400 лет началу Смоленской обороны
История

400 лет началу Смоленской обороны

11 сентября 2009 года в 16:50
3532

25 сентября 1609 года – первая атака на крепостную стену. Враг был отбит! Вот уже 400 лет прошло со дня начала Смоленской обороны, которая продолжалась с 9 сентября 1609 года до 3 июня 1611 года. У нас принято отмечать знаменательные даты, связанные с успехом – победами, достижениями. Но наша история, как и история всех других государств, изобилует событиями, которые хоть и не принесли немедленных удач, но всё равно достойны памяти народной, ибо их героями были наши соотечественники. И хотя не получилось задуманного, но их доблесть и героизм достойны уважения потомков, ибо победы невозможны без поражений, а иное поражение значимее побед. И одно из них – Смоленская оборона.

Накануне беды
Тот период известен в русской истории как Смутное время. В 1598 году прервалась династия Рюриков со смертью сына Иоанна IV Грозного – Фёдора Иоанновича. На престол всероссийским Земским собором был избран Борис Годунов, но доверия народного не оправдал. В это время в Польше появился претендент на русский престол, называвший себя Дмитрием, сыном Ивана Грозного. Воспользовавшись популярностью покойного царя, он сел на российский престол после смерти Годунова и мятежа бояр, в ходе которого сын Годунова Фёдор был свергнут и убит. Но процарствовал Лже¬дмитрий I меньше года и тоже был убит в результате заговора, а на трон сел Василий Шуйский, но Земский собор не проводился, эту кандидатуру он не утверждал, и народ Шуйского не принял. Поляки подобрали нового Лжедмитрия II и снова подошли к Москве, но взять её не смогли и обосновались в Тушино. В стране воцарилось двоевластие. Воспользовавшись этим обстоятельством, польский король Сигизмунд III Ваза решил присоединить к Польше город Смоленск и 9 сентября 1609 года с более чем 12-тысячной армией подошёл к его стенам, а свой лагерь разбил в районе Кловки.

Город готовится к обороне
В то время Смоленском руководил выборный земский совет и представители верховной царской власти – воеводы Шеин и Горчаков. Ещё ранее мелкие шайки поляков грабили смоленские деревни, но царь Шуйский не позволял воеводе предпринимать против них военных действий, дабы не провоцировать поляков к открытой войне. Шеин стал вооружать крестьян и создавать при крупных деревнях отряды самообороны. Этим же летом воевода послал три из четырёх полков в Москву, на помощь Шуйскому от Лжедмитрия II, но взамен подготовил примерно столько же ополченцев.
Смоленск был богатейшим центром торговли, одним из крупнейших городов России с населением 70 тысяч человек, мощной крепостью – стены достигали шести с половиной метров в толщину, в высоту 19 метров, имели 38 башен, три яруса бойниц ("подошвенный бой", "средний бой" и "верхний", между зубцов). В распоряжении Шеина было 170 пушек. Конечно, такую крепость взять было трудно, но Сигизмунд надеялся на хитрость: распространил воззвание, якобы пришёл помочь соседям восстановить мир и порядок, к тому же считал, что в крепости всего 500 защитников, а на самом деле было 5400 человек. Шеин сжёг посады вокруг города и приготовился к обороне.

