненков водителем в Шумячском ДРСУ, был на хорошем счету, коллеги уважали за трудолюбие, чувство ответственности.
Маму перевёз из деревни к себе в Шумячи. Жила рядом с ним, окружённая заботой и вниманием, умерла в возрасте 75 лет. У Николая Владимировича трое детей, две дочери и сын, есть внуки. Хорошие дети, часто навещают отца, мама приболела – заботятся о ней. Каждый раз, провожая их, прощаясь, этот большой и сильный семидесятилетний мужчина не может скрыть слёз. Наверное, это невыплаканные слёзы его полусиротского безотцовского детства.
Маленький Колька беззаботно играл возле своего дома в песке и не заметил, как его старший брат Лёша со своими друзьями-одногодками, однофамильцем и тёзкой Алексеем Мартыненковым и Алексеем Овчинниковым, убежали на край деревни за явором. Убежали тайком, потому что знали, что малолеток обязательно увяжется за ними. Наигравшись и заскучав, Коля вышел за калитку поискать сбежавших от него троих Лёшек. Не успел он сделать и нескольких шагов, как услышал чей-то крик, а потом увидел мчавшегося по дороге Лёшку Овчинникова. Он бежал, спотыкаясь и поднимая босыми ногами клубы пыли, и истошно кричал: «Убили, убили!». Он кричал так громко и так страшно, что почти вся деревня сбежалась на этот крик. Женщины стали тормошить его, спрашивать, что случилось, а мальчонка округлившимися от ужаса глазами смотрел на людей и продолжал кричать: «Убили, убили!»
Осенённая страшной догадкой, Колина мама, Пелагея Михайловна, первой бросилась в ту сторону, куда показывал рукой мальчишка. Вслед за ней побежали деревенские. Почувствовав неладное, Коля заплакал и побежал за толпой. Поднявшись на взгорок, мальчик увидел свою маму, которая медленно шла ему навстречу с братом Лёхой на руках. Ещё ничего не понимая, ребёнок своим детским нутром почувствовал, что в их дом пришла беда. Прижимая к груди худенькое бездыханное тело своего старшенького, мама молча прошла мимо Николая. В глазах ни слезинки, в лице ни кровинки. И только войдя в хату и положив мёртвого сына на полати, мать завыла. Не заплакала, не закричала, а завыла, громко, с надрывом. Этот страшный вой на всю оставшуюся жизнь отложился в цепкой дет¬ской памяти.
В тот день деревня Круторовка пережила настоящую трагедию. От разрывного снаряда погибли двое подростков: Лёша Мартыненков, Колин брат, погиб на месте, а друг его, тоже Лёша и тоже Мартыненков, умер по дороге в Петровичскую больницу. Из их троицы в живых остался только Алексей Овчинников.
После гибели старшего сына Пелагея Михайловна слегла. Ещё не прошла боль от потери мужа, пропавшего без вести в боях на реке Прони. Многие односельчане Владимира Андреевича Мартыненкова погибли там же, оставив вдовами своих жён, сиротами детей.
Сыновья Мартыненковых, средний Иван и младшенький Николай, в одночасье позврослели. Как могли, старались они поддерживать маму. Сами готовили неприхотливую еду, с помощью соседей управлялись по хозяйству.
Время шло своим чередом, надо было жить дальше, поднимать детей.
Закончив семилетку, Иван Мартыненков уехал в город Краматорск, закончил там ремесленное училище, получил повестку в армию. Младший Николай становился на ноги. Казалось бы, жизнь налаживается. Но, видимо, уж такая доля выпала этой семье, что ещё одну горькую чашу пришлось выпить до дна. В армии трагически погиб Иван. На похороны брата поехал Николай.
Только спустя годы Николай Владимирович осознал, какую тяжкую ношу несла всю свою жизнь его мама, сколько утрат выпало на её горькую вдовью долю.
Дети войны, вдовы войны! Как же вы жили, как выживали? Как не сломались, не озлобились? Всё перетерпели, всё вынесли, страну поднимали, трудились не покладая рук и жили достойно. Матери уходят, сыновья остаются, храня память о погибших отцах. Их дети мужают, внуки растут, и правнуки будут, и не прервется связь поколений.

“Я пережил весь ужас оккупации на Угре“
«Вызываю на бой…»

Rambler's Top100