Коллекция Георгия Бажина
Статьи

Коллекция Георгия Бажина

14 ноября 2013 года в 14:45
1466

Георгий Алексеевич Бажин обладает удивительной коллекцией – богородской резьбы. В небольшой квартирке одна комната полностью заставлена замечательными изделиями. Здесь медведи, олени, гуси и даже Дон Кихот и Санчо Панса. Сделал он всё это своими руками. Профессиональный резчик по дереву, закончивший Борогодское профессионально-техническое училище.

– Я коренной сибиряк, из Абакана, – рассказывает Георгий Алексеевич. – Закончил художественную школу, ходил в кружок по изготовлению скульптуры. Мне всё это нравилось необычайно. Закончил школу и увидел объявление в газете, что идёт набор Богородское училище, а это же Подмосковье! Но о богородской резьбе я знал, ведь это народный промысел, состоящий в изготовлении резных игрушек, известный также как хохлома, мастёра, городецкая роспись. Люди моего поколения помнят, что в детстве играли с такими игрушками, например, самая знаменитая: дед с медведем стучат по наковальне! Эта игрушка – герб села Богородского, где фабрика находится, училище, куда я стремился попасть на учёбу. Но семья была небогатая, детей четверо. А всё-таки родители дали мне сто рублей, по тем временам сумма большая и я поехал, считайте, почти через всю Россию в Богородское, тогда это был Загорский район Московской области, сейчас Сергиев-Посадский. Я был счастлив, что меня приняли в училище!

Два весёлых гуся


Срочную службу Георгий проходил в Сокольниках, в моторизованной части, но когда там узнали, что он умеет резать по дереву, начальство отстранило его от всех воинских повинностей и усадило за инструменты. Делал сувениры на заказ. После демобилизации уехал в Норильск, работал в горно-рудном управлении, резал сувениры из камня, кости. В Норильске он женился, там родились двое его сыновей – Денис и Виталий. Они выбрали другие специальности, по стопам отца никто не пошёл. Так ведь для этого нужен дар божий, который был дан Георгию Алексеевичу.

Уже 18 лет семья живёт в Смоленске. Но где бы не жил Бажин – всюду он занимался резьбой по дереву. Сейчас работает на «Измерителе», делает киоты – оклады для икон. Казалось бы, должен человек подустать от резьбы. Но в квартире, одна из комнат, которая полностью отдана под его коллекцию, оборудован маленький уголок – его мастерская. Здесь он и творит чудеса.

– Вот делал одно изделие, а в голове крутится другой сюжет. Бросил одно и сделал «Жили у бабуси два весёлых гуся» или «Вместо кораллов на бусы гроздья рябины дарю», – рассказывает мастер. – Вдохновение, конечно, важно, но куда важнее ежедневный, кропотливый труд, только так приходит профессионализм.

Отсекаю всё лишнее


– Богородскую игрушку не спутаешь ни с какой другой, – говорит резчик. – Она особая, объёмная. Ранние из сохранившихся произведений Богородского промысла находятся в Государственном историческом музее, Государственном Русском музее, музее народного искусства им. С.Т. Морозова. Зарождение резной богородской игрушки относится к XVII веку. Вот ведь сколько веков выжила и не перестала быть интересной!..

– А главные ваши инструменты?

- Стамеска полукруглая, топор, пила-ножовка и главное – нож богородский. И как говорил один из великих мастеров, правда, работал он с мрамором, разница есть, но суть остаётся – беру полено и отсекаю всё лишнее.

– Дерево – липа?

– Да, для резьбы самое подходящее, мягкая порода, поддаётся ножу, остальные крепкие, но режу и из ясеня, дуба, осины, берёзы.

Коллекция Георгия Бажина


– А вот что за особый нож – богородский?

Георгий Алексеевич показывает мне небольшой нож, который делает сам, но именно таким работают богородские мастера. Вроде ничем он не отличается, только ручка я бы сказала побольше, видимо, чтобы удобнее было мастеру держать. А остриё – небольшое, но необычное.

– Он специально для объёмной резьбы, – комментирует Бажин. – Есть ещё нож для плоско-рельефной резьбы. Липу прошу на мебельной фабрике, но потом надо, чтобы она не меньше трёх лет сохла. Вот тогда она готова, чтобы «заговорить».

Почти как Пабло Пикассо


Любуюсь коллекцией и даже мне, непрофессионалу, заметно, что одна часть коллекции отличается от другой.

– Это уже не та резьба? – интересуюсь.

– Да, стиль в последние два года немного изменил, я называю его кубизмом. Захотелось попробовать себя в другой технике.

– Почему?

– Да разве это можно объяснить? Вот стало воображение так работать, а руки – исполнять задуманное. Раньше я из цельного полена делал скульптуры, теперь отдельные детали режу и складываю из них общую композицию. И эта техника мне нравится.

В запасниках


Георгий Алексеевич к 1150-летию Смоленска сделал герб Смоленска, и выставил часть своих изделий на ярмарку «Город мастеров», которая проходила в юбилейные дни. Люди подходили, спрашивали: «Сколько?» В том смысле – сколько стоит? Но мастер отвечал, что не продаётся, просто показывает свою коллекцию.

– А почему не продаёте?

– Не приучен таким заниматься. Я охотно дарю, то, что сделал.

Сейчас в коллекции Георгия Алексеевича осталось не меньше 50 произведений, а вообще-то он за 40 лет работы создал их тысячи. Но то, что осталось и хранится в его квартире, требует выхода. Устроить бы выставку богородской резьбы в Смоленске! Ведь многие смоляне, особенно молодые, даже не знают об этом ярком русском народном промысле, которому далеко за 300 лет.

Фото: Ольга ЧУЛКОВА

Иду выгуливать улиток
Две тысячи восемьдесят два знака об Ивашине

Rambler's Top100