Из преступников – в швеи, слесари или сварщики
Образование

Из преступников – в швеи, слесари или сварщики

13 апреля 2018 года в 19:01
302

Это только человек непосвященный думает, что попав в места лишения свободы, осужденный к отбытию наказания может работать или не работать исходя из собственного желания. Даже для особо опасных, неоднократно совершавших уголовно-наказуемые деяния преступников, никто в колониях не отменял обязанности трудиться. Те же, кто на воле, перед тем как попасть «за колючку», не получил никакой профессии, имеют возможность приобрести рабочую специальность на базе училищ, созданных в системе службы исполнения наказаний.

Управление ФСИН по Смоленской области располагает тремя федеральными казенными профессиональными образовательными учреждениями, осуществляющими подготовку на базе четырех исправительных колоний.

Рынок и потребности в рабочей силе

Образовательное учреждение № 76 ФСИН России работает на базе двух исправительных колоний в Сафоновском районе: № 1 (общего режима в поселке Анохово), и № 2 (строго режима для лиц, впервые осужденных к лишению свободы, в поселке Вадино).

- Училище проводит обучение по шести специальностям в десяти группах. В год мы выпускаем триста человек, - рассказывает директор образовательного учреждения № 76 ФСИН России Сергей Знайденов. – У нас четыре группы, в которых ведется обучение осужденных уже имеющих среднее образование. В таких группах мы готовим рабочих по четырем специальностям – две группы в Анохово и Вадино – это сварщики и по одной группе – слесари-ремонтники.

Вне рамок подготовки по программе среднего профессионального образования мы обучаем швейному производству, слесарей по ремонту автомобилей и сборщиков изделий из пластмассы (имеются ввиду пластиковые окна), еще ведется обучение на штукатуров и сборщиков верха обуви.

- Сергей Витальевич, а набор профессий, по которым проводиться обучение, он, что называется, спускается сверху или определяется по более прагматичным критериям?

- Обучение осужденных в первую очередь ориентировано на потребности колоний в рабочей силе. Это в частности касается обеспечения специалистами швейного производства, потому что оно организовано и в Аноховской и в Вадинской колониях. То же самое можно сказать и о сборщиках верха обуви и сборщиках пластиковых окон. Обучающиеся в этих группах ориентированы в большей степени на собственные потребности службы исполнения наказаний. В сварщиках и слесарях-ремонтниках потребность несколько меньше, но и без них невозможно обойтись на любом производстве и при организации работы объектов жизнеобеспечения колоний – теплотрасс, водопроводов и т.д.

Но опять-таки, учитывая, что большинство осужденных, отбывающихся у нас наказание, жители Смоленской области, мы должны по мере возможностей помочь им адоптироваться после освобождения и, исходя из этого, при подборе специальностей, по которым проводиться обучение, мы учитываем потребности регионального рынка труда. При современных темпах строительства на Смоленщине такие специальности, как сварщик и слесарь-ремонтник, по которым мы проводим обучение, весьма востребованы. А на воле специализированных профессионально-технических училищ, готовящих по эти специальностям, практически не осталось. Поэтому, думаю, у наших выпускников есть возможность после освобождения зарабатывать на жизнь честным трудом. Задача нашей системы не карать – а возвращать обществу полноценного гражданина. Система потому и называется исправительной, потому что его здесь не карают, суд уже покарал, выдворив из общества и лишив свободы.

 Как я уже отметил, из года в год у нас группы комплектуются полностью. Мы варьируем предлагаемые для обучение специальности. В течение одного года мы обучаем каменщиков, на другой год мы обучаем штукатуров, чтобы разносторонние специалисты были и для собственных нужд и потом после освобождения в гражданской жизни человек мог применить полученные профессиональные навыки.

Мужская немужская профессия

- Сергей Витальевич, швея традиционно считается женской профессией, в русском языке даже нет такого слова для обозначения этой профессии в мужском роде. Учитывая специфику учреждений, насколько, те, кто отбывает наказание, охотно идут заниматься этой работой?

- По всем спискам-перечням-классификаторам эта специальность действительно называется швея. Но, как раз таки, исходя из специфики учреждения, об этом лучше не упоминать, потому мы называем эту профессию – оператор швейного оборудования.

Хотя, на мой взгляд, все это предрассудки, ведь все лучшие модельеры и портные – это мужчины.

Я еще, когда работал начальником цеха в Вадинской колонии, там сидел парень из Кардымово. До того, как его осудили, он работал портным-закройщиком в районном Доме быта, а у нас одним из первых освоил выпуск камуфляжных костюмов. Он даже сам разработал лекала, по которым осуществлял пошив пробных образцов.

До его прихода в Вадино там была маленькая такая швеичка, всего несколько машинок, а с ним дошло до 50-60 машин. По существу швейный участок в Вадинской колонии с этого кардымовского парня и начался.

Ребята у нас очень охотно идут учиться на эту специальность. Те, у кого есть дети, замечательные костюмы на своего ребенка шьют. Родственники передают материал, и мы разрешаем, потом засчитываем это, как дипломную работу.

На занятия в сопровождении начальника отряда

- А как устроен учебный процесс – это такие же занятия, учебники, экзамены, как и в обычных учебных заведениях?

