Вяземская Голгофа
История

Вяземская Голгофа

23 марта 2018 года в 20:02
129

В этом году 12 марта мы все вспоминали 75-летие освобождения Вязьмы от немецко-фашистских оккупантов. Какими запомнила немцев Смоленская земля? Ответ на этот вопрос хранит народная память в её не придуманных историях, что ещё не вместили книги. Да и как можно всю войну описать пером…

Деревня Телепнево, что в 25 километрах от Вязьмы по Минскому шоссе, известна русской истории с 1698 года. Это бывшая вотчина князя Телепнева-Оболенского Овчины, фаворита княгини Елены Глинской, матери будущего царя Иоанна Грозного. В селе издревле стоял храм Спаса Нерукотворного Образа как символ той самой загадочной русской души. Сначала деревянный, а с 1755 года – каменный. Много село повидало на своём веку. И польское нашествие 1612 года, когда каждому русскому, кто крестился не по-католически, а по-православному: справа налево – отрезали носы и уши. Такая вот месть-забава у поляков была. Помнит село и Наполеоновскую армию, когда великий француз и полководец Бонапарт из «просвещённой» Европы разрушал русские колокольни, а из храмов делал конюшни. Не забыл наш народ и немецко-фашистское нашествие 1941 года…

Когда-то мне пришлось много поработать в Красногорском архиве кино-фотодокументов, подбирая хронику для моего будущего документального фильма «Вяземский котёл».

Чего только я не увидел тогда. Немцы не только расстреливали, вешали и издевались над нашими мирными жителями во время оккупации, но они, как раньше и поляки, любили отрезать носы, уши… Причём, снимая это на киноплёнку. Ради больного удовольствия или из злобы они это делали, я так и  не смог понять. На вопрос, почему это никогда не давали в эфир, мне ответили, что есть этические и психологические барьеры, когда человек не в силах воспринять всю правду о зверствах, что творили немцы на оккупированных наших землях. Вот такой диагноз.

А тогда, в марте 1943 года, когда советская армия уже отжимала немцев к западу и освобождала Вяземскую землю, эти европейские ребята очень часто запирали мирных жителей в домах и поджигали их, взрывали или просто убивали напоследок…  Чтоб крепче помнили…

Так было и в Телепнево.

Каменный храм, что тогда стоял в селе и приходская школа, были закрыты революционерами вскоре после 1917 года. А с 1930-го храм приспособили под школу. Так он и простоял до 10 марта 43-го, когда перед отступлением немцы взорвали храм. Но сначала они согнали жителей села, не успевших спрятаться в лесу, в эту церковь с крепкими решётками на окнах и заперли двери. Во время оккупации фашисты сделали в храме полевой госпиталь, в котором находились на тот момент тяжело раненые и тифозные солдаты вермахта. Видимо, при спешном отступлении, заниматься ими было уже некогда, да и для здоровья не безопасно. Поэтому их и заперли вместе с жителями в заминированном храме. Вот такая немецкая педантичность получается.

В ближайшем лесу всего в паре километров от храма в это время прятались жители села. Многих из них полицаи, пустив слух, что немы якобы ушли уже, выманили обратно в дома и схватили. Многих из них также заперли в заминированной церкви.

Со слов двух очевидцев этих событий, подрыв храма был такой силы, что одеяло, которое закрывало вход в землянку, где прятались люди, аж приподнялось! А землянка-то находилась далеко в лесу.

После взрыва колокольня церкви, как ракета, подлетела вверх на несколько метров, нисколько не разрушившись, и только потом, медленно и как бы нехотя рухнула на землю…

В 2009 году в Телепнево начались работы по возрождению храма, на месте которого, после войны, успел вырасти лес. В отвалах грунта было найдено много костей, которые потом были перезахоронены на прилегающем к храму кладбище. Какие из них были русские кости, а какие немецкие, понять было нельзя. Ведь люди все одинаковы – и когда рождаются, и когда умирают. Только жизнь и мы сами делаем себя такими разными. Вот и пришлось делать братскую русско-немецкую могилу всем погибшим при взрыве…

В 2013 году стараниями добрых людей и молитвами местных жителей, на прежнем месте был возрождён и освящён епископом Смоленским и Вяземским Исидором новый, деревянный храм. Рядом с ним –  памятный крест о той трагедии. На кладбище, что здесь же, и были погребены найденные останки.

Примирила ли смерть погибших русских и немцев в этом взорванном Божьем доме? Думаю, что да. Страдания и смерть открывают многое, во что не верилось раньше. Что чувствовали перед смертью запертые там люди: брошенные своими больные немцы и наши жители? Это одному Богу известно. Но крестное страдание у них оказалось общее. Простили они друг друга на краю своей Голгофы, ожидая конца земной жизни? Наверное, да.

***

Лет около двадцати назад Германия решила выплатить примерно по 300 немецких марок каждому, кто пережил войну и смог доказать, что пострадал во время немецкой оккупации. Мы и тогда простили их… Им же казалось, что они искупают своё кровавое прошлое, а у наших нищих ветеранов в 90-х годах, когда они перед телекамерами держали эти бумажки в руках, были слёзы обиды и унижения и за свою жизнь и страну… Страну-победительницу!

Прошлые грехи на нашей земле поляков и французов мы тоже давно простили. Просто так, без выкупа. Но помнить и не забывать свою родную историю нам нужно. Ведь силён русский человек именно своей историей, которая корнями ходит в вечность. А там, да кто ж нас одолеет? И как это всё объяснишь иностранцу, если мы и сами себе этого объяснить не можем? Нет, ребята, лучше не приходите к нам с мечом. Даже и не думайте!

Фото: Константин ТИТОВ, Сергей ДУБИНКИН

Сергей ДУБИНКИН

Под сенью золотых куполов
В Смоленск привезли выставочный проект к 75-летию Брестской крепости

Rambler's Top100