И была сеча зла
25 сентября поляки начали штурм, взорвав двое ворот крепости. Но осаждённые заранее установили перед этими башнями срубы, наполненные землёй, и между стенами и срубами оставались только узкие ходы, через которые штурмующие вынуждены были идти поодиночке, и смоляне их побили и выгнали вон. Последующие два дня враг снова лез в безрезультатные атаки, их отбили. Пришлось начинать осаду. Но смоленские пушкари одерживали верх в артиллерийских дуэлях, а тяжёлых орудий у поляков не было. Гетман Жолкевский предлагал Сигизмунду оставить отряд для блокады и идти на Москву, но король надеялся на богатую добычу.
На подмогу к Сигизмунду пришли атаманы Наливайко и Олевченко с 40 тысячами запорожцев. А помощи от своих панов, сидящих в Тушино, король так и не дождался: те, наоборот, решили, что Москва у них уже в руках, и делиться добычей не желали даже с ним. Но напрасно. Талантливейший полководец Скопин-Шуйский, племянник царя Василия Шуйского, одерживал победу за победой и прорвал блокаду Москвы. Сигизмунд звал на помощь под Смоленск своих панов из Тушино, но те высчитали, что Лжедмитрий II должен им от 4 до 7 млн. рублей, и выразили готовность подчиниться Сигизмунду, если только тот им заплатит эту сумму. Пока торговались, Лже¬дмитрий II сбежал из Тушино в Калугу, откуда призывал истреблять польских захватчиков.
В рядах тушинцев пошёл разлад с боями между собой. Но королевскими посланниками с тушинскими боярами были выработаны условия, при которых на русский престол мог быть возведён польский королевич Владислав, что примирило бы Польшу с Россией. Речь о подчинении России Польше тут не шла. Владислав был обязан принять православие. Никаких территориальных уступок не давать, править по старым законам, а новые вводить только с согласия боярской Думы. Были и другие ограничения, всего 18 пунктов. С этими условиями посольство во главе с Салтыковым и прибыло под Смоленск, где продолжалась осада.

Минная война
Поскольку артиллерийский обстрел был неэффективен, поляки вели минную войну, рыли длинные тоннели для закладки взрывчатки под стены. Но талантливейший архитектор Фёдор Конь при строительстве стен предусмотрел все обстоятельства. Под стеной имелись галереи-"послухи" с особой акустикой, позволяющие определить, где роются подкопы. И 16 января смоляне встречным ходом докопались до минной галереи, втащили под землю пушку и расстреляли картечью вражеских сапёров, а подкоп обрушили. 27 января прорылись до второго тоннеля и снова применили пушку, но зарядили её серой и другими дымовыми веществами. Выкурили противника, а ход взорвали. Третью галерею взорвали 14 февраля, похоронив в ней сапёров и французских инженеров.
К лету под Смоленск доставили тяжёлые орудия из Риги. В ходе бомбардировки была пробита брешь в Грановитой башне, и 19 июля на штурм пошла немецкая и венгерская пехота. На другие участки отвлекающие атаки предприняли запорож¬ские казаки. Их отбили огнём, а ворвавшихся в город пехотинцев вышибли контратакой. Но обстрел продолжался, в западной стене образовался пролом в пять метров. 20 июля массированный штурм повторился. Первым эшелоном шли пехотинцы, вторым – казаки, третьим – спешенные рыцари в блестящих доспехах. Задние эшелоны смоляне отсекли огнём, а прорвавшихся в бреши немцев и венгров почти всех перебили.
А по всей России продолжались бои между приверженцами разных царей и претендентов на престол. Шуйский был свергнут, для выборов нового легитимного царя бояре решили созвать Земский собор, а до тех пор власть переходила к совету из семи самых влиятельных бояр – "семибоярщине". Сторонники Лже¬дмитрия опять подошли к Москве, туда же подошло и 25-тысячное войско Жолкевского. Был выбран вариант с приглашением на русский престол королевича Владислава, но с учётом смоленских договорённостей.
11 августа был предпринят ещё один мощный штурм Смоленска, и хотя он был отбит с большими потерями для нападавших, было заметно, что силы защитников уже на исходе. А в конце августа на Девичьем поле собор от лица "всей земли и москвичей" принёс присягу Владиславу, которого на месте так и не было. В результате в Москву вошёл польский гарнизон.

