История

Наши лётчики в небе Китая

27 января 2010 года в 12:48
2520

Василий Поскрёбышев не был в действующей армии, но, поскольку был призван в армию в 1944 году, считается участником и ветераном Великой Отечественной войны. Волею судьбы и военного командования в последние годы войны он сначала учился снайперскому делу, потом стал специалистом по авиационному вооружению. Закономерно, что вся его дальнейшая жизнь была отдана армии. Как высококлассный специалист-оружейник, он в своё время был командирован в Китай, где обучал китайских коллег своим воинским премудростям.

Слово В.Я. Поскрёбышеву:
- В конце октября 1950 года наш полк железнодорожным эшелоном пересёк государственную границу с КНР и прибыл на аэродром Харбин. Аэродром располагался в 13 километрах от города.
Как помнится, здесь было несколько взлётно-посадочных полос длиной до трёх километров каждая. На аэродроме имелось одно большое трёхэтажное кирпичное здание. Наши лётчики жили на втором этаже. На третьем было большое помещение клуба. Прямо напротив входной двери - два больших портрета И.В. Сталина и Мао Цзэдуна. В этом клубе проходили все торжественные мероприятия в дни советских и китайских праздников.
Вскоре нас переодели в китайскую военную форму. На третий день в столовой во время завтрака мы были удивлены – в обеденном зале нас обслуживали молодые русские девушки-официантки, как мы узнали потом - из местного населения. Питание было очень хорошим.
Каждый день после ужина до конца января 1951 года, когда мы получили самолёты, лётчик Владимир Глинкин проводил в клубе уроки танцев. Учились танцевать вальсы, фокстроты. На этих уроках, как мне помнится, с удовольствием присутствовали девушки-официантки. Как мы узнали позднее, эти девушки были дочерьми и внучками русских сотрудников, оставшихся в Китае после нашей Октябрьской революции и Гражданской войны и обслуживавших КВЖД (Китайско-Восточная железная дорога), и работников торгово-промышленной частной компании "И.Я. Чурин и К". Эта компания до революции и до конца Гражданской войны в России владела всей торговлей и лёгкой промышленностью Дальнего Востока и Забайкалья. Все девушки хорошо, очень чисто говорили по-русски, но как-то по-старому, по-дореволюционному, что ли. В середине января девушек не стало, их заменили китайские солдаты. После прихода КПК к власти в Китае коммунисты эту компанию ("И.Я. Чурин и К") не национализировали – она снабжала китайскую армию продовольствием и обмундированием.
В конце января 1951 года на аэродроме совершили посадку первые самолёты Ла-9, которые перегнали из Советского Союза. Затем в течение нескольких дней посадку совершили остальные: всего на аэродроме было принято 27 Ла-9 и 6 УЛа-9 (учебно-боевые).
К концу февраля 1951 года все лётчики нашей эскадрильи восстановили навыки в технике пилотирования. В памяти остались имена лётчиков: Козляков, Непейвода, Зудин, Дремин, Круглов, Калюжный, Глинкин. Они начали обучать китайских лётчиков. Кроме того, наши лётчики в составе пары стали нести боевое дежурство в светлое время суток.
В начале лета (1951 г.) мы перебазировались на аэродром Цицикар (Маньчжурская провинция). Это был степной аэродром в безлесной степи, продуваемой всеми ветрами, и поэтому там всегда стояла лётная погода. В этот период начались очень активные полёты, особенно китай¬ских лётчиков. Многие из них выполнили самостоятельные вылеты, продолжали совершенствоваться в технике пилотирования. Было несколько случаев поломок самолётов китайскими лётчиками. Наши летали без происшествий.
В марте к нам прибыли военно¬служащие китайской армии, которых мы должны были обучить обслуживанию самолётов. В группу авиавооружения были направлены пять человек и один переводчик. Имена их всех я до сих пор помню хорошо. Это Пен Шу Юнь (старший группы), Сун Ши Вый, Ян Юн Чхе, Тан Ти Сян, Мын Го Хай и переводчик У Кай Ю, которого мы звали просто Коля. Двое первых были сравнительно высокие крепкие парни, они старательно изучали всё, что мы им показывали. Мне очень помогало то, что переводчик У Кай Ю очень быстро схватывал нашу авиационную специфику и передавал своим товарищам.
Китайцы очень старались. Они быстро научились снимать пушки с самолёта, разбирать их и собирать, устанавливать их обратно на самолёт, проверять и регулировать.
Наши лётчики летали мало. На аэродроме Цицикар они выполнили не более двух вылетов и по одному вылету на стрельбу по воздушной мишени. Основная их задача была обучать китайских лётчиков.
В сентябре или октябре 1951 года мы перебазировались обратно на аэродром Харбин. Полётов было в эскадрильях мало, в основном мы готовились к несению боевого дежурства. Ночных полётов не было вовсе. В это же время мы подготовили самолёты и передали их китай¬ским техникам, в их полк.
В конце октября мы снова оделись в свою военную форму и 25 октября пересекли государственную границу. А в начале ноября 1951 года эшелон прибыл на станцию Смоленск. С этого времени для 401-го полка началась новая страница – освоение реактивных самолётов на аэродроме Смоленск-Северный.
Василий Яковлевич Поскрёбышев родился 19 января 1927 года в д. Рысево Кировской области. В 1942 году окончил семь классов неполной средней школы.
В ноябре 1944 года был призван в Красную Армию и направлен в Перм¬скую область в 44-й учебно-стрелковый полк. Там был зачислен курсантом снайперской роты. В марте 1945 года Василий Яковлевич был направлен в Троицкую авиационную школу механиков (г. Троицк Челябинской области).
С августа 1946 года В.Я. Поскрёбышев проходил службу в 401-м истребительном авиационном полку, который с 1951 до 1991 года базировался в Смоленске, на аэродроме Смоленск-Северный. После правительственной командировки в Китайскую Народную Республику в 1950-1951 годах вся остальная служба Василия Яковлевича проходила в этом полку. В 1979 году прапорщик В.Я. Поскрёбышев уволился в запас, имея за плечами 35 лет безупречной службы в Вооруженных силах СССР.
В настоящее время Василий Яковлевич живёт в Смоленске, на Покровке, недалеко от последнего места своей службы.

Защитник Заполярья матрос Лысухин
Люки открыли в Берлине

Rambler's Top100