История

Была работа – раненых спасать…

7 мая 2010 года в 10:46
1566

Сергею Матвеевичу Конохову в этом году исполнится 90 лет. С женой Любовью Андреевной прожили вместе 61 год. Дом в деревне Ворошилово, где живёт семья ветеранов, старенький, без всяких удобств. Топи не топи печь, всё равно холодно. Воды принести ни Сергей Матвеевич, ни его жена самостоятельно не могут. У них три сына, семь внуков, которые живут в Смоленске, и кто-то из них еженедельно на выходные приезжает помочь. Воды наносят, дров, привезут продуктов, приготовят пищу, но на неделю еды не приготовишь. И Любовь Андреевна, как может, ведёт хозяйство. В таком почтенном возрасте пора жить поближе к детям.

Глава Васьковского сельского поселения Починковского района Олег Жуков приехал к Сергею Матвеевичу с приятным известием. Межведомственной комиссией администрации района участник войны Сергей Матвеевич Конохов признан нуждающимся в получении жилья. Конохов надел очки, стал заполнять необходимую форму заявления, в частности, написал: "Желаю получить сертификат на жильё на вторичном рынке Смоленска".
- Не сомневайтесь, Сергей Матвеевич, скоро переедете в Смоленск, поближе к детям и внукам, будете жить в благоустроенной квартире, - подбадривал ветерана Олег Игоревич.
...Сергей Матвеевич родился в 1920 году в деревне Никитино в то время Стодолищенского района в большой крестьянской семье. Он мечтал стать врачом, в 1939 году с отличием закончил Рославльскую фельдшерско-акушерскую школу и был направлен в Смоленск учиться на помощника санитарного врача.
В декабре 1940 года Конохова призвали в армию, служил связистом в Белоруссии, а вскоре их часть перевели в Армению, где и застала его война. В июне 1941 года часть в составе других военных соединений была переброшена в Иран, в город Гебриз, где находилось несколько немецких баз с продовольствием и горючим. После выполнения задания по их ликвидации наши части перебросили в Крым, где шли ожесточённые бои. В 456-м корпусном артиллерийском полку Сергей Конохов был фельдшером.
- Работать приходилось столько, что с ног валился от усталости, - вспоминает ветеран. – Немецкие бомбардировки шли непрерывно, фашисты рвались в Крым. Вытаскивал раненых с поля боя, перевязывал раны, останавливал кровотечения… По мере возможности переправляли бойцов в военные госпитали. Полк редел на глазах и вскоре был расформирован. Меня направили в 81-ю бригаду морской пехоты фельдшером медсанроты. Высадились морским десантом на Малую землю и вели бои за освобождение Новороссийска.
- Много раненых удалось вынести с поля боя, спасти? – спрашиваю я.
- Да разве кто считал? Окажешь первую помощь, кто не сможет сам ползти, того тащишь до медсанбата. Моё дело было кровотечение остановить, перевязать, шину наложить, если надо. Бригаду мор¬ской пехоты расформировали, оставшихся в живых направили в 335-й стрелковый полк 117-й гвардейской стрелковой дивизии, я от рядового дослужился до лейтенанта, был уже старшим фельдшером медсанроты. В октябре 43-го морским десантом нас перебросили в местечко Эльтинген в Крыму. Фронт был два километра в длину, снабжение плохое, снарядов не хватало. Медсанбат располагался в здании на берегу, он был переполнен, а раненые всё прибывали. Меня послали в другую дивизию договориться о переброске раненых, но немцы начали штурм на уничтожение нашего десанта. За всю войну меня ни разу не ранило, а тут по дороге, видимо, контузило, я потерял сознание. Очнулся – тишина. Прибежал в медсанбат, но уже не с кем было договариваться о раненых, узнал, что наш десант ликвидирован. С ротой автоматчиков попытались прорваться к своим, но не удалось – попали в плен.
С 8 декабря 1943 года по 8 мая 1945-го Сергей Конохов находился в плену. По мере приближения наших войск военно¬пленных угоняли всё дальше. Так лейтенант медицинской службы оказался в австрийском городке Кремс, потом в немецком Гаммерштайне, а в 1945 году военнопленных перевезли в Норвегию, в город Керкинес.
- Немцы гоняли нас на самые трудные работы, а кормили-то плохо, - вспоминает Сергей Матвеевич. – Люди умирали от истощения. Немцы, помню, забавы устраивали: кинут буханку хлеба, люди кидаются на неё, а те гогочут, им смешно… Все мы были скелетами, обтянутыми кожей, ещё несколько дней или неделю – и умерли бы все. Но тут нас с севера Норвегии решили перевозить на юг. По дороге четверым, в том числе и мне, удалось бежать. Разбились на две группы. Я шёл с украинцем. Как мы шли, можно представить, сил-то не было. И вот слышим, песни громко поют и кричат: "Гитлер капут!" Это было 8 мая 1945 года. Так мы узнали, что закончилась война. Американцы нас подкормили и отвезли в Финляндию, оттуда уже попали в Ленинград.
После таких испытаний хотелось домой, к родным. Но Сергей Конохов почти семь месяцев проходил проверку. Немало наших солдат и офицеров, побывавших в плену у немцев, попав к своим, получали сроки и оказывались в сталинских лагерях. Лейтенанту медицинской службы повезло, проверку прошёл и 30 декабря 1945 года был уволен в запас.
Сергей Матвеевич приехал в родную деревню Никитино. Родительский дом сожгли немцы, но отец и мать пережили оккупацию. Райздравотделом Конохов был направлен заведующим Ворошиловским фельдшерским пунктом, где и проработал всю свою жизнь.
За войну он награждён медалью "За боевые заслуги", орденами Красной Звезды, Великой Отечественной войны II степени, а в мирное время – знаками "Отличник здравоохранения", "Отличник санитарной обороны СССР". Последний знак – редкий, не знаю, есть ли ещё кто на Смоленщине, удостоенный такого.
Ворошиловского фельдшера в округе уважали за профессионализм, доброе отношение к людям. Если уж чувствовал, что самому не справиться с больным, отправлял в больницу. А роды принимал часто.
- После войны, когда начался подъём села, люди начали строиться, пошли свадьбы, детишки стали рождаться. Тогда много детей было в деревнях, а у меня сердце радовалось каждому рождённому младенцу, - говорит ветеран.
Его сердце всегда радовалось хорошим переменам. Даже когда он ушёл на пенсию, деревенские нет-нет, да и заглядывали в дом фельдшера для консультации, измерения давления. Никогда Сергей Матвеевич никому не отказывал. Ветеран войны, ветеран здравоохранения не может жить иначе. Недаром его имя занесено в Книгу Почёта Починковской и Стодолищенской больниц. И ворошиловские, видя ветерана, стоящего у калитки, никогда не пройдут мимо, поговорят и пожелают здоровья.

Истребители Лавочкина
Столица салютовала освободителям

Rambler's Top100