- Занятия у нас начинаются в 8 часов 30 минут. Отличие от обычных учащихся в том, что наших подопечных в классы приводят на занятия начальники отрядов. А дальше все, как у всех – у нас есть расписание практических и теоретических занятий. И в зависимости от расписания, они изучают  предметы, согласно учебного плана.

Три дня наши учащиеся слушают лекции, а потом два дня по шесть часов у них идет учебная практика. И так из недели в неделю.

У нас два вида подготовки – по одному даются дипломы государственного образца, и есть профессиональное обучение. Там мы выдаем свидетельства.

По первому виду подготовки – это сварщики и слесари-ремонтники – мы ведем обучение исходя из федеральных образовательных стандартов. Там указано, какие предметы должны быть и сколько часов по ним должна проходить теоретическая и практическая подготовка.

Когда закончен весь теоретический и общеобразовательный курс наши обучающиеся на базе объектов учреждения проходят производственную практику.

Потом они делают дипломные работы, которые имеют и устную (теоретическую) часть и производственную (практическую). Все как в обычных училищах.

- Сергей Витальевич, что касается тех, кто обучается на основании государственных образовательных стандартов и получает среднее специальное образование – есть ли какая-то разница в уровне требований по сравнению с теми, кто обучается в аналогичных учебных заведениях на воле?

- Те, кто обучаются в гражданских профессионально-технических училищах, идут туда после девятого класса и помимо профессионального получают еще и общее среднее образование. Потому срок обучения у них не 10 месяцев, как у нас, а значительно больше.

Что касается профессиональной подготовки требований к выпускнику, то здесь никакой разницы нет, предметы и часы, отпущенные на их изучение, одинаковые.

Преподаватели из «системы»

- Сергей Витальевич, преподаватели откуда приходят в училище? Ведь согласитесь – одно дело обучать бывших школьников-малолеток и совсем другое дело – работать со взрослыми сформировавшимися людьми, у многих из которых за плечами непростая судьба и даже тяжкие преступления…

- Действительно наши обучающиеся намного старше тех, кто учиться в обычных ПТУ. На сегодняшний день средний возраст наших студентов до 30 лет. Но этот возраст зависит от того, кого посадят. В Аноховской колонии общий режим – здесь понятно, что пацанва. В Вадино народ посерьезней – там и сроки другие, там и вес статей тяжелей. Но люди идут учиться, и не скажу, что из под палки, в основном с охоткой.

А что касается преподавательского состава, то это, как правило, выходцы из системы исполнения наказаний. Лично я пришел в Вадинскую колонию на должность начальника цеха в 1996 году, потом там же проработал четыре года старшим инженером по охране труда. В 2014 году в Анохово мне предложили должность заместителя начальника колонии – директора предприятия. А уже послу выхода на пенсию возглавил здесь училище.

Выходцы из «системы» на должностях преподавателей – это правильно. Очень сложно человеку со стороны войти в это русло, в пенитенциарную систему. Я себя помню в 1996 году – думал, как я буду работать? Здесь же одни воры, насильники и убийцы.

Но, как оказалось, это обыкновенные люди, как и везде среди них есть и хорошие, и плохие, но основанная масса среди них, те, кто попал сюда по глупости, по дурости, по пьяни. У кого-то жизненные обстоятельства неудачно сложились: заработка нет, повелся на легкий, оказалось, что это дело подсудное и в итоге получил свой срок.

Проблема колонии № 1 в Анохово – текучесть, в кавычках, кадров. Здесь достаточно небольшие сроки. Поэтому здесь есть группы, которые мы обучаем 5 месяцев. Это сборщики окон. Эта специальность не требует большого курса теории, там главное трудовой навык. Они его получают и делают хорошие изделия.

В Вадино – там своя специфика. Там строгие условия содержания, там люди более умудренные, многие из них уже имеют профессии, но если у него профессия – бурильщик, то здесь она не пригодится и мы переучиваем его на другую специальность.

Работают у нас люди и «с гражданки». Женщина – мастер швейного производственного обучения перешла к нам из обычного удилища. Замечательный специалист, у нее высшая категория. И ребята к ней идут очень охотно.

Судьба бывших выпускников

- Судьбой своих выпускников после освобождения вы интересуетесь?

- Встретил я тут как-то своего бывшего выпускника. В колонии он категорически отказывался учиться на штукатура. Но в итоге все-таки отучился, получил специальность, и ему стало интересно. Еще, будучи в колонии, он освоил технологию евроремонта. После освобождения уехал в Москву, где устроился на работу именно штукатуром. Сейчас у него все в порядке, даже татуировки свел, чтобы не напоминали о лагерной жизни. Сказал, что молодой был, дурак, а теперь все нормально – семья, работа…

Я так скажу, что если мы помогли в обычной жизни найти себя и трудоустроиться хотя бы 25 процентам наших выпускников, мы не зря едим свой хлеб.

Алексей ГУСИНСКИЙ

4665 смоленских выпускников будут сдавать ЕГЭ в основной период
Смоленских студентов приглашают принять участие в ежегодном конкурсе научных работ

Rambler's Top100