История

Небесный ас

29 марта 2010 года в 12:27
1773

Александр Сергеевич Зайцев во время войны прошёл путь от рядового пилота до командира эскадрильи в составе 769-го истребительного полка. Совершил более 350 боевых вылетов, уничтожил 12 вражеских самолётов, дважды был сбит, получил ранение и контузию. Награждён двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями. Он вспоминал о тех боях-сражениях.

"…В годы Великой Отечественной войны я воевал в Заполярье, с группой моих товарищей, лётчиков-истребителей, участвовал в воздушных боях. На вечные времена легли в северную землю многие боевые мои друзья. На веки веков они остались молодыми, двадцатилетними парнями. И поныне ещё по ним проливают слёзы матери. Побывал я в семье погибшего товарища. Скромная обстановка, в уголке на маленькой шёлковой подушечке орден Отечественной войны. Убелённая сединой старушка обняла меня и долго не отпускала от себя. Видно, чувствовала родное сыновнее тепло.
Трудное это было время для нас, но труднее, чем нам, по-моему, было рабочим города. В дыму и пламени пожаров от вражеских бомб Мурманск жил и трудился днём и ночью. Спешно приходили и уходили после разгрузки караваны морских судов. И даже под бомбёжкой не прекращались работы в порту. Напряжённо трудились предприятия города, выбиваясь из сил, стояли на посту врачи, медицинские сестры и няни в переполненных ранеными госпиталях. Но все твёрдо верили в победу. Вспоминаются те короткие дружеские беседы с рабочими судоремонтных мастерских, когда несколько сотен человек слушали мой рассказ о Красной Армии, о воздушных боях лётчиков нашего полка.
- Передай своим боевым друзьям, что мы будем трудиться днём и ночью во имя победы над фашизмом.
Как-то ранней весной 1943 года я был подбит в воздушном бою. Самолёт вспыхнул, пришлось выброситься с парашютом. Приземлился далеко от населённых пунктов, среди многочисленных сопок, покрытых рыхлым глубоким снегом. Гробовая тишина, молчаливые высокие сопки да мутно-серое небо над головой. Вот и всё, подумал я, тоскливо разглядывая сопки. Приземляясь, умудрился сломать ногу. Добраться самому, без посторонней помощи до какого-либо жилья было просто невозможно. Три дня, барахтаясь в рыхлом снегу, пытался двигаться, преодолел километров пять, а к вечеру меня подобрали два моряка из службы поста ВНОС. Бережно по очереди несли меня на себе, проваливаясь по пояс в глубоком снегу, километров пятнадцать. Только к утру следующего дня, выбившись из последних сил, они доставили меня в землянку поста, накормили пахучей пшённой кашей с маслом и, сделав перевязку, уложили спать. В коротких разговорах я успел только узнать, что оба они из Мурманска, одного из них звали Фёдором. Когда я проснулся, в землянке их уже не было. А час спустя меня доставили в Ваенгу, и больше я не видел моих спасителей.
...Резкий телефонный звонок разбудил меня.
- Лейтенант Зайцев у телефона, - сонным голосом доложил я.
- Получено задание комдива: утром чтобы ко всем самолётам были подвешены бомбы, тебе их подвезут через полтора-два часа. А сейчас поднимай всю техническую силу и дай задание на полную подготовку самолётов всей эскадрильи на штурмовку. Вылет с рассветом. Время сообщим дополнительно. Лётчиков часов в пять поднимешь, ознакомишь с обстановкой. Учти, от этого полёта многое зависит. Помни, задание особое.
Отдав необходимые распоряжения инженеру и адъютанту, попытался уснуть. Сон не шёл. Тревожила не совсем ясная цель задания. Полёт с бомбами – это что-то новое. Всех ли брать лётчиков на задание?
Вышел из землянки. Ночь была тёмная, тянуло с севера неприятную мелкую морось. Подготовка самолётов шла полным ходом. Из кабины грузовика выскочил штурман полка капитан Никулин.
- Здорово, командир эскадрильи! Пойдём, я тебе растолкую, что к чему. Интересная предстоит тебе работка. Правда, погода паршивая, но лететь всё равно придётся. Нижний слой облаков к утру, по сводкам, метров 60-70, и видимость от силы три километра.
- По такой погоде едва ли пошлют, - возразил я.
- Ещё как пошлют! Ты вылетишь десяткой. Взлёт парами, сбор на кругу, боевой порядок – правый пеленг. Вот здесь, – показал по карте, – переправа через фиорд длиной около 800 метров. Задача бомбовым ударом разрушить переправу, тем самым задержать отступление немецких войск в Норвегию. Ясно?
- Понятно. Только как я сброшу бомбы, если будет такая погода? Ведь бомбы ниже 400 метров нельзя сбрасывать, осколками может поразить и свой самолёт.
Никулин пожал плечами.
- Наверное, на месте будет виднее. Задание очень трудное, потому тебя и посылают, а никого другого.
Выйдя на курс, увидел всю девятку самолётов на дистанциях и интервалах.
Погода была некудышная, полёт в основном приходилось совершать на высоте 40-50 метров, обходя лощинами между сопок. Эскадрилья пересекла большой залив, вышел на траверс цели. Увидел нитку переправы через фиорд.
- Выходим на боевой курс, - скомандовал я, видя большое скопление войск перед переправой. Через переправу двигался сплошной поток боевой техники немцев. Отдельные вспышки выстрелов показывали, что гитлеровцы обнаружили самолёты и следят за ними.
Переправа стремительно приближалась. Мой самолёт резко встряхнуло, где-то рядом разорвался снаряд зенитки. Я чётко видел серую массу солдат, множество орудий, автомашин и нажал кнопку сброса бомб. Сбросили бомбовый груз остальные лётчики. Над началом переправы стоял огромный столб дыма, видимо, результат удачного попадания. Но большая часть переправы ещё не тронута. Пошли на второй заход. Бомбы ложились всё точнее и точнее. Видно было, как немцы прыгают в воду.
Переправа была уничтожена. Задание выполнено. Участники этой необычной операции были отмечены правительственными наградами".
К этому надо добавить, что после войны за выполнение ещё одного особого задания Александр Сергеевич награждён орденом Ленина. О своих лётных делах он написал интересную книгу "Я видел мир прекрасным", издал два сборника стихов, посвящённых замечательной профессии лётчика.

Почему погиб Юрий Гагарин?
СГМА: это наша с тобой биография

Rambler's Top100