Дипломатия и пушки
Сигизмунд под Смоленском уже требовал присягать себе, а также поставил ультиматум осаждённым: сдаться через три дня, иначе все смоляне будут перебиты. Ровно через три дня ответом стал мощный взрыв: смоляне прорыли длиннющий подземный ход, подвели мину под батарею рижских осадных пушек и уничтожили её. Пришлось полякам везти новые тяжёлые орудия из Слуцка…
А в Москве поляки безуспешно требовали у патриарха Гермогена заставить Шеина сдать Смоленск, нажимали и на послов, но Филарет Романов не соглашался. Наоборот, передал осаждённым: "Нельзя никакими мерами пустить королевских людей в Смоленск. Если мы впустим их хоть немного, то уже нам Смоленска не видать более". Смоляне готовы были тоже присягнуть Владиславу, но с условием, если Сигизмунд снимет осаду и уберётся восвояси. Но 21 ноября поляки взорвали одну из башен и часть крепостной стены и снова устремились на штурм. Однако позади пролома смоляне успели возвести земляной вал высотой в два копья и установить на нём пушки, и все три атаки врага были отбиты.
Из Москвы патриарх Гермоген призывал к борьбе с польскими за¬хватчиками и самозванцами, ратовал за созыв Земского собора и избрание нового православного царя. Во многих русских городах стали создаваться отряды земского ополчения – в Суздале, Ярославле, Владимире, Нижнем Новгороде, Казани, Вятке, Вологде, Костроме, Рязани, Туле, Муроме… В марте 1611 года началось восстание в Москве, в ходе которого поляки сожгли весь город, кроме центральной части, погибли от 150 до 300 тысяч москвичей. Но войска ополченцев прибывали и прибывали, и бои продолжались.
Малочисленное ополчение враг мог бы раздавить, но Сигизмунда всё ещё связывал Смоленск. Он пережил уже вторую блокадную зиму, в крепости был голод, людей косили болезни. Сперва хоронили по 30-40, а потом и по 100-150 человек в день. Тем не менее город держался, весной отбил ещё несколько приступов. Поляки снова насели на послов, и Василий Голицын предложил компромиссный вариант: пустить в город 100-200 польских солдат "для чести". Смоляне тут же согласились, но лишь после вывода из России всех остальных. От Филарета Романова потребовали заставить Шеина сдать Смоленск, но он не соглашался. Тогда послов объявили пленниками и отправили в Польшу.

Последний штурм
Сигизмунд собрал все силы и предпринял решающий штурм. Артиллерией проломили стены, и в ночь на 3 июня с трёх направлений пошли на приступ. А у Шеина осталось всего 200-400 бойцов. Поляки ворвались в Смоленск и учинили страшную резню. Большинство защитников пали на стенах и в уличных схватках. Оставшиеся укрылись в Успенском соборе. Когда враги выбили двери и стали рубить укрывшихся, первым пал архиепископ Сергий. Тогда посадский Андрей Беляницын спустился в подвал собора и поджёг хранившийся там порох. Собор взлетел в воздух, похоронив под собой последних защитников вместе с убийцами. Сам Шеин с семьёй и несколькими ратниками заперся в Коломенской башне и оборонялся, сам уложил более десятка врагов, но вынужден был, спасая своих близких от страшной смерти, сдаться. В захваченном Смоленске осталось всего около четырёх тысяч жителей.
Поражение, но победа впереди
Победа далась Сигизмунду дорогой ценой: он потерял около 30 тысяч своих солдат. Сил воевать у короля уже не было, и, сдав командование Ходкевичу, он вернулся домой. А сопротивление оккупантам всё возрастало. Вслед за первым ополчением возникло второе, с Мининым и Пожарским во главе. Ценой неимоверных усилий и огромных жертв русским удалось прекратить смуту и избрать первого царя из династии Романовых – Михаила. И в этой победе есть значительный вклад наших земляков, защитников своего города. Они ковали эту победу, но не дожили до неё. 25 сентября, в День города и день первого штурма Смоленска, вспомним и о них, стоявших насмерть у стен Смоленска, и будем достойны их памяти!

Смоленск в судьбе Космонавта номер три
От Смоленска до Берлина

Rambler's Top100